Реклама - двигатель любви

Брейди Джилл

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Реклама - двигатель любви (Брейди Джилл)

1

— Я бы просто убила этого парня! Когда-нибудь так и сделаю. — Сьюзан швырнула свою папку на стол с такой злостью, что секретарша Руби Стил лишь молча посмотрела на свою шефиню.

— Угадай, кто получил заказ Люси Мартин? — Сьюзан остановилась перед Руби, скрестив руки на груди.

— Он опять добился своего, этот проклятый Роджер Гордон, — произнесла секретарша, хорошенькая маленькая женщина с коротко подстриженными каштановыми волосами.

— Вот именно! — Сьюзан отбросила назад копну каштаново-рыжих кудрей. Она была вне себя от ярости. — И теперь ты можешь мне не рассказывать, что он просто очаровал даму. Люси Мартин — старый боевой конь в большом бизнесе. У нее за плечами добрых восемьдесят лет.

— Ей семьдесят восемь.

Сьюзан насмешливо фыркнула.

— Ну хорошо, почти восемьдесят! Старая леди меня даже не приняла. Она передала мне через своего сотрудника, что заказ отдан другому. Я, конечно, на этом не успокоилась, а выяснив все-таки, кто за этим скрывается, чуть не лопнула от злости!

— Кофе? — спросила Руби и встала.

— Кофе еще больше возбудит меня. — Сьюзан достала сигарету из пачки, лежащей на столе, и закурила. Она небрежно села на край письменного стола. Ее длинные ноги были особенно видны под короткой юбкой нарядного костюма. — Может быть, он приставал к ней. От него не убережется и мумия. Это отвратительный, гнусный мужик.

— Но ведь ты совсем не знаешь Роджера Гордона, — заметила Руби. — Говорят, он выглядит блестяще.

— По мне, так он может выглядеть, как Роберт Редфорд. Я говорю о том, что парень работает нечестно. Я столько затратила усилий на проклятую рекламу дурацкой детской каши. И тут появляется этот подлец и выхватывает все буквально из-под носа. Запомни, Руби, наше рекламное агентство наверняка разорится, если Гордон и дальше будет выкидывать свои штучки в Нью-Йорке.

— Но он работает хорошо, надо отдать ему должное.

Сьюзан посмотрел на Руби так, будто хотела вцепиться ей в горло.

Секретарша подняла руки.

— Не волнуйся, Сьюзан. Послезавтра ты летишь в Лос-Анджелес. Твои наброски для новой косметической серии наверняка понравятся Теду Хавкинсу. И тут уж Роджер Гордон не сможет стать тебе поперек дороги.

— Кто знает, какие связи у этого типа! — Сьюзан так энергично загасила в пепельнице сигарету, словно это было лицо Роджера Гордона.

Ее конкурент открыл свое рекламное бюро только два месяца тому назад на Тридцать второй улице. Сначала Сьюзан вообще не обратила на это внимания, пока у нее вдруг не появились первые трудности. Она никогда не встречалась с Гордоном и, видит Бог, отнюдь не стремилась к этому.

После окончания колледжа девушка несколько семестров изучала историю искусств и графику. Отец оказывал ей большую финансовую помощь, и она вскоре смогла открыть собственное рекламное агентство. Здесь работали три сотрудника, и все началось очень хорошо. Благодаря связям отца Сьюзан скоро получила и заказы. Ничего не мешало быстрому взлету ее карьеры, пока не появился Роджер Гордон.

— Давай-ка перекусим, — предложила Руби.

— Пошли к итальянцам. Выпьешь красного вина, и оно тебя успокоит.

Зелено-золотистые глаза Сьюзан все еще были полны злости.

— Меня ничто не сможет успокоить. Если бы этот Роджер Гордон попал в мои руки! Я бы просто свернула ему шею!

— Чепуха, — засмеялась Руби. — Твои планы мести тебе ничего не дадут. Забудь его.

— Тебе хорошо говорить! Чего я только ни придумывала для рекламы детского питания. По ночам ломала себе голову над какой-нибудь оригинальной идеей. И вдруг появляется этот отвратительный тип и нагло отбирает у меня заказ.

— Свободная рыночная экономика!

— Если бы это случилось в первый раз, — сказала Сьюзан. — Но он доведет дело до того, что я вообще не смогу что-либо предпринимать в Нью-Йорке.

