Когда погиб Милован

Корнейко Александр

Серия: Когда погиб Милован [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда погиб Милован (Корнейко Александр)

I

Майор госбезопасности Шаповал сидел за столом, внимательно читая какие-то бумаги. Когда Лиза вошла в кабинет, он поднялся навстречу, поздоровался и предложил ей кресло. Был он чисто выбрит, подтянут, однако воспаленные глаза говорили о том, что в эту ночь ему пришлось спать немного.

— Товарищ Петренко, у нас с вами предстоит серьезный разговор, который может круто изменить вашу судьбу.

Лиза кивнула:

— Я слушаю вас, товарищ Шаповал. Только, пожалуйста, называйте меня Лизой.

— Хорошо. Итак, Лиза, вы вчера принесли нам очень важную, государственного значения новость. Посоветовавшись, мы пришли к выводу, что без вашей помощи нам в дальнейшем обойтись будет трудно.

— Я готова помочь, чем смогу.

— Мы понимаем, что вам будет тяжело, так как Карл Миллер — ваш отец.

Лиза взволнованно перебила майора:

— Прошу вас называть его просто Миллер. С некоторого времени он мне не отец, а враг. Враг для моей семьи, для вас, для всего советского народа.

— Хорошо! Если вы согласны нам помочь, то буду откровенен, — взгляд Шаповала стал сосредоточенным. — О разведывательной деятельности Миллера нам известно. То, что он ожидает связника, нас настораживает — зря такие гости не ездят. Мы пропустим его через границу. Пусть немцы будут уверены, что их «окно» действует по-прежнему. Фраза Миллера о том, что Германия вскоре нападет на Советский Союз, звучит провокационно. У нас с Германией заключен пакт о ненападении, но все же такую возможность исключать нельзя. Приезд эмиссара — это просто проверка. Значит, гость приедет с какими-то инструкциями. Возможно, от сбора информации они перейдут к более активным действиям. К диверсиям, например. Это уже наблюдается в западных районах Украины и Белоруссии. Поэтому мы просим вас согласиться на предложение Миллера. Мы со своей стороны примем меры в отношении вашей безопасности. Но самое главное — необходимо убедить Миллера в том, что вы целиком и безраздельно на его стороне. Он будет поручать вам часть работы. Именно это нам и нужно. Как вы считаете, Лиза, передаст Миллер собранную информацию гостю?

— Не знаю, — ответила Лиза.

— Вот в том-то и дело. Для нас очень важно знать вариант передачи информации. У себя дома вы не замечали чего-нибудь, похожего на рацию?

— Нет, но у Миллера есть рыбацкий домик километрах в тридцати от города, севернее села Белое.

Вопросы и ответы сыпались один за другим.

— Как часто он ездит туда на рыбалку?

— Летом почти каждую неделю, зимой — реже.

— Чей это домик?

— Там когда-то жил какой-то старик, он умер, и Миллер купил этот домик у колхоза.

— Вы бывали там?

— Да, много раз.

— С кем Миллер ездит ловить рыбу?

— С самыми разными людьми. Его все рыбаки знают. Там у них есть места, где они подкармливают рыбу.

— Приезжает он оттуда с уловом?

— Почти всегда — когда больше рыбы привезет, когда меньше.

— Есть у него закадычные друзья?

— Нет! Он со всеми в хороших отношениях, а близко не сходится ни с кем.

— По нашему мнению, вы ему потребовались не только для того, чтобы поднять свои акции в глазах связника. Вы ему нужны еще для чего-то. Но для чего? Ваша задача — узнать ответ на этот вопрос. С вами встретится наш сотрудник, он сам вас найдет. Связь будете поддерживать только с ним. Да, кстати, Миллер разговаривал с вами вчера?

— Да. Звонил по телефону.

— Что его интересовало?

— Он спрашивал, зачем меня вызвали в облоно.

— Как прошел разговор?

— Он поверил и посоветовал соглашаться на должность завуча в новой школе, а моего сына пообещал через знакомого устроить в детский садик. Я ответила, что раз так, то я соглашусь.

— Когда он ждет вас дома?

— Через пять дней.

