Я, дракон (сборник)

Шушпанов Аркадий Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я, дракон (сборник) (Шушпанов Аркадий)

Предисловие

(от редактора)

Дорогие читатели!

Вы держите в руках первый сборник фантастических рассказов нашего издательства.

Он выходит в серии «Красная книга Вселенной» — серии, посвященной всему разнообразию живых существ Мироздания.

Понятно, что раз книга Красная, существа должны быть редко встречающимися обычному человеку в его повседневной жизни. Может быть, они жили в далеком прошлом, или будут жить в далеком будущем, или и теперь обитают на какой-нибудь пока недоступной планете. Может быть, они поселились в наших самых сказочных снах… или в самых жутких ночных кошмарах. Но возможно — они попадаются прямо у нас под ногами, только мы не понимаем, насколько они уникальны.

Возьмем, к примеру, котов. Может ли том Красной книги быть посвящен котам? Казалось бы, ответ очевиден: тоже, нашли редкий вид!

Но не все так просто. Разве коты одинаковы? Каждый «кошатник» с возмущением отвергнет такое несуразное предположение. Конечно, нет! Хотя надо признать, книга о разнообразии характеров наших домашних мурзиков на фантастику никак не тянет.

Однако представьте себе, что вам попался по-настоящему уникальный кот. Такой, который перевернет всю вашу жизнь, или даже жизнь целой Галактики. Чем уникальный?

О-о-о… Вот об этом мы с вами, я надеюсь, прочтем в одном из последующих сборников серии «Красная книга Вселенной».

А этот сборник — о драконах.

Тема не только не новая, но даже весьма древняя.

Что можно сказать о драконе такого, что еще не сказано? Как будто, еще меньше, чем о котах.

Когда среди фантастов заходит об этом речь, обязательно слышны голоса: «А, плавали, знаем!» — «О, заезженный персонаж!»

Но если задуматься, начинает беспокоить мысль, что что-то тут не так.

Известно, что драконы совсем уж не одинаковы. На Западе — одни драконы, на Востоке — другие… Драконы северных гор непохожи на драконов тропических болот. Драконы, специализирующиеся на угрызании человеческой души непосредственно внутри ее носителя, совсем иные, чем те, что пытаются эту душу присвоить себе и как-нибудь использовать по хозяйству. Я уж не говорю про разнообразие пород, выведенных селекционерами: грузовой дракон в корне отличается от дракона-катализатора творчества.

И это — только в пределах миров, вполне землеподобных. Что же будет, если мы осмелимся ступить в места по-настоящему необычные?

И вот, когда над этим хорошенько поразмыслишь, начинает мучить желание обо всяких таких вещах где-нибудь почитать. Но смотришь на книжные полки — что-то ничего похожего нет. Что делает в таком случае писатель? Конечно, пишет сам.

А что делает издатель, если ему захотелось прочесть интересненького?

Правильно! Пользуется служебным положением.

И кидает клич: а ну, дорогие фантасты, есть ли у вас порох в пороховницах?! А крутые ли вы ребята, не боитесь ли разных огнедышащих тварей?! Если да, то мы идем к вам!

Что ж, порох, как оказывается, есть; бояться настоящему творцу не пристало — каких только тварей он не создал собственноручно — и вот: вы держите в руках книгу.

Драконы холодные и горячие, свежеиспеченные и свежепревращенные — налетай!

Ах, как мне жаль, что я уже все это прочла, и удовольствие позади… А вот вам оно, дорогие читатели, только предстоит.

Юлия Налетова Главный редактор издательства "Фантаверсум"

Постскриптум. Редакция выражает признательность Наталье Витько за ее любовь к драконам, большую проделанную работу и энтузиазм, благодаря которому идея «драконьего» сборника фантастических рассказов все же дожила до воплощения в реальность.

Да обретет крылья

Антон Пыхачев

Падай!

* * *

Сразу после Эпохи Потрясений сделалось невероятно скучно.

