Бесценный подарок

Ханов Георгий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бесценный подарок ( Ханов Георгий)

Матери солдата Любови Васильевне Родионовой, ПОСВЯЩАЕТСЯ

О чем душа в плену молилась, Куда кровавым следом шла? Когда глава с плечей скатилась, О чем подумала душа?.. Лилия Середина

Близился к концу месяц май. Яркая, сочная листва принарядила деревья. Буйно потянулась навстречу теплому солнышку зеленая травка. В воздухе перемешались запахи оживших после зимней стужи растений. Давно проснувшиеся горные ручьи стремительно несли талые воды в долины. Все живое, от маленькой букашечки до заботливо ухаживающих за своим потомством птиц и зверей, радовалось наступлению тепла и приближению летних деньков. Только не высыхали слезы на глазах матери солдата...

В светлый и радостный праздник Вознесения Господня трагически оборвались молодые жизни Евгения Родионова и его товарищей Саши, Андрея и Игоря...

В Чечне — маленькой республике на Северном Кавказе — шла жестокая война...

Рядовой пограничник Евгений Родионов завершал обучение в части спецподготовки погранвойск в г. Неман Калининградской области.

Как он гордился этим! В каждом письме домой писал:

- Мама, я не просто солдат, я — пограничник!

В его записной солдатской книжке были строки:

Налейте полные бокалы! Встать! Смирно! Русь, ты велика! Я пью за наши идеалы — За пограничные войска!!!

По окончании учебки Женю, как и других ребят, ждала пограничная застава. Однако из трехсот молодых воинов двести пятьдесят написали рапорта, желая служить в «горячих» точках. Они хотели проверить себя, послужить Родине там, где опаснее. Евгений был в числе желающих.

Перед отъездом к Жене приехала мама. Командир части, зная, что новобранцу предстоит служить на границе с неспокойной Чечней, дал ему 10 суток отпуска.

Угощая сына разными лакомствами, Любовь Васильевна тревожно заглядывала ему в лицо. Она знала, что ее Евгений всегда был твердым и верным слову. Он никогда не пытался хитрить.

- Ведь кто-то должен служить и там... Зато я вернусь из армии на полгода раньше, обещаю тебе, — успокаивал юноша свою маму.

- Женя, там идет война, ты просто не понимаешь, насколько это серьезно. Там уже есть пленные, есть погибшие... Если с тобой что случится, я этого Не переживу, — пробовала отговорить его Любовь Васильевна.

- Мама, — ответил Евгений, — от судьбы еще никто не ушел... Я могу выйти на дорогу, и меня задавит машина. Разве от этого будет легче? А плен... Это уж как повезет...

Мать и сын все время были вместе. Однажды они забрели на городское кладбище, в молчании постояли у братской могилы воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны. Там же сфотографировались на память. Эта фотография стала последней в жизни Евгения.

А вот еще одна фотография. Она тоже из последних: веселый юноша, слегка надвинув козырек фуражки на глаза, дерзко смотрит в объектив фотоаппарата. Плечо слегка опущено, словно для того, чтобы все видели буквы «ПВ» — пограничные войска, его гордость, а на груди просматривается веревочка с крестиком...

Зимой 1996 года рядовой пограничник Родионов начал нести службу на Ингушской заставе в составе погранотряда особого назначения. Военная специальность Евгения — гранатометчик.

Совсем рядом находилась граница с Чечней. Вместе с другими солдатами Женя нес службу на контрольном пункте, через который проезжали машины, проходили люди, следуя в Чечню и обратно. Блокпост был абсолютно не оборудован для проверки: ни света, ни связи, ни огневой поддержки...

Женя и его сослуживцы — Андрей, Саша и Игорь — досматривали машины, старались не допустить провоза оружия и боеприпасов для боевиков. Ежедневно через пункт проезжал «уазик», прозванный «таблеткой».

В ту ночь «уазик» остановился сам. Из него выскочили несколько хорошо вооруженных бандитов Руслана Хойхороева — завязалась борьба. Спустя некоторое время «уазик» уехал в сторону Чечни, увозя в плен молодых солдат. Лишь истоптанный снег и застывшие пятна крови молчаливо рассказывали о той недолгой, но упорной борьбе ребят с напавшими на них боевиками.

Так начался мученический путь Евгения и его товарищей. Сто дней и ночей проведут узники в чеченском плену в местечке Бамут.

Их ежедневно избивали, пытали, подвешивая на дыбе — палке, прикрепленной цепью к потолку холодного подвала. Все это время их почти не кормили. Стены сырого темного подвала, бетонный пол почернели от крови несчастных пленников.

Они мужественно терпели, до последнего надеясь и веря, что их спасут, не оставят в беде.

Женя и его друзья пытались освободиться через решетку в небольшом оконце над головой, но слишком толстыми были прутья решетки и мало сил у пленников. Ребята пробовали вырвать ее, погнули вовнутрь, но дом был построен прочно, на века...

Днем пленников заставляли носить воду, стирать, копать траншеи, таскать ящики с боеприпасами...

Боевики хотели, чтобы Женя и его товарищи написали своим родным письма и попросили выкуп. Ребята отказались. Женя сказал, что у мамы больное сердце и денег у них нет.

Их снова били, снова морили голодом... Не осталось пыток, которые не испробовали чеченские торговцы людьми на юных солдатах. Потом ребят заставляли отречься от православной веры и принять мусульманство, обещая отпустить пленников на свободу. Торг не удался. Избитые, голодные, измученные бесконечными издевательствами, они не предали Веру и Матерь-Церковь.

А в это время мама Евгения, не дождавшись от командиров помощи в поисках их бойца, ходила по селам и аулам, пытаясь хоть что-то узнать о пропавшем сыне. В нее кидали камнями, чеченские женщины и старики кричали на нее, угрожали ей смертью. И только простые российские солдаты с жалостью смотрели на нее, давали поесть, спрашивали, есть ли новости о сыне.

Самые страшные мучения обрушились на Евгения. Православный крестик на его груди был ненавистен врагам.

«Сними крест», — не раз слышал эти слова в свой адрес Женя за свою короткую жизнь.

Мать Евгения вспоминает: когда мальчику было одиннадцать лет, он вернулся от бабушки после школьных каникул с крестиком на шее.

- Женя, что это? — спросила его мама.

- Это крестик. Я ходил с бабушками в церковь перед школой, исповедался, причастился, и это мне дали.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.