— Поедете послезавтра. А теперь слушайте внимательно: вам надо знать, как вести себя дальше, на что обратить особое внимание.

Шаповал встал из-за стола и продолжил:

— Первое: постарайтесь точно узнать время отлучек Миллера из дома, чтобы выяснить, нет ли в этом определенной системы. Второе: вы говорили, что после того как Миллер открылся, он стал следить за вами. Поэтому будьте предельно осторожны. Третье: Миллер не сказал вам о точной дате приезда к нему связника. А оп должен знать — хотя бы приблизительно. Четвертое: максимум внимания к Миллеру. Ни в коем случае не выдавайте своих чувств. Матери ничего не говорите. Дополнительные инструкции будете получать на месте. Ясно?

— Да. Мне все понятно. Чем еще могу быть полезна?

— Вы в совершенстве владеете немецким языком, хорошо знаете английский. То, что вы рассказали о Миллере, характеризует вас как преданную комсомолку и патриотку нашей Родины. Но главное, Лиза, все силы мобилизуйте на самоконтроль, будьте естественны, внимательны, не упускайте никакой мелочи. Наши люди, которые будут связываться с вами, передадут привет от Шаповала. Ваш ответ: «Рада, что помнит меня». Вопросы есть?

— Большое спасибо за доверие! — Лиза поднялась со стула.

Майор пожал ей руку.

— Вот мой телефон, запомните и записку уничтожьте. Если меня не будет, подключится дежурный. Звоните в любое время суток.

II

На вокзале Лизу встречали мать и отец с внуком на руках. Поздоровавшись, Лиза взяла на руки Степана, и они не спеша направились домой.

— Как съездила, дочка? — спросил Карл Августович.

— Что тебе сказать, папа? Польщена предложением, но и страшно немного — шутка ли, работать завучем в такой школе.

— Ничего, справишься. И мы с матерью поможем.

— Буду надеяться, ведь вас тоже переведут в новую школу.

— Это ты просила?

— Я протестовала, — сердито ответила Лиза. — Мне не нужна ваша опека!

— Лиза, веди себя степенно, — посоветовал Карл Августович, — ты завуч, будешь читать морали, нравоучения.

Все трое засмеялись.

— А я довольна, — сказала мать. — Новая школа ближе, и здание красивее.

— А я бы остался в старой, привык. Но раз без меня меня женили — пусть будет так. Стариков сейчас не спрашивают. Как в армии, делай, что приказано, — проворчал Миллер.

— Как Степан? — спросила Лиза. — Не плакал? Не капризничал?

— Он у нас герой, — мать нежно, двумя пальцами сжала ребенку щечку… — Бутузик.

Дома Лиза подсела к матери, проверяющей ученические тетради. А Карл Августович разложил свои рыболовецкие снасти.

— На рыбалку собираешься, папа?

— Да, хочешь со мной? Посидим ночку, половим леща. С нами едут директор и новый завхоз.

— А где же старый?

— На пенсию отправили Лукича. Пил с утра до вечера.

— Мама, как ты думаешь? Поехать мне с ними?

— А чего же, поезжай. Покормишь комаров со старым дурнем.

— Сколько лет, Соня, я приучаю тебя к рыбалке, — развел руками муж, — а сдвигов никаких. Ну так что, Лиза? Готовить и тебе снасти?

— Давай…

— Тогда ложись отдохни, ты ведь с дороги. А я все приготовлю.

Лиза пошла в спальню, легла, но спать не хотелось. «Будто бы все нормально, — размышляла Лиза, — Миллер ведет себя спокойно. Значит, ни о чем не подозревает. Самоконтроль… всегда быть естественной…» Незаметно для себя Лиза уснула.

Мать разбудила ее в семь часов вечера:

— Собирайся, уже приехали за вами.

Лиза быстро оделась, взяла свой рюкзак и вышла во двор. Миллер, директор и незнакомый черноволосый мужчина лет тридцати стояли возле директорской «эмки».

— А-а-а, привет новому начальству, — шагнул директор к Лизе. — Скажу по секрету… это я тебе протекцию составил… — и Ляшенко довольно засмеялся. — С тебя причитается.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.