Спортивные сцены 80-х

Радзинский Эдвард Станиславович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Спортивные сцены 80-х (Радзинский Эдвард)

Он и Она — им чуть за сорок, это два отлично сохранившихся тела, полных жизни и здоровья. В ярких финских тренировочных костюмах, они расхаживают в обнимку у старой церкви с шатровой колокольней. Место высокое — и отсюда видны просторы: луга, излучина реки, деревушка, дальний лес…

Он. Всего сорок минут от Кутузовского проспекта! И церковь и небо… Найти такое место!.. Для этого нужен нюх…

Она. Михалев, ты хвастун!

Он. ….И крестьянская кровь! Ах, кровушка! Ох, пульсирует! (Прижимает ее к себе) А?

Она шаловливо хохочет, начинается бессвязное голубиное воркование.

Она. Ага!.. (Смех)

Он. Очень-очень? (Ласкает)

Она. Очень!

Нежности.

Михалев, я бегать потом не смогу! Михалев, подлый!

Поцелуи.

Он (между поцелуями). Эти отпрыски придут когда-нибудь?

Она. Наверное, ты им так объяснил…

Он. Я не могу — «так объяснить»! Я — крестьянский сын, и после моего объяснения любой мандалай найдет с закрытыми глазами. Все равно, начнем ровно в пять! Ждать не будем! Бег — это святое. «Не трогай святого». (Хохочет) У меня уже все тело предчувствует бег.

Целуются.

Она (на популярный мотив). «Тело волнуется…»

Он. Да, но только никаких бутылочек… И после — тоже!

Она (в тон). Ни-ни-ни! (Хохочет)

Он. Бутылек исключается из твоей жизни на ближайшее время.

Она. Тебя послушать — можно подумать, что я алкоголичка. (Прерывая попытку возразить) Ну все! Ну ясно! Ни-ни-ни!

Он. Заметь: я с детства люблю все полезное: творог, мед. Я ненавижу курево, кофе… Ты — урожденная в городе, и если есть на свете хоть что-то вредное…

Она. Михалев, подлый! Замолчи!

Он. Вру, пожалуй, есть кое-что вредное… что и я… тоже…

Поцелуи, хохот.

Так! Без десяти. Их — нет. Это уже, как говорится, свинство…

Она. По-моему, у тебя какие-то странные претензии ко мне. Ты сам предложил Лукиным устроить эту встречу… Как только ты узнал про возраст девицы…

Он. У-у-у!

Щиплет ее, смех, воркование. Шум подъехавшей машины. Появляются Двое мужчин. В точно таких же, как у Михалевых, ярких финских спортивных костюмах. По реакции разочарования — это совсем не те, кого ждут Михалевы. Мужчины молча прохаживаются невдалеке, словно они тоже кого-то поджидают.

Все! Готовься — через пять минут побежим.

Она. Я не могу бегать, когда на меня будут глазеть разные сукины дети… Я приехала сюда, чтобы спокойно побегать одна…

Он. По-моему, сегодня уже был бутылек!.. То-то чувствую: пахнет японскими шариками…

Она (заводясь, почти кричит). Вот почему я ненавижу покупать вещи в «Березке». Обязательно увидишь — причем на такой швали!.. Ишь как животики вперед выставили… (Почти орет) Им и в голову не придет спросить: «Не помешали?»

Он. Никак не отучишься от своих барских замашек! Ну почему они должны у тебя спрашивать?

Она. Да, да, не будем их тревожить! Пусть они усядутся задницами нам на голову.

Приехавшие будто не слышат — невозмутимо прогуливаются.

Он. Сейчас же! Замолчи!

Она. По-моему, ты их боишься! «Не боись!» Они не любят инцидентов! Если им надо набить кому-то рожу — они наймут за деньги!

Он (перекрикивая). Сейчас же! Перестань!

Она (ее несет). Как они все похожи! Будто помечены клеймом! Как расплодились. Сколько ни сажают — все равно всюду они!

Он. Что ты орешь?

Она. Помнишь, мы ездили во вторник к Поповым в Барвиху? Ну точно такие же рожи встретились в лесу. Нет, как все они похожи!.. В графе «занятие» надо писать «воры», в графе «национальность» — тоже… (Кричит) Деловые люди! Воры!

Он. Да, большой, видать, был сегодня бутылек.

Она. За что я тебя люблю? В любой ситуации — все сведешь к банальности! Послушай, а ты заметил, они все время попадаются нам в последнее время? Может, они хотят купить наш старый «мерседес»? Они теперь все покупают: баб, антиквариат, «мерседесы».

Приехавшие будто не слышат.

Да, нет у людей самолюбия! Как ни оскорбляй — не уйдут!

Входят очень молодой Они очень молодая Она. Это — чета Лукиных. Молодой Сережа Лукин — в дешевом заношенном спортивном костюме с пузырями на коленках, болтающемся на его костлявой фигуре. Катя Лукина очень современная длинноногая девица в белой теннисной юбочке и ярких кроссовках.

Сережа. Здравствуйте, дядя Миша… Простите, я два раза проехал поворот.

Михалева (хохочет). Михалев, крестьянский сын… уж если он объяснит!

Сережа. Нет, вы замечательно все объяснили, дядя Миша, просто я такой тип — я к нашему хаусу до сих пор точно не знаю дорогу… хотя мы там живем третий год. (Смеется.)

Катя. Называется — «пространственный идиотизм».

Сережа. Спасибо, Катя увидела ваш «мерседес».

Михалева. Молодец, Катя. Сразу видно, у нее правильный глаз — замечает «мерседесы»… А вам нравится, Сережа, эта марка?

Сережа. Я равнодушен к «тачкам». У нас их столько перебывало…

Катя (насмешливо ). «У нас» — в смысле у его родителей!

Михалева. Что вы, «мерседес» не просто тачка. Это наша опора… наш сын… (Хохочет) Однажды на юге… Мы были тогда совсем молодые… и «мерседес» наш тоже был юн… Так вот, мы остались без денег. Я решила попижонить — и не звонить родителям… И знаете, что выдумал Михалев? Он в этих делах — гений! Сдать «мерседес» деловым людям… (Хохочет) Причем ездить им запрещал — только сдавал «посидеть»… И что вы думаете? Те садились в «мерседес», а когда мимо шла девушка вашего возраста, Катя — в этом возрасте так нравятся «мерседесы», — они выскакивали из машины, догоняли ее и знакомились… Короче, «мерседес» у них был вроде как агитпункт! (Хохочет)

Двое мужчин в финских тренировочных костюмах все так же МОЛЧА УХОДЯТ.

Катя. Замечательный рассказ… Особенно мне понравилось про девушек моего возраста! Итак, еще раз простите за то, что мы заставили ждать… Михалев. Насчет «ждать». Есть замечательный анекдот… И пока я его рассказываю, все, не теряя времени, становятся на зарядку… Сначала проверяем шнуровку, чтобы не было травм… Итак, анекдот, чернуха, черный юмор. (Кате) У девушки, по-моему, плохо со шнуровкой.

По-хозяйски берет Катину ногу и поправляет шнуровку. Перехватил усмешку Кати.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.