Меморандум киллеров

Незнанский Фридрих Евсеевич

Серия: Марш Турецкого [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Меморандум киллеров (Незнанский Фридрих)

Глава первая

СЛАВНЫЕ ПАРНИ

1

Подполковник милиции Александр Савостин неторопливо ехал в сторону Южного порта. Там, в отделе внутренних дел муниципального района «Кожухово», его ожидали трое старых приятелей, с которыми когда-то, можно теперь сказать — еще в прошлом веке, протекала его трудовая деятельность.

Смешно получается — век туда, век сюда, а было-то на самом деле всего каких-то пять — семь лет назад, когда капитана Савостина, начальника районного отдела уголовного розыска, пригласили на работу в МУР, в то его подразделение, которое занималось розыском угнанных автомобилей. Вот и получилось как бы по принадлежности. И у себя в районе он тоже занимался по большей части автомобилями: Южный порт рядом — этим все сказано.

Но сейчас он ехал не затем, чтобы навестить бывших сослуживцев. Подполковник, можно сказать, контролировал Юго-Восточный административный округ столицы. Ну есть же, к примеру, у братвы своя система контроля над территорией, с которой они собирают дань, так отчего же не иметь нечто подобное и той же милиции? В том смысле, что «крыша» сегодня стоит очень дорого. Но если рассматривать вопрос в государственном аспекте, она и стоит того.

Там у ребят возник конфликт, для решения которого и позвали подполковника. Александр Александрович в принципе знал, о чем речь, и, вообще-то говоря, не очень стремился афишировать собственное участие в этом деле, ребята из ОВД вполне могли справиться и сами. Но… уговорили поучаствовать. Видимо, заместитель начальника «автоугонного», как его еще называли, отдела МУРа для того облапошенного грузина действительно выглядел фигурой значительной и единственно способной решить его тяжелый «вопрос».

А суть проблемы заключалась в том, что в гостях у Георгия Шванидзе, держащего в Москве сеть небольших ресторанчиков кавказской кухни, однажды появился старый приятель, Сурен Товмазян. Они были знакомы еще с Ахалкалаки, где протекала бурная юность Гиви — до того неприятного в его биографии момента, когда ему пришлось переместиться почти на восемь лет в колонию общего режима по уголовной статье за контрабанду.

И вот Сурик появился в Москве, навестил старого товарища, не преминув похвастаться, что занимается автомобильным бизнесом, а в приятелях у него крупный таможенный чин, который и помогает этот бизнес защищать от наездов всякой шпаны, которой нынче развелось как блох у шелудивой собаки. Гиви тогда показалось, что Сурика ему сам Бог послал.

Именно о крутом автомобиле все чаще подумывал в последнее время благополучный хозяин-ресторатор. Хорошую квартиру здесь же, в Кожухове, уже имел. Красивый коттедж по Каширскому шоссе, в элитном поселке, практически достраивал. Нет, машины тоже были, но хотелось… Ну как объяснить свое желание? Хотелось иметь очень дорогую машину, но чтоб заплатить за нее по-божески. Ведь как-то же делают другие! И вот если бы иметь хорошего человека на таможне…

Сурик все понял без дополнительных объяснений. Как честный человек и тем более старый товарищ, он обещал, не откладывая, подумать. И скоро сказал, что имеет, кажется, подходящий вариант для друга юности. Можно по особой договоренности с известным Сурену таможенником, который занимается реализацией конфискованного товара, и в частности иномарок, приобрести за полцены, а если подумать получше, то и за треть совершенно новый джип фирмы «Мерседес-Бенц». К примеру, тот же джип, который на рынке стоит до восьмидесяти кусков «зелени», обойдется тебе, скажем, в сорок, но половину этой суммы, то есть двадцать тысяч долларов, надо передать таможне. Устраивает? Тогда будем договариваться. Если есть сомнения, можно съездить и посмотреть машинку конкретно.

Они, конечно, и съездили, и посмотрели, и даже встретились со знакомым таможенником Сурена, которого Сурик пригласил провести вечерок в ресторане Гиви Шванидзе. Посидели, поговорили, дел вежливо не касались, таможенник показался Гиви, который все-таки считал себя понимающим толк в людях, серьезным человеком. Прощаясь, этот Виктор Тимофеевич обмолвился, что Сурен уже говорил ему о нужде своего друга, и обещал помочь. Он улыбался. Действительно, кому ж и помогать, как не старым друзьям!

