Комикс в газете Ny Tid: Муми-тролль и конец света

Рингбом Хенрика

Жанр: Публицистика  Документальная литература    2011 год   Автор: Рингбом Хенрика   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Комикс в газете Ny Tid: Муми-тролль и конец света ( Рингбом Хенрика)

Однажды в четверг, в октябре 1947 года, на третьей страницы газеты NyTid появилось небольшое объявление. Муми-тролль, высоко подняв палец, сообщал: «Грядет Конец Света. Невероятно захватывающая история с продолжением начинается с пятницы! Запрещается читать маленьким детям! ВНИМАНИЕ!» В пятницу, на следующий день, Приключения начались. На первой странице газеты была статья о Туве Янссон вместе с нарисованной ею самой иллюстрацией, а на четвертой и последней странице в самом низу разворачивалась история с продолжением: «Муми-тролль и конец света».

После этого каждую пятницу всякий мог следить за приключениями муми-троллей, приближением кометы, буйством циклонов и другими опасными происшествиями, пока в апреле следующего года не произошло чудесное спасение и воссоединение семьи муми-троллей.

— Я до этого никогда не читала комиксы, да и сейчас не читаю. Здесь нет пузырей с текстом. Это скорее просто история в картинках с продолжением, — сказала Туве Янссон, когда я разложила перед ней копии комикса «Муми-тролль и конец света».

— Когда это было? В сорок седьмом, сорок восьмом… столько лет прошло. У меня тогда был очень хороший друг — Атос Виртанен. Это его идея, чтобы я нарисовала комикс для газеты. Я подумала, что это забавное предложение, и сделала ему дружеский подарок. Потом читатели стали возмущаться, Муми-папа читал газету «Монархист» или «Роялист», демонстрируя приверженность ценностям капитализма! А ведь у Муми-папы тогда не было даже черной шляпы-цилиндра! И Атос сказал, что, возможно, будет лучше, если мы перестанем дурачиться, и мне пришлось спасти всехтроллей раньше, чем я намеревалась, хотя вообще-то в мыслях у меня было сочинять комикс и дальше.

— Прошло немало времени, прежде чем я снова стала рисовать комиксы, но тогда я явно взялась не за свое дело. В Лондоне вышли переводы моих повестей про муми-троллей, и один господин из газеты Evening News (которая входит в огромный концерн Associated Newspapers) связался со мной. Его звали Чарльз Саттон, и он приехал сюда подписать договор.

— Он попросил меня заказать столик для делового обеда. Я совсем не подумала и забронировала стол в ресторане «Кэмп» на 30 апреля! Там было такое веселое безумство: дети под столами, собаки, воздушные шарики. Одна молодая особа уселась к господину Саттону на колени и сказала, что у него красивый жилет и что-то еще в том же духе. Господин Саттон признался, что никогда не подозревал, что финны такие темпераментные!

— В то время были популярны вечеринки. Саттон пришел вместе со мной на один такой праздник, помню, что он танцевал в одиночку в углу шотландский танец. Возможно, именно поэтому я подписала такой долгосрочный договор с Evening News — на семь лет! На следующее утро, когда Саттон спустился в ресторан, а жил он также в отеле «Кэмп», его ожидало разочарование — там не было никого, за исключением двух сидящих в углу похмельных мужиков. Мне пришлось объяснить ему, что Ваппу (финская Вальпургиева ночь) для нас один из самых больших праздников!

— Я всерьез взялась за работу, в то время мое денежное положение было весьма плачевным. Приходилось все время подрабатывать то тут, то там: иллюстрации, обложки, открытки ко дню матери и все такое. Редко кто покупал картины. Я тогда уже начала писать книги, но этих денег не хватало, муми-тролль мне тогда совсем не помогал. Я думала, что это все облегчит мне жизнь — буду рисовать по одному стрипу в неделю, получать гонорар, и у меня останется больше времени на картины и книги. Но я сильно ошибалась. Стало лишь труднее делать то, что я хотела.

— Постепенно я вошла в рабочий ритм, и дело пошло быстрее. Иногда я рисовала полдюжины стрипов зараз: закрашивала вначале большие темные отрезки, такие, например, как шляпа Муми-папы; когда рука становилась более уверенной, рисовала детали и фон, а потом смело очерчивала мордочки и другие детали одной четкой линией.