— Тебе следовало бы работать с ним вместе. Вы были бы хорошей командой.

— Я лучше спрыгну с двадцать третьего этажа! — прошипела Сьюзан. — И что это за человек!

Руби постучала шариковой ручкой о край стола для пишущей машинки.

— Я как-то видела его фотографию в «Геральд трибюн». Выглядит он неплохо. Говорят, женщины без ума от этого парня. В нем должно быть что-то такое, что безотказно действует на противоположный пол. Говорят, он меняет своих подружек, как рубашки. Просто какой-то сексуальный маньяк.

— Отвратительно, — произнесла Сьюзан.

— Ну, пошли, — подтолкнула ее Руби. — Я ведь уже сказала, выкинь его из головы. Ты наверняка получишь заказ в Лос-Анджелесе, и тогда Роджер Гордон будет забыт навсегда.

— Я его никогда не забуду, — призналась Сьюзан. — И однажды расквитаюсь с ним за все.

Руби улыбнулась.

— Местью надо наслаждаться, когда она только свершилась. Пойди сейчас же к нему и скажи, что ты о нем думаешь. Может быть, час спустя ты уже окажешься с ним в постели.

Сьюзан с шумом вдохнула воздух.

— За кого ты меня, собственно говоря, принимаешь? Я лучше бы легла с Кинг Конгом, чем связалась с этим типом.

— Мне хочется есть, — заявила Руби, — и сейчас как раз время ленча. Забудь свою злость. Незачем плакать о пролитом молоке. И кто вообще этот Роджер Гордон?

— Ты права, — промолвила Сьюзан, — пойдем лучше к Марио. Хотя у меня нет никакого аппетита.

— Ну, он придет во время еды. А после ленча мы еще раз просмотрим наши наброски для Теда Хавкинса. Я нахожу твою идею с лосьоном для тела великолепной. Полуголая женщина верхом на лошади. В этом есть и эротика, и страсть.

Девушка состроила гримасу.

— Мне иногда кажется, что я неудачница.

— Ты что, не в своем уме? Открой любой иллюстрированный журнал, и в каждом ты найдешь свою рекламу готовых блюд Булла. И вообще, покажи-ка этому Роджеру Гордону, на что способна! Ты его наверняка заткнешь за пояс.

Сьюзан улыбнулась.

— Ты все время стараешься подбодрить меня. Но, по правде говоря, я очень расстроена.

— В этих случаях помогают хорошая еда и хорошее вино. Пойдем Сьюзан. После еды ты будешь чувствовать себя лучше. Ты ведь не капитулируешь перед мужчиной, не так ли?

— Это чудовище! — прошипела Сьюзан, повесила свою белую сумку через плечо и вышла через стеклянную дверь на улицу вслед за Руби. Настроение у нее все еще было подавленное, и стаканчик вина вряд ли его изменит.

Потом она стала думать о Лос-Анджелесе и Теде Хавкинсе, с которым уже однажды работала: «Если я получу заказ на косметическую серию, то все будет в порядке». Сьюзан не хотела больше вспоминать про детское питание и уж тем более о Роджере Гордоне.

Роджер стоял перед зеркалом и брился. Тихое жужжание бритвы в это утро его раздражало. Болела голова. Он испытующе посмотрел на себя в зеркало. Заметны ли на его лице следы бурно проведенной ночи?

Мужчина был на вечеринке до четырех часов. И там он не только танцевал. Платиновая блондинка Памела была знойной женщиной. И много чего могло бы еще произойти. Роджер недовольно скривил рот. В общем и целом он был по горло сыт женщинами, которые бегали за ним и предлагали себя, как будто Гордон был единственным мужчиной на свете.

«Влюбиться бы снова по-настоящему!» — подумал он и отложил бритву в сторону. Французский лосьон после бритья источал свежий горький аромат. Роджер нанес его на щеки и шею и почувствовал себя посвежевшим.

Он пригладил щеткой густые, коротко подстриженные темные волосы и бросил еще один критический взгляд серых глаз в зеркало. «Я все еще выгляжу слегка усталым», — подумал Роджер. Но здоровый загар, с трудом приобретенный в городе, скрывал некоторую помятость мужественного лица.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.