Танковый ас № 1 Микаэль Виттманн

Васильченко Андрей Вячеславович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Танковый ас № 1 Микаэль Виттманн (Васильченко Андрей)

ВВК83.3(0)62

ISBN 978-5-9955-0031-5

A.В. Васильченко, 2009

OOO «Яуза-пресс», 2009

ПРЕДИСЛОВИЕ

Сопределенной уверенностью можно говорить о том, что Вторая мировая война была войной танковой. В этой связи примечательно, что в отечественной литературе фактически не уделялось внимания тринадцати тяжелым танковым батальонам Ваффен-СГ, которые на протяжении долгого времени для немецкого командования были своего рода тактической панацеей, которую применяли во всех критических ситуациях. Они активно использовались зимой 1943 года под Харьковом, летом 1943 года во время Курского сражения, которое для немцев более известно как операция «Цитадель», в конце осени — зимой того же 1943 года под Киевом, Житомиром, Черкассами, летом 1944 года на участке Западного фронта между Каном и Фалезом, в декабре 1944 года в Арденнах, в начале 1945 года в Венгрии и Австрии. Отдельное внимание из всех этих тактических подразделений необходимо уделить 501-му тяжелому танковому батальону Ваффен-СС, в составе которого воевал один из самых прославленных танкистов Второй мировой войны Михаэль Виттманн.

Если посмотреть на карьеру этого танкиста, на его способности, тактическое чутье, то без какого-либо преувеличения Виттманна можно назвать самым успешным танковым офицером. Он воевал в составе этого батальона с самого момента его возникновения до момента своей гибели 8 августа 1944 года, когда Михаэль Виттманн стал командиром этого подразделения. Если посмотреть на состав 501-го (позже переименованного в 101-й) тяжелого танкового батальона, то можно увидеть, что в нем служили в большинстве своем молодые люди 1923— 1925 годов рождения. Это поколение не успело принять участия в Первой мировой войне, но оно прекрасно помнило, как их деды сражались в 1870 — 1871 годах против французов под Седаном и Марс-ла-Туром, а их отцы проливали кровь в лесах Аргона, Фландрии и под Верденом.

Михаэль Виттманн со своим экипажем. Слева направо: радист Вернер Иррагнг, наводящий — Бобби Волль, Михаэль Виттманн, заряжающий — Рольф Реснер, водитель Ойген Шмидт

Немецкое военное превосходство во время кампании против Польши в 1939 году, Бельгии и Франции в 1941 году и агрессии на Балканах в 1941 году было предопределено на тот момент революционной тактикой использования танковых дивизий. Вместо того чтобы применять танки как традиционный вид вооружений, предназначенный для поддержки пехоты, германское командование решило употребить их как самостоятельные наступательные подразделения, которые позволяли почти моментально вклиниваться в позиции противника, заставая его врасплох. Танковые клинья, поддерживаемые с воздуха силами Люфтваффе, а на земле моторизированной пехотой, на протяжении нескольких лет были залогом военных успехов Германии.

Ситуация в корне изменилась летом 1941 года, когда Германия вторглась на территорию Советского Союза. Здесь немецким вооруженным силам пришлось столкнуться с советскими танками КВ-1 и Т-34, которые по целому ряду показателей превосходили немецкие машины. Советские танки имели более толстую броню, более мощные двигатели, а орудия позволяли вести огонь на более длинные расстояния. Немецкое командование пребывало в немалом недоумении, когда выяснилось, что 75-миллиметровое короткоствольное орудие среднего танка PzIVбыло фактически не в состоянии пробить лобовую броню советских танков КВ-1 и КВ-2. При этом 76,2-миллиметровое орудие танка Т-34 превосходило немецкие танковые пушки не только по дальности выстрела, но и по пробивной мощи снаряда. В итоге тактические успехи немецких танкистов начала Великой Отечественной войны объяснялись отнюдь не технико-тактическим отставанием советской боевой техники, а более высокими боевыми навыками германцев, которые, кроме постоянных тренировок, имели за плечами несколько успешных военных операций.

