Черный плащ немецкого господина

Грановская Галина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Черный плащ немецкого господина (Грановская Галина)

Галина Грановская

Черный плащ немецкого господина

Часть первая

1

Василий отступил в сторону, пропуская гостя в прихожую. За его широкой спиной уже раздевались Серега и Маринка Девяткины.

— Всем привет, — поздоровался Пашка. Поставил пакет с бутылками на ободранный пол, чтобы пожать Сергею руку.

— Привет-привет, дремучий дед, — насмешливо откликнулась Маринка, стягивая сапог и надевая принесенные с собой тапочки. — Один пришел? Так никого и не нашел до сих пор?

Сергей мужик ничего, спокойный, а вот жену его, Маринку, Пашка не любил. Он таких, языкатых, побаивался. Терялся от их напора. Вот и сейчас не нашелся, что сказать, только неопределенно пожал плечами. И чтобы пресечь дальнейшие вопросы, повернулся к Ваське:

— А именинница где?

— Все возится. Давайте, проходите… Варька, заканчивай кашеварить, все уже собрались! — крикнул нетерпеливо в сторону кухни.

Видно было, что ему уже сильно не терпелось пригубить.

— Пашка, мужчине одному нельзя, — продолжала гнуть свое Маринка, поправляя перед зеркалом прическу. — Гастрит заработаешь, не говоря уж о всяких болезнях ниже пояса.

Вот привязалась! Есть же такие, медом их не корми, дай настроение другому испортить.

— Да я, вроде бы, того, женат, — кисло попытался отшутиться Пашка.

— Жена была, да сплыла, — глянув на него через зеркало выпуклыми черными глазами, усмехнулась Марина. — От хороших мужиков, между прочим, жены не сбегают…

— Отстань от него, — приказал Серега. — Пойди, вон, к Варваре, может, ей помощь нужна.

— Ой, братцы, а какой мы самогон принесли! — вспомнила Маринка и причмокнула толстыми губами. — Сама делала, чистый, как слеза! И помидорчики с огурчиками своего засола.

Из кухни с пылающими от жара щеками, вытирая руки вафельным полотенцем, появилась, наконец, и виновница торжества в новом трикотажном платье, плотно облегающем ее пышные телеса.

— Давай сюда свои помидорчики с огурчиками, к водке пойдут на закусь. А самогон, Вась, в комнату неси.

— Ну, подруга, с днем рождения! — Серега торжественно преподнес букет белых хризантем, а Маринка коробочку с духами.

Женщины расцеловались.

Пашка, хотя цветов и не купил, тоже лицом в грязь не ударил, внес в праздник свою лепту: передал Василию пять бутылок пива, а полукилограммовую коробку конфет «Примадонна» вручил Варваре. «Примадонна» Василию сильно не понравилась. Мгновенно переведя шоколадные граммы в алкогольные единицы, с упреком посмотрел на приятеля, — это сколько же еще водки (не говоря уж о пиве) можно было купить! А Варьку подарок тронул.

— Добрый ты, Павлик, — произнесла, косо взглядывая в сторону мужа — учись, мол. Как будто Ваську можно взглядом пронять! — Красивая коробка. Дорогая, наверное?

Пашка смущенно отмахнулся — чего там, гулять — так гулять! День рождения все-таки. Никто его в гости давно уж не звал. Нет, к Ваське он, часто по-соседски забегал, со школы друзья-приятели. Но одно дело на кухне пиво пить, и совсем другое, когда вот так — накрытый белой узорной скатертью стол в комнате, а на нем салаты в вазочках, красиво уложенные кружки колбасы и треугольники сыра на тарелках. Грибочки, оливье… Он сглотнул слюну. И Серега оценил:

— Красиво. Ты, Варька, молодец.

— Старалась, — кивнула Варвара, передвигая закуски, чтобы освободить место под тарелку с солеными помидорами и огурцами. — Еще и горячее будет, и торт.

Василий, по случаю праздника облаченный в белую рубашку и брюки, нетерпеливо шлепнулся на диван.

— Давайте, рассаживайтесь, где кому нравится.