При следующей встрече Шванидзе передал Товмазяну сорок тысяч долларов, все-таки меньше не получилось — у «таможни» тоже есть свое начальство. Сурен оставил другу номер мобильного телефона — для экстренной связи — и уехал «оформлять» сделку.

Позже, когда этот грузин-недотепа вышел на Володьку Маслова, начальника угрозыска в Кожухове, свой идиотизм он объяснял так. Мобильник не отвечал. Потом оказался вообще заблокированным. Шванидзе послал своих охранников по тому адресу, что оставил ему Сурен, но и он оказался липовым. Короче, друг юности канул словно в воду. Долго еще ждал Гиви, не хотел верить в обман, друг ведь! Не дождался и в полном уже отчаянии отправился в уголовный розыск, обещая хорошо вознаградить за поимку наглого вора. А Маслов-то понимал, что никакой таможней по-настоящему в этом деле и не пахло, просто кинули ресторатора бывшие дружки-приятели, вот и вся песня. Но поскольку гонорар при удаче обещал быть серьезным, значит, стоило и потрудиться.

И еще одно важное обстоятельство имел в виду начальник уголовного розыска. Надо было поглядеть по сводкам аналогичные преступления, совершенные в последнее время и связанные с таможенными операциями. А кто ж мог дать подсказку лучше Сашки Савостина из МУРа?

Они провели определенную работу, и, надо отдать должное Маслову, кидалу он со своими парнями сумел вычислить довольно скоро. И даже взять. Умеют же работать, когда есть в том личная заинтересованность! Но дальше началась чистая комедия. Сурен клялся памятью своей покойной матери, что и сам стал жертвой обмана, а прятался от друга юности по той простой причине, что лихорадочно собирал по всем близким и дальним знакомым те сорок тысяч баксов, которые должен был вернуть невольно обманутому им Гиви Шванидзе, гнева которого очень боялся. И ни на какой таможне, оказывается, Виктор Тимофеевич не трудился, это случайные знакомые Сурена таким вот мерзким образом подставили своего земляка. Сурен с искренним негодованием и отчаянием недавно сам догадался, что произошло. Ну да, так ему все тут и поверили!

Словом, что там было, комедия или цирк, подполковника не волновало, его интересовал только конечный результат. А выглядел он, по его представлению, следующим образом. С помощью Сурена выйти на того «таможенника» и, крепко наказав обоих, или сколько их там в наличии, заставить пахать на себя. А как же еще? Только все делать надо грамотно, а не так, по-любительски. Ну и с гонорарами разобраться…

С приездом подполковника события стали разворачиваться стремительно. До сих пор, как договорились, с Товмазяном беседовали спокойно, как бы пытаясь наставить Заблудшую душу на путь истинный. «Душа» Сурена мягкого обхождения не понимала. Или не захотела оценить. Тем проще действовать в дальнейшем.

И вот четверо офицеров милиции, заручившись предварительно согласием пострадавшего Шванидзе, отвезли его «друга юности» в недостроенный дом в поселке на Каширском шоссе, где поместили в глубоком подвале. И приступили к допросу с пристрастием. Гиви постарался сделать так, чтобы сотрудники уголовного розыска во время работы не испытывали, например, чувства голода или жажды. Сам он при допросе не присутствовал — нервы, знаете ли, опять же и давление скачет… Но на вещи он тем не менее смотрел трезво, гарантируя при возврате долга честно «отстегнуть» сыщикам пять тысяч. Подполковник Савостин тоном, не терпящим возражения, поправил его — «десять». Гиви немного подумал и молча согласился.

После этого они и взялись за Сурена, предоставив право «первой руки» оперуполномоченным из отдела Маслова.

В бетонном подвале было довольно холодно. Но упрямого армянина раздели догола, не боясь, что он простудится, напротив, сейчас ему будет даже чересчур жарко. И спецсредств тоже не применяли — зачем? Тут валялось множество пустых пластиковых бутылок, их наполнили водой, завинтили, и никакая тебе теперь милицейская дубинка не нужна. Такое безобидное вроде бы орудие общения следов на теле испытуемого не оставляет, зато без колебаний указывает путь его мыслям в нужном тебе направлении.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.