Страшила

Юрин Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Страшила (Юрин Александр)

1

Страшила получился что надо! Не зря Тошка старался весь декабрь… Вернее его старания сводились к элементарному нытью, а всю работу по закройке, вырезке и шитью, за него естественно делала мама. Хотя и папа постарался тоже — дизайнер как-никак! Нарисовал на вымазанной чёрной тушью роже злобные глаза, от одного вида которых уже становилось не по себе!.. Затем добавил нос — вернее лишь обозначил его отсутствие перевёрнутым треугольником, — а когда принялся за улыбку… мама почему-то сказала, что с неё хватит…

Да, злюка получилась страшенная, но это ещё ничего не значит — на то он и Страшила. Естественно, чтобы пугать! Но у мамы на сей счет, конечно же, было своё мнение: она, в первую очередь, желала творческого подхода, а не случившегося шаляй-маляя! Папа тогда посмеялся и сказал, что нет такого слова, на что мама вконец обиделась и вручила ему иголку!.. Мол, прикольчики прикольчиками, а с меня хватит — доделывайте свою абракадабру сами! И ещё добавила, исключительно для папы, что уж такое созвучие в литературе точно есть!

Собственно, никто и не спорил.

Папа только подмигнул расстроившемуся Тошке: мол, всё путём, прорвёмся! — и, воткнув иголку в глаз чудища, принялся за первый клык…

Тошке показалось, что по лбу Страшилы пробежала недовольная рябь… однако папа тут же расправил сбившуюся простыню и впечатление незамедлительно пропало. Чудище больше не хмурилось, а, приобретя первый клык, вроде даже слегка призадумалось… Однако Тошке отчего-то всё равно стало не по себе.

2

Прошлой осенью он пошёл в новую школу. Наверное, именно из-за этого пятый класс трансформировался в первый, а одноклассники казались старшеклассниками… Непонятица в голове только усугубилась, когда мама, ко всему прочему, записала его в скрипичный кружок… Почему-то она не восприняла слова престарелой учительницы, что в Тошкином возрасте карьеру скрипача принято не начинать, а заканчивать… Вернее это даже были не слова, а, судя по скрипящему тону старушки, что-то вроде упрёка.

Наверное, именно поэтому мама и настояла в первую очередь — ведь родителям свойственно испытывать недовольство, когда им указывают на недостатки их собственного ребёнка, пусть даже и на столь скромные. Чего у ж там, мамы на что угодно пойдут, лишь бы потом слышать со всех сторон похвалы учителей и хвастаться направо и налево, какое у них одарённое дитя! Им-то невдомёк, что от опостылевших диезов и бемолей в голове у этого самого дитя начинает копошиться гигантский паук, заплетая скрипичные ключи в нотные дорожки; а пальцы от соприкосновения со струнами зеленеют и жутко болят! Ещё и эти противные одноклассники… или старшеклассники?.. Вернее не они, а их уничтожающие взоры.

Товарищи вконец помрачнели, но пока ничего не говорили и не делали, — скорее всего, просто присматривались, чтобы потом начать издеваться уже по-настоящему! Они и впрямь были какие-то большие и нескладные, словно давным-давно опередили Тошку в физиологическом развитии или были выведены искусственно… как показывали по телеку, из маленькой колбочки. Хотя сосуд и был размером с палец — на выходе, судя по окружению, получалось что-то неимоверно большое! Тошка помнил, что «выращивать» людей ВОТ ТАК — запрещено!

Лишь это и успокаивало.

Девочки на него не смотрели вообще — словно Тошка прибывал в другом временном промежутке или в ином измерении. Они лишь густо красились — совсем как нарисованный папой Страшила! — и отчего-то ходили друг с дружкой, взявшись за руки… А когда не ходили, сидели, уткнувшись в телефоны, и слушали странную музыку… В большинстве случаев, Тошка старался просто не попадаться ни у кого на пути, понимая, что новый коллектив, скорее всего, испытывает по отношению к нему самому те же самые чувства неопределённости… и не стоит ЭТИ чувства лишний раз провоцировать.

