Король Крыс

Доценко Виктор Николаевич

Серия: Бешеный против Лютого [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Король Крыс (Доценко Виктор)

От авторов

Уважаемые друзья!

Читая остросюжетные книги, вы хоть раз, наверное, задавались вопросом: «а что, если?..»

Что если два гениальных сыщика — Шерлок Холмс и комиссар Мегрэ — оказались бы вдруг противниками? Кто вышел бы победителем в смертельной схватке — храбрый рыцарь Айвенго или благородный мушкетер Д’Артаньян? А сумел бы штандартенфюрер фон Штирлиц так ловко уходить из хитроумных ловушек, будь на месте коварного Мюллера майор Пронин?

В этом первом романе–боевике нового сериала, который мы предлагаем на ваш суд, как раз и реализован сценарий жесткого противостояния двух главных героев разных книг — Савелия Говоркова, по прозвищу Бешеный, и Максима Нечаева, известного под оперативным псевдонимом Лютый.

Савелий Говорков вряд ли нуждается в представлении. Выпущено уже десять романов сериала о нем (на подходе одиннадцатый — «Война Бешеного»), по первым сняты фильмы: «По прозвищу Зверь» и «Тридцатого уничтожить». Честный, открытый, благородный и чуточку наивный — таким знают Бешеного миллионы читателей.

Со вторым героем — Максимом Нечаевым — поклонники детективно–приключенческого жанра познакомились сравнительно недавно. Однако многочисленные отклики читателей на романы «Бригада Лютого», «Прокурор для Лютого» и «Подземная война Лютого» убедили автора, что он на верном пути. Как и Савелий Говорков, Максим Нечаев — непримиримый враг криминального беспредела, подобно Бешеному, Лютый благороден в помыслах и неустрашим в поступках.

Однако при всех своих замечательных качествах Савелий и Максим — совершенно разные люди. У каждого свой, далеко непростой характер, неодинаковые пристрастия, вкусы, порой противоположные взгляды, наконец, собственная история жизни.

И вот, по воле судьбы, наши достойные друг друга герои — убежденные борцы за торжество справедливости — становятся ярыми противниками на российском криминальном поле боя. Как сложится их противостояние, кто одержит верх в поединке, в котором ставка — жизнь? Не будем здесь раскрывать карты, читайте, надеемся, не разочаруетесь.

Хотим предупредить тех, кто знаком с главными героями по книгам о них, что в нашем новом сериале возможны какие-то неизвестные прежде факты их жизни, так как и действуют они в новых обстоятельствах, существуют в другом литературном пространстве.

Виктор Доценко, Федор Бутырский

Пролог

Ну чо, щас старшому на «ручник» звякну, и двинем…

Рядом с тяжелым неповоротливым джипом «Ниссан–Пэтрол» стояли четверо: две кожаные куртки, зеленый кашемировый пиджак и строгий деловой костюм. Предложение позвонить на сотовый последовало от делового костюма. Сплюнув под ноги, он извлек из кармана телефон и, набрав номер, произнес:

Это я… Ага, уже на месте… Да?.. Чего?.. Мгм, ясненько! Как скажешь, не кошмарить — так не кошмарить. Культурно так перетрем — и весь базар… Ага… Давай, и тебе того же.

Спрятав телефон в карман, мужчина выразительно кивнул спутникам:

Старшой говорит, чтоб культурненько было. Нам велено не наезжать, а только прощупать… Пока только прощупать. А пробивка — она и в Африке пробивка.

Припарковав машину, четверка двинулась к высокому ультрасовременному зданию из стекла и бетона — коричневые стеклопакеты весело блестели под весенним солнцем. На позолоченной табличке у входной двери значилось: АВИА- МАРКЕТИНВЕСТБАНК.

«Деловой костюм», метнув короткий оценивающий взгляд на видеокамеры наружного наблюдения рядом с табличкой, изобразил на липе выражение сдержанной доброжелательности и с силой вдавил кнопку переговорного устройства. Видеокамера медленно повернулась на консоли, в радужно–черном глазке объектива отразились лица визитеров, и из динамика переговорного устройства донесся металлический голос:

Вы к кому?

Сергей Анатольевич у себя? — официально вежливо осведомился звонивший.

Кто его спрашивает?

