О конце мира

Митрополит Вениамин

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
О конце мира (Митрополит Вениамин)

Федченков Вениамин, митрополит

Письмо 1

Глубокочтимый батюшка о. Александр! [1]

Благословен Бог наш, «Имже живём, и движемся, и есмы» (Деян. 17:28).

Вы спрашиваете меня по поводу занятий вопросом о близости и сроке конца мира. Я не буду отвечать на это прямо. А только напишу; как реагирует на это моё сердце и сознание религиозное… Господи, благослови!

Мне такими вопросами не хочется заниматься, ибо я считаю себя бессильным решить их окончательно в ту или иную сторону. А что касается вопроса о сроке, то я даже религиозно страшусь приступать к нему: помилуй меня Господь от этой дерзости!

Для меня очевидно до болезненной осязательности, что моя главнейшая задача – спасение, в частности выражающаяся в необходимости беспрерывной борьбы со грехами, молитвы, исполнения ближайшего долга и целого ряда других, важных для меня и ближних дел. Поэтому занятие подобными вопросами (о сроках в особенности) мне представлялось бы подобным тому, как если бы больной, забросивший заботу о своём лечении, стал бы изучать: когда он помрёт? И что будет с ним после этого?

Может быть, те умеют сочетать и «изучение» и лечение? – Не знаю… Но сомневаюсь… Впрочем, я пишу о себе: мне – не до этого! Даже больно подумать сейчас, если бы я бросился в эти вопросы. О Боже! Будь милостив ко мне, окаянному, многогрешному, пустому («Чертог Твой вижду, спасе Мой, украшенный, а одежды не имею – войти в него»).

Люди же ныне, подобно Еве, отметая нужнейшее, вдаются в непосильное и ненужное: одни в спиритизм, другие (и это психологически «правые», «монархисты»? Не так ли у Вас в П.?) в «православное» о конце мира… И непременно с исчислениями. Болезнь одна, лишь 2 формы; оба течения отклоняются от главнейшего. «Не велико видеть Ангелов, – говорил св. Антоний Великий, – велико видеть собственные грехи».

Что касается существенного ответа на вопрос о конце мира, то у меня, убогого, сложилось следующее мнение: а) Может быть, мы переживаем предпоследний этап мировой истории (Филадельфийской, Откр. 3 гл. [2] ); б) а может быть – и нет; ибо могут обратиться ещё японцы, китайцы, индусы (700 млн.); в) не знаю; г) однако мысль нередко беспокоит о приближающемся конце и побуждает острее напрягать слабые стремления ко спасению.

Что касается до «1000-летнего» царствования, то считаю это мечтой, происходящей от религиозного оскудения, а вследствие этого – от прилепления к чувственному пониманию вещей: религиозному православному сознанию совершенно очевидно, что Царствие Божие есть внутренняя благодатная жизнь, как говорил преп. Серафим и как раскрыто в слове Божием.

А это Царствие Божие с самого пришествия Господа Иисуса Христа «пришло в силе», то есть в полноте.

Что это такое? Снесите Мф. 16:28 и Мк. 9:1. У первого – «Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своём»; у второго – «Царствие Божие, пришедшее в силе». Следовательно, Царствие Божие открылось в Иисусе Христе. Как же?.. И «по сих» взял трёх учеников и т. д. – и преобразился… Это и есть Царствие Божие – в силе… Подобное случилось и с преп. Серафимом пред Мотовиловым.

Царство Божие – проявление Божества, обожение человека и даже прославление «твари» (одежды). Так ведь это уже всё дано! А больше этого не может быть ничего. Чего же ещё ждут люди?

Неужели хилиастические чаяния [3] , которые носят, в конце концов, характер земной, могут быть «больше» этого? Никак! Убогому они скучны [4] . А то, что радостно, дано даже и нам: жизнь в Боге… «Праведность, и мир, и радость во Святом Духе» (Рим. 14:17).