Первый тост, как положено, за именинницу. Слегка растрепанную от беготни, но довольную, что все путем, все, как у людей — и стол и гости. Второй — за родителей, которые вырастили такую красавицу. Потом за мужа, естественно, который поддержка и опора. Потом за все хорошее… Павел быстро захмелел, да так, что не смог сказать никакого тоста, когда подошла его очередь. Немудрено, целый день голодный бегал. Когда Варвара внесла в комнату поднос с жареными куриными окорочками, обложенными горячей картошечкой, посыпанной укропчиком, тут же навалил себе целую тарелку. Снова выпили. Пошли разговоры. Сергей и Васька работали вместе, им было о чем поговорить. Варвара с Маринкой сплетничали, делились последними новостями. А Пашке и так было хорошо, безо всяких там разговоров. За окном дождь, слякоть, а здесь уютно, тепло, такая вкуснятина на столе — чего еще надо?

Когда выпито было достаточно, и горячее съедено, Варвара унесла на кухню грязные тарелки, оставив только бутылки и салаты, смела крошки и, оглядев мужчин, неожиданно объявила:

— Пока чай греется, будем играть!

— В бутылочку! — радостно завопила Маринка.

— Мы, что, дети, что ли? — возмутился Серега.

— Чо выдумываешь, какая еще игра? — поморщился Василий.

— А такая! На днях в поликлинике полы мыла, а там девчонки-практикантки в ординаторской перед планеркой играли…

— Варька, брось! — предостерегающе поднял палец Василий. — Сидим культурно, твой юбилей, отмечаем, че те еще надо?

— Да скучно ж, просто сидеть да пить! — крикнула Варвара и повернулась к подруге за поддержкой. — Мариш, ну скажи им!

— Ага, — кивнула Маринка. — Скучно.

— Сейчас книгу принесу и сыграем. Увидите, интересная игра.

— Нам не скучно, — помотал головой Василий. — А если вам скучно стало, и говорить не о чем, так спойте! Маринка, начинай.

— Пусть Варька начинает. Из меня какая певица, — отмахнулась Маринка.

— Маринка после первой бутылки не поет, — хмыкнул Серега. — Не та кондиция. Разве что после второй… а после третьей она тебе не то что споет, а и станцует, верно, Марин? Станцуешь? Как тогда в баре… на столе. Елы-палы! — Серега весело заржал.

— Да, дала ты тогда копоти, — согласился Василий. — Мужик-то тот… сильно пострадал.

— А чего, спрашивается, тянуть ко мне свои волосатые лапы? — взъерепенилась Маринка. — Еще мало получил. Надо было покрепче его лягнуть.

Воспоминания о баре были ей неприятны. Не оттого что она пьяная танцевала на столе, с ней и не такое случалось, а потому что вечер тот закончился большими неприятностями. Сдвинув два стола вместе, сидели тесной компанией, — все свои, — и отмечали… отмечали… они так часто что-то отмечали, что уже и не вспомнишь, по какому поводу был сабантуй. Да и какая разница? Непонятно, откуда в их компании тот старый козел взялся. Вроде бы чей-то знакомый. (Правда, в конце, когда стали вычислять, чей именно, никто так и не признался). Мужик сильно был навеселе. Все норовил ей под юбку заглянуть, когда она, раздухарившись, выплясывала, а потом вдруг — цап за ногу! Ну, она его и пнула слегка. Точнее, просто ногой дернула от неожиданности. И сломала наглецу нос. Случайно вышло. Он в крик, вроде бы в туалет побежал, кровь смыть, а оказалось, милицию вызвал. Всех и загребли. Пока разобрались что к чему, и кто виноват, пришлось провести несколько часов в ментовке. И все на нее рассердились за то, что вечер испортила. Как будто это ее вина!

— Варька, где ты там? — крикнул Василий, наполняя стаканы. — Давай быстро сюда, выпьем, и ты нам споешь. Ведь, правда, зараза, хорошо поет? — обернулся к Пашке.

— Классно, — сыто икнув, согласился Павел. — А готовит еще лучше. Повезло тебе, Васька.

— Не жалуюсь, — кивнул Василий. — Варька! Иди сюда, говорю! Спой нам «По Дону гуляет казак молодой». По заявкам публики.

— Да спою, спою, — отозвалась из соседней комнаты Варвара. — Только сыграем сначала. Говорю ж, интересная игра. Вам понравится. Сейчас, вот только книжку найду… Для этой игры книга нужна.

Василий пожал плечами, удивляясь поразительной глупости жены.

— Да откуда у нас книги? Нету у нас никаких книг, а твои женские журналы я вчера в сарай вынес.

— Это у тебя нету, а у меня есть, — с торжеством в голосе произнесла Варвара и вышла из спальни, неся в руках увесистый том. — Вот, «Путешествие в страну инков». Какой-то — она вгляделась в обложку, — Ма-гус Ин-кас написал.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.