Гаврила Коньковский. Ваш шеф уже в курсах. Ждет.

Визитеров пропустили сразу же: видимо, в офисе их действительно ожидали.

Ярко освещенные коридоры, мягкие бобрики ковровых дорожек, бесшумный скоростной лифт, еще один коридор — и дорогая, баксов за пятьсот, табличка на дверях мореного дуба гласила:

ИЛЬИНСКИЙ СЕРГЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ — УПРАВЛЯЮЩИЙ АВИАМАРКЕТИНВЕСТ- БАНКА.

«Кашемировый пиджак», не постучавшись, округлым плечом нажал на дверь, и они вошли в приемную.

Вы к кому, молодые люди? — Длинноногая секретарша с внешностью фотомодели, отложив косметический наборчик, дежурно улыбнулась вошедшим.

Да к нему, — ответил «деловой костюм», на этот раз куда более развязно.

Простите, как о вас доложить? — Рука с наманикюренными ногтями привычно потянулась к телефонной трубке.

А на хрена докладывать? Мы еще вчера ему стрелку кинули, — небрежно бросил «деловой костюм», однако, поймав недоуменный взгляд секретутки, снизошел до объяснения: — Да коньковские мы, коньковские.

Спустя минуту странные посетители Авиамаркетинвестбанка сидели за столом управляющего — плотного моложавого мужчины с короткой стрижкой и несоразмерно большой, круглой, как бильярдный шар, головой. Несмотря на очевидную значимость собственной должности в банке, управляющий старался не встречаться с посетителями взглядом — в его глазах сквозила затравленность насмерть перепуганного животного.

Коньковские начали первыми. Говорил в основном «деловой костюм», «кашемировый пиджак», то и дело поправляя на бычьей шее массивную цепь червонного золота, нехорошо и многозначительно щурился, а двое в кожаных куртках, сунув руки в карманы, бесцеремонно разглядывали висевший на стене цветной портрет толстой голой бабы — подлинник Рубенса.

Сергей Анатольевич, — «деловой костюм» вытянул под столом ноги, — вы тут недавно со своим банком нарисовались, и так уж вышло, что па нашей территории…

Управляющий вздохнул облегченно: человек, несомненно, опытный, он понял, что это не бандитский наезд, а всего лишь знакомство.

Да, Авиамаркетинвестбанк появился в столице сравнительно недавно и вскоре, как и следовало ожидать, попал в поле зрения криминалитета. Такое теперь в России время: куда ни плюнь — попадешь или в крутого, или в бригадного, или в подрядного, или в приблатненного, или, что того хуже, замусоренного.

Дикий капитализм по–русски означает тотальный, всеобъемлющий беспредел. Беспредельничают менты, беспредельничает так называемая братва, а Лубянка давно уже подмяла под себя до четверти московских финансовых структур. В России недостаточно быть умным, удачливым и богатым. Надо иметь еще или «крышу» в лице отмороженных бандитов, или подкармливать милицию — иначе ничего не добьешься. Или налогами задавят, или аудиторов натравят, или за решетку кинут, или, что совсем хреново, покрошат в собственной машине из АКСов купленные киллерюги.

Вновь организованный банк, разумеется, свое прикрытие уже имел: небольшую, но очень мобильную преступную группировку, известную в Москве как очаковская.

…И потому нам просто хочется узнать: за вами кто-нибудь есть? — завершил «деловой костюм», придавив собеседника тяжелым взглядом.

Управляющий сглотнул некстати набежавшую слюну — острый кадык заходил над узлом трехсотдолларового галстука.

Вы хотите выяснить, кому платим?

Вот–вот, — вставил «кашемировый пиджак». — Кому отстегиваете за крышу?

Деньги за охранные услуги мы перечисляем фирме «Арнольд», это в Очаково. — При воспоминании об очаковских хозяин кабинета невольно поморщился: эти ублюдки всегда относились к нему с показным пренебрежением, называя за глаза не иначе как «коммерсюга жирный».

Понятненько, — ощерился «деловой костюм». — И как — нормальненько у вас с ними все получается? Никаких непоняток?

В смысле? — насторожился управляющий.

Ну, проблемы там какие-нибудь. — «Деловой костюм» вяло пошевелил пальцами.

Алфавит

Похожие книги

Бешеный против Лютого

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.