Бледная Холера

Хмелевская Иоанна

Серия: Пани Иоанна [30]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бледная Холера (Хмелевская Иоанна)

Полицейский взмахнул жезлом. Однако черный БМВ и не подумал сбавить скорость. Только деваться ему было некуда. Маленький «фиат» впереди решил обогнать грузовик и перестроился во второй ряд. Да и у самого грузовика замигал левый поворотник. Водитель БМВ резко ударил по тормозам, машину занесло и выбросило на обочину. Правое переднее крыло вмазалось в столбик — и машина остановилась.

Полицейские появились ровно через десять секунд.

Дышать в трубку водитель отказался. Но и без приборов все было понятно: перегар на гектар. Никто не кричал и не ругался. Водитель вежливенько протянул представителю закона права, из которых чуть высовывались две стодолларовые банкноты. Деньги быстро перекочевали в карман сержанта.

Вот и все дела.

Молодой капрал ничего не заметил и чрезвычайно удивился, когда БМВ помчался дальше.

— Ты что? — возмутился он. — Пьяный, скорость превысил километров на сорок, остановиться не пожелал...

— Помолчи, — мягко сказал сержант, и они вернулись к патрульной машине.

Полицейский, сидевший за рулем, таращился на них с жадным любопытством. Усевшись на свое место, сержант со вздохом показал банкноты:

— Надо бы разменять, а то на троих не делится. После дежурства, хорошо?

— Ну, знаешь! — Капрал был вне себя от негодования.

— Ты тут клювом-то не щелкай. Прикинь, если он нам столько отвалил, то сколько сунет наверху? Думаешь, ему что-нибудь сделают? Прокурор, значит, возьмет, а мы нет?

— Так задавит ведь кого-нибудь!

— Не успеет. Я на адрес глянул. Ему недалеко, в Колаково, это сразу за Радзымином.

— А машинку починит задаром, — философски заметил водитель. — По страховке. То на то и выйдет.

— Страховка страховкой, а своего нечего упускать.

— И все-таки... — упорствовал капрал.

— Слышь, Бобик, тебя к нам за что? — спросил вдруг водитель. — Все забываю узнать. Каких дров ты там у себя наломал?

— Неважно, — буркнул капрал. — В наказание сослали.

— Факт, — снисходительно подтвердил сержант. — А все почему? Молодой и глупый. Прихватил кого не надо, а потом еще умничать стал, вот и припаяли превышение власти. Разжаловали — и к нам. А ведь уже звездочки на погонах носил, бедолага.

— Вот блин горелый. Мы его, значит, уму-разуму должны научить?

— Ага. Для его же пользы.

Капрал угрюмо молчал. Упрямство в нем только крепло. Но и ума-разума он набирался прямо на глазах, вот и примолк. Шло всего лишь третье его дежурство на шоссе. Два предыдущих были не менее поучительные.

— Работаем! — распорядился сержант и хлопнул дверью.

Следующий урок оказался для разжалованного еще похлеще.

Они патрулировали трассу ранним утром, когда движение только начиналось. Расположились полицейские сразу за Стругой, как-никак населенный пункт. Радар все зафиксировал, как полагается, две машины неслись точно сумасшедшие. Капрал с жезлом в руке вырос как из-под земли. Удивительное дело, его не сбили. Вслед за первой машиной резко затормозила вторая, хотя вполне могла бы просвистеть мимо. Из нее вышли двое мужчин, в первой машине сидели еще двое. Численный перевес был налицо. Никаких документов капралу не показали. Зато показали два пистолета с глушителями.

Из первой машины вылез еще тип. В одной руке у него тоже был пистолет, а в другой — пачка банкнот.

— Жена, детишки, подумай о них, — вежливо обратился он к сержанту. — Выбор у тебя есть.

Капрал злобно записывал номер.

— Пиши, пиши, — поощрил капрала пассажир из первой машины.

Сержант не издал ни звука. Взяв у типа пачку денег, он повернулся к нему спиной и направился к патрульной машине. Водитель патрульной машины облегченно вздохнул. Пронесло.

— Грохнули бы нас сейчас в лучшем виде, — сказал он сержанту с капралом, когда те подошли поближе. — Сижу и жду: вот сейчас ты начнешь выеживаться — и нам кранты.