Немецкое командование не оставило без внимания факт отставания немецких танков от советских. Почти сразу же были предприняты меры. Короткоствольная пушка среднего танка PzIVбыла заменена на длинноствольное 75-миллиметровое орудие, которое позволяло вести не только прицельный огонь, но и в значительной мере усиливало бронебойность снарядов. Однако факт оставался фактом: германская армия нуждалась в более тяжелом танке с более мощным орудием, с более толстой броней и с более сильным двигателем, который позволял бы справиться с российским бездорожьем.

Попытки создать в Германии тяжелый танк были предприняты еще в 1937 году, но тогда работы заглохли. Они были возобновлены лишь в начале 1941 года. Создание опытного образца тяжелого танка было поручено фирме «Хеншель & сын». Однако представленные образцы не соответствовали предъявляемым к ним требованиям. В итоге в начале 1941 года нескольким фирмам («Хеншель», «Манн», «Даймлер-Бенц», «Порше») было поручено создать несколько образцов 30-тонного танка, которые должны были быть вооружены 75-миллиметровыми танковыми орудиями L24, L48 (длинноствольное), а также 105-миллиметровым орудием L28. На конференции, проходившей в загородной резиденции в Бергхофе (Оберзальцбург), Гитлер заявил присутствующим офицерам и представителям промышленности, что новая модель танка должна была обладать наряду с толстой броней более мощным орудием. «Мы должны создать машины, которые, во-первых, обладают лучшей пробивной мощью по сравнению с танками противника, во-вторых имеют более тяжелую броню, а в-третьих, должны развивать скорость до40 километровв час!»

Будущий танк должен иметь лобовую броню в 10 сантиметров, и бортовую — в 6 сантиметров. Компания «Хеншель» планировала установить на танковой башне экспериментальное орудие, в то время как «Порше» предпочла обойтись проверенной 88-миллиметровой пушкой. В итоге проект по созданию танка под кодовым наименованием VK 3001 был преобразован в создание танка VK 4501. Название «тигр» возникло несколько позже. Традиция применения к немецкой бронетехнике названий хищных зверей продолжается до сих пор. За «тигром» и «пантерой» последовала «куница» («Мардер»), а на службе бундесвера уже стояли «гепард», «рысь» («Лухс») и самый известный танк ФРГ — «леопард».

«Тигр» на полевых учениях

На кассельском предприятии «Хеншель» разработка и производство танка «тигр» стало самым приоритетным проектом. Под непосредственным руководством фон Хейкинга, которого Оскар Хеншель именовал не иначе как «комиссаром по производству тигра», к 20 апреля 1942 года был закончен первый опытный образец нового танка. Его длина составляла 4,93 метра, а вес — 1310 килограммов. Опытный образец был оснащен 88-миллиметровым орудием. Увеличение веса танка заставило почти на треть увеличить ширину гусениц — с 52 до 72,5 сантиметра. А это значило, что «тигр» не мог транспортироваться на стандартных железнодорожных платформах. В итоге Рейхсбан (имперская железная дорога) была вынуждена приобрести 27 специальных вагонов-платформ, которые предназначались для перевозки грузов весом свыше 82 тонн. Кроме этого, новая модель танка должна была оснащаться специальными узкими гусеницами, которые заменялись на стандартные (широкие) после разгрузки с платформы.

В день рождения Гитлера, 20 апреля 1942 года фюреру в его Ставке «Вольфшанце» были продемонстрированы опытные образцы танков, разработанные Хеншелем и Порше. Гитлер остался доволен их испытанием, несмотря на то, что во всех представленных образцах танков имелись определенные недочеты и недоделки. Не обращая внимания на значительное количество изъянов, Гитлер первоначально отдал предпочтение образцу Порше. Однако окончательное решение относительно того, какая из компаний в будущем будет производить танки типа «тигр», было отложено. Имперский министр вооружений Альберт Шпеер планировал привлечь для испытания представленных образцов полковника Томале, награжденного Рыцарским крестом. Именно полковник должен был вынести свой вердикт, какой из представленных образцов был более многообещающим. В мае 1942 года несколько образцов «тигров» «Порше» и «Хеншеля» были посланы на очередные испытания. Экспертная комиссия возглавлялась полковником Томале и профессором Эбераном. Томале как опытный танкист должен был оценить «тигры» с военной точки зрения, а профессор Эберан, преподаватель Дрезденского технического университета, должен был исследовать машины на предмет последующего их технического усовершенствования.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.