В конце сезона туманов

Ла Гума Алекс

Жанр: Современная проза  Проза    1972 год   Автор: Ла Гума Алекс   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В конце сезона туманов (Ла Гума)

АЛЕКС ЛА ГУМА В конце сезона туманов Повесть Перевод с английского Виктора Рамзеса

Памяти Бэзила Фэйрюери и других, кто пал в 1967 году, сражаясь в Зимбабве.

Те, кто нас, черных, употребляет в пищу, Те, кто прячется за частокол речей и бумаг, Будут в прах растерты, Раздавлены каменным градом, Рассыплются, как паутина в конце сезона туманов. Вчера была ночь, Завтра — утро, Утро нового дня… [1] «Мученики». Конте Сайду Тидиани (Гвинея)

ОТ АВТОРА

Это первая книга, написанная мною в изгнании, в Лондоне. Я работал над ней с перерывами все последнее время. Помог счастливый случай — присуждение афроазиатской литературной премии «Лотос». Полученные деньги дали мне возможность засесть за повесть и закончить ее.

Все мои книги повествуют о Южной Африке и ее народе. В повестях «Скитания в ночи», «И нитка, втрое скрученная…» изображена жизнь обитателей трущоб, тяжелые будни угнетенных африканцев. В «Каменной стране» я попытался описать условия, царящие в южноафриканской тюрьме. Возможно, в этой книге отразилась в концентрированном виде жизнь всей страны. Завершив эти книги, я задумался над темой своего следующего произведения. По моему убеждению, написано о Южной Африке пока недостаточно. Желая внести посильный вклад в эту работу, я стал ломать голову над тем, о чем писать на сей раз.

Наконец я остановился на народной борьбе за уничтожение тирании в Южной Африке. У революционной борьбы в Южной Африке долгая, богатая история. Монументальный многоплановый роман, воздающий должное героям, оказался бы мне не по силам. Но я не мог не рассказать об обыкновенных, простых людях, совершающих героические дела, вносящих весомую лепту в подпольное движение. В этих невоспетых мужчинах и женщинах нет ничего романтического, сенсационного. Времена массовых митингов, демонстраций, речей миновали. В национально-освободительном движении в Южной Африке наступил новый этап. В условиях фашистской диктатуры подпольщики проделали гигантскую работу по повышению активности и сознательности народных масс. Обыкновенные мужчины и женщины, которым свойственны и беспокойство, и страх, и минутные колебания, оказались способны на подвиг. Они живут под неотступной угрозой ареста; многих уже схватила фашистская полиция, некоторые скончались под пытками, других бросили в тюрьмы. Часть молодых мужчин и женщин тайком перешла границу. В далеких краях они проходят военную подготовку, а потом вернутся в Южную Африку, чтобы дать последний, решительный бой. У каждого из этих людей своя, с первого взгляда обычная, а на самом деле героическая судьба.

Я не надеялся охватить всего, не пытался во всех деталях воссоздать картину этой стороны южноафриканской действительности. Но мне хотелось по меньшей мере выразить глубокое уважение к преданным великой цели людям, не примирившимся с тиранией, отдающим все силы борьбе.

Я вспомнил тех, кого знал лично. Вспомнил семью, в чьем доме скрывался, когда полиция охотилась за «инициаторами» одной политической кампании. Меня передавали по цепочке, из рук в руки, из дома в дом. Благоустроенные коттеджи чередовались с покосившимися хижинами. Так спасали меня и многих других от южноафриканского «гестапо». Мой товарищ погиб в камере пыток. Но его место в строю заняли другие. Обычные, ничем не примечательные люди — ничего «олимпийского» в них не было. Но за внешней простотой и обыкновенностью угадывались герои, заслуживающие признательности и уважения.

Бейкс, центральный персонаж, — обычный молодой человек, выполняющий возложенное на него политическое задание, в данном случае — распространение нелегальных листовок. Он нервничает, беспокоится о судьбе движения, волнуется за жену и ребенка. Но несмотря ни на что он выполняет свой долг. Текване (кстати, в переводе это имя означает «цапля») — рабочий, пришедший в революционное движение через все тяготы своей жизни. Он становится вожаком подпольной организации. В книге есть и другие персонажи, чьими прототипами были реальные люди, посвятившие себя делу повышения политического сознания масс.

Я не считаю, что все мне удалось. Я хотел лишь рассказать о судьбе этих простых людей в надежде воздать им таким образом за их подвиг. Действие книги происходит на фоне мрачной расистской диктатуры.

Трудность заключалась в том, что, уехав в изгнание, я оказался оторванным от движения активного сопротивления. Но у меня нет сомнений, что в книге правдиво отражена нынешняя ситуация в Южной Африке. До нас доходят сообщения о широком размахе деятельности подпольных групп. Подпольщики распространяют политические прокламации, призывающие проявлять отвагу и организованность. Эти листовки будоражат общественность и приводят в ярость полицию. Массовые кампании свидетельствуют о живучести и действенности подпольных групп. За всем, что происходит в Южной Африке, стоят простые мужчины и женщины, выходцы из самой гущи южноафриканского народа. Они возглавляют сопротивление расистскому гнету. На первый взгляд, в их жизни нет ничего драматического, но в конце концов становится ясно, что они и есть соль земли.

В поисках названия для книги я в конце концов остановился на словах из стихотворения гвинейского поэта Конте Сайду Тидиани. Они, как мне кажется, отражают тот дух и смысл, который я вкладывал в книгу.

ПРОЛОГ

Они нагрянули глубокой ночью, на нескольких автомобилях, выволокли его из дому и запихнули в «фольксваген». Лето уже кончалось, но ночь была теплой, и только высоко в небе тонкий иней, будто подвенечная фата, серебрил звезды. Два сыщика влезли в машину, один сел за руль, другой — на заднее сиденье, рядом с арестованным. Остальные тем временем обыскивали дом.

— Придется оставить его до утра в участке, — сказал сыщик, сидевший сзади. Водитель включил передатчик и доложил об аресте начальнику районной службы безопасности.

Они ехали через район пригородных трущоб, мимо ветхих домишек, затем — через кварталы новой застройки. До самого участка ехали молча.

Несколько часов спустя, чуть свет, они явились за ним и повезли в город, в управление службы безопасности. Рослый молодой сыщик, как и вчера, был за рулем — водил он мастерски, — а второй, в спортивном пиджаке, снова сидел сзади, сжимал и разжимал кулаки, разглядывал ладони.

Предместье просыпалось, от крыш и садов поднимался предрассветный туман, на автобусных остановках уже выстраивались в очередь рабочие.

Окраины кончились, за окнами замелькал город: зубчатая гряда конторских зданий, шеренги счетчиков на платных автостоянках, будто полчища безруких роботов. Арестованный сидел не шелохнувшись, с выражением глубокого раздумья на лице.

Сыщик, ехавший рядом с ним, заметил это.

— Сочиняешь басни для нас? — Он оскалился и отрывисто залаял, что должно было означать смех. — Чего бы ты ни наплел, никто тебе не поверит. Мы не глупей тебя, макака!

Молодой сыщик громко заржал:

— Мы его так разделаем, что ему будет не до сказок!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.