— «Мерседес» и «фольксваген», — горько констатировал сержант. — Ворованные, в Россию гонят, наверняка из Германии. Надо бы предупредить следующий патруль. Хотя без толку. Проскочат и там. Разве что на границе их за задницу возьмут.

— Жена и дети у каждого есть...

— У меня нет, — съехидничал капрал.

— Ну мамочка-то у тебя есть. Горевать будет, случись что.

Капрал пожал плечами, скрипнул зубами и фыркнул.

— Русская мафия, — высказался повеселевший шофер. — Вроде их зачистили, и все-таки! Еще попадаются.

— Раньше-то их толпы были, — напомнил сержант. — Теперь поменьше, зато покруче. Со связями, везде пролезут. Пока не убили.

— Сколько дали?

Сержант посмотрел на пачку денег, зажатую в руке, пересчитал и сразу же поделил.

— Нехило, — кисло сказал водитель.

— Премия за брак в работе. Умеют подкатиться, психологи холерные. Но вот ей-богу, лучше бы мне остаться честным человеком.

— А еще лучше остаться в живых. Спрячь капусту, засранец, деньги никогда не бывают лишними. Такая уж жизнь у нас теперь. Не ты кодекс писал. Коммуняки поганые. Раньше сами правили, а теперь своих детей в кресла посадили. Ублюдки, мать их...

Упрек в высоком стиле, ничего не скажешь. Капрал послушался и спрятал деньги, только челюсти сжал. Все в нем так и кипело.

Машин на шоссе стало больше, но все соблюдали правила от и до. Какое-то время делать было нечего. Трое полицейских прекрасно знали: фары на шоссе мигают вовсю, и, значит, потенциальные клиенты предупреждены об их присутствии. Но не все же вкалывать. Порой и отдохнуть не помешает.

— Слышь, Бобик, а с чего это тебя так прозвали? — с любопытством спросил водитель. — Как-то ты на бобика не похож. Что за дела?

— А ну их всех, — смущенно пробормотал капрал. Злость у него вроде бы начала проходить. — Это все из-за моей мамы...

— Как тебя по правде-то зовут? А то только и слышу: Бобик да Бобик.

— Роберт.

— Его матушка трудилась у нас в бухгалтерии, — встрял сержант. — А он к ней иногда заходил на работу. Ну она и называла его всякими ласковыми именами. Из Роберта что можно выкроить? Боб, Бобик, Боба. Бобик как-то прижился. Вслед за матерью все его стали так величать. А когда он пришел к нам после школы работать, кто-то сразу же крикнул: «Привет, Бобик!» И все — считай, намертво. Оно, может, и к лучшему. Кто, говорите, вам нужен? Подпоручик Бобик? А не пошли бы вы!

— Так ты подпоручиком был?

— А ты как думал? Он, может, потому к нам и перешел. На дно залечь, чтоб криминальный элемент его слегка подзабыл...

— Чтоб полиция пряталась от бандюков, это уж верх всего! — мрачно вздохнул водитель.

Разжалованному в капралы Роберту Гурскому было всего двадцать четыре года, но он уже успел получить аттестат зрелости, закончить полицейскую школу, прослужить почти два года, столько же отучиться на заочном юридическом и нацепить погоны подпоручика. Работал он в отделе экономических преступлений, а разжаловали его за упрямство. Уж очень Гурскому хотелось посадить шайку высокопоставленных аферистов. Ну не понравились ему банковские махинации, когда кредиты предоставлялись разным сомнительным личностям, и безо всякого обеспечения. По обязательствам сомнительные личности не платили, и выдоить из них потом хоть ломаный грош не представлялось возможным. Что взять с бедняков. С лощеных высокомерных бедняков. Младшего комиссара Гурского зацепило за живое. Улики он собрал, свидетелей прокуратуре представил, да еще наскандалил, когда после приятной часовой беседы с прокурором получатели кредитов прогулочным шагом проследовали к выходу, так и цветя улыбками. Разве так можно? Сдерживаться надо, правдолюбец. Ну ничего, жизнь научит.

В глубине души Гурский остался таким, как был, только решил действовать поосторожнее. Не дурак же он, в конце-то концов. Он с самого начала прекрасно понимал, что в стране разгул преступности. Только масштабы разгула повергли его в полное обалдение. Страсти взяли верх над разумом. Пелена с глаз спала окончательно, только когда он оказался на шоссе с жезлом в руке.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.