Отгремело все, чему положено было греметь, пронеслось ураганом смуты, осело прахом и стихло. Щиты и шлемы были повешены на медные гвозди, напоминая оттуда потомкам своих хозяев о былой доблести воинственных пращуров. Даже единственный Дракон, живший неподалеку от Города на вершине собственной скалы, казался жителям не более чем занятной достопримечательностью родного края. Немногочисленные странники приезжали посмотреть на скалу Дракона, а если им очень везло, то видели и самого Дракона, когда тот выползал из пещеры и неспешно топал вниз по склону, чтобы традиционно сожрать пару овец, или корову. Насытившись, Дракон, лениво полз обратно, чтобы забиться в самый темный угол пещеры, взгромоздиться на любимую кучу золота, хорошенько зевнуть, и уснуть еще на полгода. Стоимость потраченного Драконом скота возмещалась хозяевам из городской казны, пополняемой, в свою очередь, за счет привлекаемых Драконом туристов.

Изредка наезжали старые сумасшедшие рыцари, но, проведав, что Дракон вовсе не тиранит окрестных жителей, не крадет симпатичных юных девиц и даже не особо грозен, с тоски напивались местным ячменным элем и уезжали искать приключений дальше на север, где, по слухам, еще можно было отыскать настоящих горных оборотней и подмостовных троллей.

* * *

Огненно-рыжий менестрель явился в Город чуть ближе к осени, когда уже начал вызревать черный терн. Снял комнатенку на окраине и вскоре стал завсегдатаем всех кабаков и таверн. Менестрель таскал за спиной гитару, но никто не слышал, чтобы он на ней играл; гордо носил на поясе длинный палаш, но никто не видел, чтобы он когда-нибудь вынимал клинок из ножен. Зато менестрель отчаянно рубился в карты, заразительно хохотал, ловко пил и шутил столь искрометно, что едва не подпаливал своими остротами занавески. Быстро став другом всякому, кто хотел славной компании, и братом каждому, кто желал дармовой выпивки, он обрел круг более-менее надежных почитателей. И наконец, заключил пари.

— Дракон! — весело крикнул он однажды. — Что ваш Дракон, господа? Не более чем пережиток и, простите за грубость, парадокс. Старая толстая ящерица! Здоровенный и бестолковый кусок мяса. Он не сильный, не могучий, не грозный, а просто очень большой! Даже цыпленок, вымахай он размером с дом, покажется чудовищем! Пусть будут мне звезды свидетелями, я не поленюсь подняться на скалу и сказать Ему это прямо в морду.

Присутствующие возликовали, предвкушая потеху.

— Иди! Иди! Принеси из пещеры золото! — пьяно орали приятели менестреля. — Хоть одну монету! Спорим, струсишь?

Под веселый смех для пари потянулись руки. Рыжий черт лишь скалил зубы, но заключать рисковую сделку не спешил.

— К чему мне драконье золото? — вновь заговорил он, когда собутыльники поутихли. — Я не рыцарь, чтобы драться, и не вор, чтобы красть. Напротив! Я сам готов оставить Дракону в подарок кое-что интересное.

Погрузив рыжие усы в кубок с благоухающим грогом, хитроумный менестрель ненадолго замолк, наслаждаясь напитком и наблюдая прищуренными глазками, как искажаются хищным любопытством лица приятелей.

— Я оставлю ему идею, — закончил он, допив. — Одну любопытную идею. Дракон сам докажет, что я у него был, беседовал и сделал подарок.

Хмель шумел в головах, безрассудная удаль пульсировала в жилах, и вновь вскинулись руки. Пари! Спорю! Пари…

* * *

Кудри менестреля выбивались из-под зеленого капюшона золотыми всполохами костра, ветер старался согнать человека со скалы, но отчаянный авантюрист оказался куда упрямей ветра. Он уверенно продвигался к пещере и вскоре достиг ее.

— Эгей! — позвал он, осторожно вступая в логово ящера. — Дракон! Эй!

Пещера оказалась удивительно невелика, и хозяин быстро нашелся.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.