Есть всюду свет... Человек в тоталитарном обществе

Виленский Семен Самуилович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Есть всюду свет... Человек в тоталитарном обществе (Виленский Семен)

Annotation

Хрестоматия адресована школьникам, изучающим советский период российской истории. Ее авторы — выдающиеся русские писатели, поэты, мемуаристы, неприемлющие античеловеческую суть тоталитаризма. Их произведения, полностью или фрагментарно представленные в этой книге, образуют цельное историческое полотно. Одновременно она является учебным пособием по русской литературе ХХ века.

Есть всюду свет...

СЕМЕН ВИЛЕНСКИЙ

1

АНДРЕЙ ПЛАТОНОВ

ВЛАДИМИР КОРОЛЕНКО

МИХАИЛ ГЕЛЛЕР

2

МАРИЭТТА ЧУДАКОВА

МИХАИЛ БУЛГАКОВ

ЮРИЙ ДОМБРОВСКИЙ

АЛЕКСАНДР ЯШИН

АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН

ВАРЛАМ ШАЛАМОВ

ОЛЬГА АДАМОВА–СЛИОЗБЕРГ

ЕВФРОСИНЬЯ КРАСНОВСКАЯ

НИНА ГАГЕН–ТОРН

АРИАДНА ЭФРОН

ГЕОРГИЙ ДЕМИДОВ

ГЕОРГИЙ ВЛАДИМОВ

АНАТОЛИЙ ПРИСТАВКИН

3

ВАРЛАМ ШАЛАМОВ

АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН

4

НЕИЗВЕСТНЫЙ АВТОР

НИКОЛАЙ ЗАБОЛОЦКИЙ

ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВА

ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ

АННА БАРКОВА

НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ

АННА АХМАТОВА

ВЛАДИМИР НАБОКОВ

БОРИС ПАСТЕРНАК

ИВАН ЕЛАГИН

МАРИНА ЦВЕТАЕВА

ОБ АВТОРАХ

О МОСКОВСКОМ ИСТОРИКО–ЛИТЕРАТУРНОМ ОБЩЕСТВЕ «ВОЗВРАЩЕНИЕ»

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ГУЛАГА

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

Есть всюду свет...

Человек в тоталитарном обществе

Хрестоматия для старшеклассников

СЕМЕН ВИЛЕНСКИЙ

Суд идет…

Дорогие старшеклассники! Прежде чем вы начнете знакомишься с этой книгой, хотелось бы поразмышлять с вами о вашем будущем. Речь не о том, какие профессии вы изберете, а о том. в какой стране будете жить — свободной, демократической или несвободной.

Что я разумею под словом «несвободной»?

Представьте себе своего сверстника, которого арестовали только за то, что он читал или просто держал в руках книгу, запрещенную теми, кто распоряжается людьми, имеет над ними власть, кто считает, что только они знают, как люди должны жить, что читать и даже что они должны думать.

Его начинают допрашивать: кто дал книгу? Он отвечает: нашел на чердаке — и в самом деле было так. Но ему не верят, кричат: «Гаденыш, говори правду! А ты, оказывается, из молодых, да ранних!»

Осудят школьника или отпустят — в любом случае на него заведут секретное дело, устроят так, чтобы на чего доносили его же сверстники, учителя, потом сослуживцы. Одни откажутся, а других запугают, заставят. И всё потому, что он читал запретную книгу, а значит, знает то, что не положено знать, думает так, как не положено думать .

Знаю это не понаслышке — нечто подобное происходило со мной.

Отличались ли наши правители от фашистских? Те устраивали из неугодных им книг костры, а наши — изымали из библиотек «вредную для народа» литературу, и запуганные граждане сами «чистили» свои домашние библиотеки, сжигали запретные книги, рвали и по ночам выбрасывали на свалку. Но немецкие фашисты были у власти двенадцать лет, а большевики — семьдесят. Людей, которые протестовали против такого порядка, бросали в лагеря, за колючую проволоку. А по другую сторону ее «свободные граждане» пели: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек!» Пели и те, кто вовсе так не считал. Привычным становилось двоедушие. Людям внушали, что они – самые лучшие в мире, что они – строители светлого будущего.

Хотите жить в такой стране? Если не хотите – читайте эту книгу.

Ошибочно полагать, что история – это вчерашний день, что завтра всё начнется заново, с чистой страницы. Нет! Жизнь прошедших поколений продолжается в сегодняшнем, в нас самих, в наших представлениях, духовном складе, в событиях, запрограммированных в прошлом. Не верите? – Читайте фрагменты романа Анатолия Приставкина «Ночевала тучка золотая», помещенные здесь.

…1944 год. Чеченцы, как и некоторые другие народы, по приказу Сталина насильно вывезены в Среднюю Азию. Избежавшие этой участи взялись за оружие. Руководители карательной операции не останавливаются ни перед чем, даже разоряют их родовые кладбища, мостят могильными камнями дорогу в горы.

Разве то, что происходит сегодня в Чечне, где взаимное ожесточение достигло предела, не последствие случившегося полвека назад?

И вот гибнут чеченцы, гибнут российские солдаты – мальчишки, еще недавно сидевшие за школьными партами.

Так прошлое отзывается в настоящем.

…В сорок втором, когда мне исполнилось четырнадцать лет, судьба забросила меня в маленький уральский городок. Работал там в военном госпитале возчиком, ездил на станцию встречать санитарные поезда, приходившие с фронта. Вместе с такими же, как я, подростками с трудом подымал носилки с тяжелоранеными, осторожно укладывал на сено в телегу… Я вел лошадь под уздцы по разбитой дороге, изо всех сил придерживая ее на ухабах. А за спиной – стоны, голос: «Полегче, сынок!»

В один из таких дней получил я письмо отца: «Сын мой, не могу держать тебя в неведении: умерла мама». Представляю, с какой мукой писалось оно!

Это человеческое НЕ МОГУ было абсолютно чуждым большевистским правителям – для них не то что «держать в неведении», но и лгать людям было всё одно, что умываться по утрам.

Эта ложь порой походила на черный юмор.

В 1937–1938 годах на запросы родных сообщалось: «Осужден на десять лет без права переписки» (а человек расстрелян). Минуло десять лет, двадцать – на запросы детей и внуков стали приходить ответы: умер в лагере в 43–м, 44–м – от инфаркта, воспаления легких…

В 60–е годы моя знакомая Елена Адамовна Стриковская, вдова одного из расстрелянных, сама отбывшая лагерный срок и реабилитированная, попросилась на прием к председателю Президиума Верховного Совета СССР Микояну и он ее принял. В прошлом ее покойный муж был помощником Микояна, и они дружили семьями.

Увидев постаревшую скромно одетую женщину, он, видимо, решил: пришла просить прибавки к пенсии, и сам заговорил об этом. Но Елена Адамовна от прибавки отказалась. Пришла она совсем по другому делу. Ее сын работал в каком–то закрытом конструкторском бюро, «ящике», как тогда называли, и должен был заполнить длинную анкету. Причем в графе «отец» указать не только дату, но и причину смерти.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.