Вообще с этой новой школой была непонятица. Они никуда не переезжали, да и на прежнем месте учёбы вроде всё было нормально… Естественно, насколько об этом мог судить сам Тошка. А чего собственно судить? Он не лентяй и не озорник, сколько себя помнит, всегда тиши мыши, а если что и случалось, так это со всяким бывает… Не выгонять же просто так на улицу из-за какого-нибудь детского озорства! Нет, дело было по любому в папиной работе. Его вроде как повысили, потому что прежде чем выдернуть Тошку со старого места, родители с неделю радовались ОГРОМНОЙ зарплате и вынашивали межгалактические планы относительно того, как они теперь ЗАЖИВУТ!

Зажили… Чего уж там. А все орехи ему достались!

Радовало лишь то, что новая школа была намного ближе — всего один перекрёсток и тот со светофором. В первый же день папа его проконтролировал до самых школьных дверей. Одновременно убедился, что сын не дальтоник и способен удерживать себя на месте, когда горит красный, а люди рядом отчего-то всё равно продолжают идти… Тошка уже знал, что это нехорошо, но папа всё равно прочитал нудную лекцию… Просто так, для галочки.

Окончательно разобрались и поняли, что поняли друг друга уже у дверей школы… Вернее это была даже не школа, а «Гимназия № 8» с каким-то там уклоном, — как звучно гласила огроменная вывеска над входом! Здание было старинным, с колоннами, треугольной крышей и огромными дверьми, словно в средневековом замке. Внутри и вовсе организм воспринимал лишь букву «О», придав Тошкиным губам соответствующее выражение… Папа тут же одёрнул и сказал: «Закрой рот — неприлично». Однако Тошке было плевать на приличие! От высоких потолков закружилась голова, а в горле заклокотало, отчего на смену букве «О» тут же явилось выразительное «Ух…»

Чего и говорить — школа была высший сорт!.. Вернее гимназия. Если бы не сумрачные одноклассники — или кто они там, — жить было бы можно. Вот только скучно. Ведь все друзья остались где-то там и сейчас медленно его забывают… А от этого, в придачу, сделалось ещё и грустно.

Первый день на новом месте — влечёт незабываемые ощущения.

3

Вокзал «Рязань-1» — незабываемое место. Для тех, кто там оказался, жизнь, можно сказать, моментально переносится совершенно в иные координаты! ОАО «РЖД» удалось изобрести телепортатор. Причём самый настоящий! Тошка сам додумался до такой высокой мысли, чем всецело гордился. А чего? Папа любил на выходных «сосать» пиво. А по весне вдобавок и выбираться на дачу!.. Чтобы отдохнуть. Вернее об отдыхе он только мечтал, потому что мама уже с конца марта начинала любезно коситься на наточенную лопату, появлявшуюся в районе входной двери, словно из ниоткуда… Папе оставалось лишь вздыхать и надеяться, что лета не будет…

Но лето упорно наступало, и дачный участок на 231 км железнодорожного полотна в сторону Самары, всё навязчивее занимал сознание родителей. Какие именно там водились мысли, Тошка не знал. Он лишь видел, как мама то и дело напирает, на что папа так же неизменно вздыхает. Затем они всё же находили компромисс: папа соглашался на вакантную должность «дачного раба», а мама, при этом, позволяет ему безнаказанно «сосать» по вечерам пиво… Естественно в меру! Что бы плантация завтра с утра и не думала простаивать «ввиду несостоятельности, точнее недееспособности персонала!..» Данный паритет достигался каждой весной, насколько Тошка помнил, отчего ему даже казалось, будто родителей и самих занимает вся это показная стратегия.

Но дело было даже не в этом. Из-за пристрастия папы к пиву, приходилось забывать про новенький «ниссан-кашкай» и ехать на вонючей электричке. Мама называла данный вид транспорта и вовсе радикально: «скотопоезд». Вот так — ни больше, ни меньше! Тошка попробовал раз повторить — правда, додумался это сделать непосредственно в скотопоезде, — за что тут же получил по губам!..

Выражение оказалось не только радикальным, но и ко всему прочему, нецензурным…

Кто ж знал?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.