А интеллигенция, заразившаяся материализмом, – в данном случае – половинчатого характера, всё строит «Царствие Божие на земле», как и до революции… И косвенно поддерживает идеи социалистические…

Ох! даже и писать неохота… Скучно! Скучно! И безнадёжно старо!.. Болезнь «прогрессивного паралича».

А если Царствие Божие есть Благодатное Царство или иначе: преображение человека и мира Духом Святым, то оно есть Его дело, а не наше. Мы не можем создать его; это же азбука.

А если так, то нам нужно готовиться к принятию его. Как? – Очищением, покаянием. И снова возвращаюсь к тому же, «своему» делу: борись со грехами, молись (Лк. 21:34—36), бодрствуй, а не занимайся бесплодной арифметикой.

Я знаю, против меня могут «они» возражать (отчасти и Вы писали)… Да я и не собираюсь спорить; ибо ведь я о себе пишу. А я думаю так: не мне, многогрешнейшему, заниматься этим!

Невольно вспоминаются два случая из древности: св. Антоний Великий размышлял о «глубине домостроительства Божия и судов Божиих, помолился и сказал: Господи! Отчего некоторые из человеков достигают старости и состояния немощи; другие умирают в детском возрасте и живут мало? Отчего одни – бедны, другие – богаты? Отчего тираны и злодеи благоденствуют и изобилуют всеми земными благами, а праведные угнетаются напастями и нищетою?".

Долго был он занят этим размышлением и пришёл к нему глас: «Антоний! Внимай себе и не подвергай твоему исследованию судеб божиих; потому что это душе вредно» (Отёчник Еп. Игнатия Брянчанинова).

Другой случай из жизни св. Пимена Великого, весьма известный.

Пришёл к нему учёный «богослов» из Александрии Евагрий. Но св. Пимен не принял его. Он рассердился и хотел уйти, но сначала сказал келейнику:

Скажи Авве, что я пришёл не для чего иного, как беседовать о богословии.

Тот передал. Св. Пимен снова не принял. Раздражённый Евагрий пошёл обратно; но уходя, сказал:

Поди, спроси его: почему он со мной не желает говорить?

Св. Пимен сказал через келейника:

Скажи ему: ты от высших, а я – от нижних; ты мудрствуешь о небесном, а я научился только разбираться в земном; ты хочешь говорить о Боге, а я познал лишь свои страсти. Вот если бы ты спросил меня: как изгонять плотскую или иную страсть, я бы тебе сказал!

Евагрий смирился; и они после беседовали о страстях… (Древний Патерик). Вот что делали отцы!

А мы ещё и каяться-то не начинали по-настоящему; ибо когда человек начнёт каяться, то ему очень тяжко будет «богословствовать». Св. Иоанн Лествичник так и говорит: «Кающийся не должен богословствовать». А что нужно сказать о том, кто ещё и не кается?.. Увы, нам!

Ещё: «Тонко-испытные беседы о Боге и чтение тонких исследований о Боге иссушают слёзы и прогоняют от человека умиление» (Отёчник).

Но уже довольно… Я сам впал в грех, который осуждаю: многоглаголание. Прости меня грешного. Помолитесь.

Недостойный Ваш благожелатель Епископ Вениамин.

1925/13/II н. с.

Р. S. Вон в России спасаются иначе: крестом, страданиями. Получены здесь два письма, одно мною: гонения… Старшая сестра Ц. сестричества в П. церкви в Севастополе была посажена в чрезвычайку, потом выслана в Вологду, а затем в Красноярск… Из Севастополя…

Вот это – спасение себя и России. А мы! о – словесники! (интеллигенты, умствующие… книжники…). Горе, горе нам!

В Симферополе – храмы были полны. Служили и утреню и литургию ночью; ибо большевики приказали в 10 ч. у. быть на службе в учреждениях… «Я едва протискалась в Церковь» (пишет быв. либеральная барышня); «выходя из храма вспоминали о первых христианах, которые тоже молились по ночам в катакомбах»… А мы?.. Нам ли спасать Россию?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.