— Перед началом работы над комиксом меня отправили в Лондон, чтобы научить рисовать в этом жанре. Меня посадили в редакцию на флит-стрит в маленькую стеклянную кабинку. Там я рисовала целый месяц, а меня правили: «Больше энергии! Больше напряжения! Больше драматизма! От последнего кадра каждого стрипа должно дух захватывать!»

— Поработав некоторое время, я стала все делать по-своему, причем вполне обходилась без искусственной возгонки градуса драматичности. Но в Evening News ничего не заметили. Думаю, у них просто не было времени внимательно вчитываться в текст.

— Когда подписывали контракт, в редакции на Флит-стрит собралось все руководство компании. Они хотели, чтобы я продолжала рисовать. Но быть художником по контракту я не пожелаю даже злейшему врагу — если бы он у меня был! Накрыли стол «а nice cup of tea», как принято в Англии. И вдруг со стены упала большая картина с изображением королевской семьи! (Очень подходящая история для NyTid!) Картина раскололась, чашки вдребезги, я же хохотала до упаду! «В Финляндии это означает семь лет несчастья! Я не буду продлевать контракт!» — сказала я.

— В той стеклянной кабинке, куда меня поместили, раньше сидел один из лучших комиксистов, который из-за этой работы оказался в неврологическом санатории. Другой пришел в такое отчаяние, что повесился. В завещании он написал коллегам: «Не делайте этого! Никогда не становитесь художником по контракту!» Но все эти истории я услышала уже после того, как подписала контракт.

— Такое нечасто бывает, чтобы художник-комиксист создавал и текст, и картинки. Я продержалась три года. Вначале приходилось отправлять синопсис в Лондон на одобрение, а только после этого рисовать стрипы. Последующие четыре года мне помогал мой брат Ларе Янссон. Он писал сценарий, а я рисовала. Когда мой контракт закончился, Ларе стал делать и текст, и рисунки. Он так работал, наверное, лет пятнадцать. Но потом и он тоже устал.

— Когда я рисовала для Ny Tid, некоторые излишне прямолинейные люди утверждали, что Атос — это пророк Ондатр, который предсказывает конец света. Но это не так! Ондатр был пессимистом, а Атос скорее оптимист. Если какой-то герой и напоминает Атоса, то это, скорее всего, Снусмумрик. Это не копия, но в нем есть определенные черты Атоса. Из других героев только у Муми-мамы и Туутикки из «Волшебной зимы» есть явные прототипы. Муми-мама — это моя собственная мама, а прототип Туутикки — это Тууликки Пиетиля.

— Как появился первый муми-тролль? Возможно, это покажется невероятным, что первый муми-тролль был карикатурой на Канта, но это так. Туалет у нас был на улице, и его стены, как обычно бывает, были обклеены красивыми картинками из рождественских газет, анекдотами, афоризмами, цитатами… Мы записывали собственные размышления на стену, тщась быть глубокомысленными. Мой брат Пер Олав что-то написал, я написала ответ, и все лето мы так переписывались о чем-то важном — о чем именно, давно уже позабылось. Его последняя запись была цитатой из Канта, на которую мне нечего было возразить. Единственным выходом было нарисовать такое ужасное существо, на которое я только была способна и подписать под ним: «Кант!» Это и был первый муми-тролль!

— Рисовать в Ny Tid было гораздо веселее, чем в Evening News. В NyTid я рисовала от всей души и так, как хотела! В Evening News я была просто несчастным художником по контракту.

— В Ny Tid понятия не имели о принципе «stock in hand». Это значит, что в редакции должен быть запас стрипов на несколько месяцев вперед, чтобы у них было время найти нового художника, если старый вдруг заболеет или повесится, или что-нибудь в этом роде. В Ny Tid мой комикс выходил по пятницам, и Атос мог позвонить мне вереду и спросить: «Как дела? Готова ли следующая серия?» И я отвечала: «Хотела запустить циклон, но у нас вчера была вечеринка, и я пока не успела…» «Хорошо, хорошо, — отвечал Атос. — Читатели могут немного потерпеть. Напишем „продолжение следует“. Пусть подождут!»

— В муми-комиксе мы старались развивать те же идеи, что и в муми-книгах. На самом деле автор комикса берет на себя большую ответственность, и он должен это понимать. Подумай, как много людей читает комиксы. Например, тираж Evening News был восемь миллионов!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.