Олег Даль

Галаджева Наталья Петровна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Олег Даль (Галаджева Наталья)

В данной книге описывается актерская жизнедеятельность Олега Даля. Перечислены кинофильмы, в которых он снимался, указаны его театральные роли. В конце размещена поэзия О. Даля, взятая из его архива, который хранится в Государственном театральном музее им. А. Бахрушина.

Галаджева Наталья Петровна

Олег Даль - детская фотография

Олег Даль - юношеская фотография

Олег Даль - юношеская фотография

1980 год. Длинный и темный вгиковский коридор с обеих сторон размыкается окнами. Однажды на светлом фоне одного из них возникает знакомый силуэт. Я знаю, что Олег Даль приглашен преподавать актерское мастерство на режиссерский факультет ВГИКа в мастерскую А. Алова и В. Наумова. Но тонкая, ссутулившаяся у подоконника фигура никак не похожа на привычно бодрый и оптимистически летящий облик вгиковского педагога.

Актер занимается со студентами с октября. Время от времени заглядываю в узкую щель дверного проема, прислушиваюсь к тому, что происходит в мастерской. Однако видно мало, а слышно плохо. Придется ждать первого курсового показа.

Показ - дело ответственное. Небольшая комната разделена надвое: половина - просцениум, половина - зрители. В первых рядах, конечно, члены кафедры: педагоги, известные актеры, режиссеры. Очень трудно играть, когда все они сидят почти у тебя "на носу". Первые режиссерские опыты ребят оставляют желать лучшего, но играют они хорошо - присутствует нерв. Волнуются вообще все.

Не волнуется только Олег Даль. А ведь для него это тоже своего рода экзамен, первая проба на новом поприще. Что-то происходит у него в душе, но внешне никак не проявляется. А проявляется совсем другое. Он сидит, уткнув подбородок в длинные, сплетенные пальцы, и неподвижно-отсутствующе смотрит на происходящее. Его на показе нет. Да, он есть и... его нет. Сквозь стену, которую он воздвиг незримо между собой и окружающим миром, просматривается какая-то боль, тоска.

Так же, как и у меня, у многих, наверное, возникает естественное желание - узнать, в чем дело, чем-то помочь, ободрить. Но это достаточно трудно, если не сказать - невозможно. Даль сдержан и неприступен.

Наступает 3 марта. Черные драпировки на зеркалах Щепкинского фойе Малого театра, толпа на площади, кажущееся бесконечным людское шествие мимо парящего на возвышении гроба. И странное, неоправданное чувство вины за этот ранний и неожиданный уход.

Олег Даль

Только значительно позднее я узнаю от многих его коллег и немногочисленных друзей про его так меня удивившую способность,- вот так вдруг взять и уйти в себя среди всеобщего шума, веселья и разговора. Станет известно, что таким мрачным и сдержанным он был не всегда. Постепенно проявится та трагедия, которая зрела и росла с годами, а завершилась через два месяца после того вгиковского показа.

Я узнаю про это и про многое другое. К месту вспомнится пушкинское "Мы ленивы и нелюбопытны...". И чувство неоправданной вины получит свое конкретное подтверждение.

А что мы, в сущности, знали о нем?! Популярный артист. Снялся в ряде фильмов, сыграл в ряде спектаклей. Званий и премий не получал. Вот, пожалуй, и все. Не много.

Но вот спустя три года после смерти артиста, его вдова положила передо мной маленькую книжечку в темно-зеленом кожаном переплете - его дневник.

Есть такой прием в кино - обратная съемка. Это - когда все, что двигалось вперед, начинает двигаться назад: люди, предметы, машины. Так и после чтения дневника Олега Даля лента памяти раскручивается в обратном направлении. Кое-что подтверждается, что-то открывается заново.

Первым открытием был сам актер - сложная, очень напряженная духовная жизнь, непрекращающийся процесс мышления, неудовлетворенность собой, саднящая душевная боль от того, что творится вокруг - и в искусстве, и в обществе. И постоянная работа, даже тогда, когда не было основной, актерской.

Открыв наугад одну из последних страниц дневника, я уткнулась взглядом в слова, выделенные крупно (все записи сделаны мелким почерком. По выражению театроведа Н. Крымовой, дневник Даля не написан, а нарисован): "ГЛАВНОЕ - СДЕЛАТЬ!!!" Выхваченные из контекста, но выделенные актером в самостоятельное предложение, строки совпали с тем, что я слышала об Олеге Дале, стоило только упомянуть его имя: "У него же ничего не сыграно!"

Если перевести разговор на язык цифр - 23 кинороли, 20 театральных и 16 телеработ. И это всего за 20 лет работы в искусстве. Когда же дело дошло до названий, все стало ясно: "У него же многие фильмы просто неизвестны!" Когда все они (названия некоторых мне, как зрителю, были незнакомы) выстроились в единый ряд, стало ясно, почему создавалось ощущение, что у актера "ничего не сыграно". А слова Даля о необходимости "сделать" обрели добавочный смысл. А ведь они были написаны в конце жизненного пути актера, когда многое им уже было сделано.

Но дело, разумеется, не в том, "сколько", а в том, что и как. И в этом смысле он, конечно, мог бы сделать гораздо больше и значительней. Но здесь его вины нет, или, может быть, косвенная, потому что играть лишь бы играть - он не мог никогда, а под конец жизни и особенно не хотел. А что творилось в нашем кинематографе в 70-е годы, мы уже знаем. Деление его на официальный и "полочный" (как наиболее талантливый) наметилось еще в середине 60-х годов. Талант, а главное - тема Олега Даля не умещались в "прокрустово ложе" официального искусства.

В 1980 году он писал режиссеру И. Е. Хейфицу: "После Володи (речь идет о Высоцком.
- Н. Г.) останутся его песни. После меня - фильмы". Он жил не "в ожидании своей сцены, своего крупного плана", а "целым" (из дневника Даля). Знал, чувствовал - что должен оставить после себя. А что он останется, знал наверняка. И не ошибся.

Он не был пасынком в искусстве. Само его появление в бурные 60-е годы, когда все талантливое сразу замечалось и поддерживалось,- символично. Яркие приметы времени - Политехнический музей, молодые поэты на площади Маяковского, читающие свои стихи; "Современник" с его "Вечно живыми" и первым антисталинским спектаклем "Голый король"; только недавно вышел фильм "Летят журавли" - символ возрождения советского кино; блистательный Евгений Урбанский в "Коммунисте". Одни уже сделали свои первые фильмы - Чухрай, Ордынский, Ростоцкий, Хуциев; другие - Иоселиани, Шепитько, Шукшин, Тарковский - к ним еще только готовятся. Совсем недавно, в 1959 году, в небольшой эпизодической роли дебютировал В. Высоцкий. Но дебют прошел незамеченным, о нем вспомнят потом, задним числом. И вот здесь, на стыке двух поколений, и появился Олег Даль. Он станет представителем их обоих, рассказав в своем творчестве обо всем, что их волновало и мучило, обо всем, от чего они страдали сами и заставляли страдать других. Но об этом тогда, конечно, никто не догадывался, даже он сам.

Актер вошел в кинематограф с героем популярной в то время повести В. Аксенова "Звездный билет" так легко и свободно, словно был там всегда. В Щепкинском училище, естественно, были недовольны - не успел поступить и уже пропускает занятия. Учиться-то некогда. А может быть, не очень нуждался в шлифовке этот талант. Важно было, что его выбрали и отметили своим перстом метры Малого театра. Недаром же руководитель курса Н. А. Анненков впоследствии говорил: "Да я его почти не учил, так как он непрерывно снимался".

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.