Ложь напрокат

Андреева Валентина Алексеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ложь напрокат (Андреева Валентина)

* * *

– Ты не пришла на мои похороны… – Голос Татьяны, немного искаженный телефонной связью, звучал укоризненно. Злости в нем не было. Да Танюшка, по сути, и не умела злиться. Прижав трубку плечом, я сдвинула не вовремя закипевшую кастрюлю с бульоном в сторону и обожгла руку. – Я могла бы понять твое отсутствие на поминках, но не прийти со мной проститься!..

В трубке раздались частые гудки.

Я с досадой подумала, что не успела сказать ни слова в свое оправдание. Хотя я ведь ни в чем не виновата. Откуда, скажите на милость, мне было знать об этом мероприятии?!

– Затеяли похороны и даже не соизволили пригласить!

Последние слова, дуя на обожженную руку, с раздражением произнесла вслух и… осознала их смысл. Недоверчиво взглянув на телефон, забыла про боль, осторожно поднесла трубку к уху. Длинный гудок… Ужас нарастал постепенно. Сначала он приковал меня к стулу, и я явственно ощутила, как на голове шевелятся волосы. Потом возникло желание оглушительно завизжать и выбежать из квартиры. Но не было возможности – ни ноги, ни голос мне не подчинялись.

Через некоторое время вернулась способность если не двигаться, то осмыслить свое состояние.

– Парализовало… – отрешенно констатировала я. – Теперь от табуретки не оторвать. Так и буду на ней торчать до конца жизни.

Телефонный звонок опроверг мой вывод. От неожиданности я резко подскочила, успев отметить, что воистину клин клином вышибают. Трясущейся рукой ухватила трубку и, нажав с третьей попытки кнопку соединения, закрыла глаза.

– Ира! Ирочка! Ты меня слышишь? Алло? Ну ответь же! Что случилось, Ириша? Алло, – в трубку подули, – слышишь меня?

– Слышу… – шепотом сообщила я мужу.

Димка облегченно вздохнул:

– А почему сразу не ответила? Горло болит? Температуру мерила? Это все твоя вчерашняя бравада. Нечего было на работу с температурой тащиться. Говорил же, вылежаться надо.

– Дима… – попыталась я перебить мужа.

– Ничего не хочу слушать. Расплачиваешься за собственное легкомыслие. Ну давай прими лекарство и ложись. Я попозже позвоню. Если будет высокая температура, постарайся дозвониться мне в ординаторскую. Целую…

– Димка! – в отчаянии завопила я, боясь, что он бросит трубку.

– Что-то случилось? – Муж задал вопрос слишком спокойным тоном, что, как я знала, было прямым признаком тревоги.

– Танюшка умерла! Королькова Танюшка…

– С чего ты взяла?

– Она мне сама сказала. Обиделась, что я на похороны не пришла. – Я всхлипнула.

Димка некоторое время молчал – осмысливал новость. Потом ласково сообщил:

– Как только закончится операция, сразу приеду. А пока позвоню Наталье, может, ей удастся немедленно отпроситься с работы. У тебя, скорее всего, сильный жар.

Жар действительно был сильный. Я повернула рычажок электроплиты не в ту сторону, и металлический блин раскалился докрасна. Хорошо хоть успела переставить кастрюлю… Так. Надо вытащить из стиральной машины и развесить белье. Потом обеспечить чудесное превращение бульона в борщ. На второе… А почему, собственно, второе, если на первое у меня температура? Хотя уже разморозились куриные грудки… Ну и ладушки, где-то валялся пакет «Магги на второе». Там, кажется, есть рецепт. Попозже сделаю. Насморк замучил. Димка прав – сама виновата. Следовало быть осторожнее. Надо же! Свалиться в бассейн, подавая мужу полотенце! В джинсах, свитере и куртке. И калошах с искусственным мехом. До сих пор сохнут… Меня передернуло от воспоминаний. Два дня назад резко похолодало. Даже цветы нахохлились. Утром было всего восемь градусов тепла. И черт меня дернул, протянув Димке старую махровую простыню, отвлечься на ворону… Правда, она тоже на меня отвлеклась. Даже клюв разинула. В итоге так, прямо в меховых калошах… С Димки – как с гуся вода, а я вот… Может быть, стоит присоединиться к нему и каждое утро, независимо от погоды, обливаться холодной водой? Или, как он, ненормальный, нырять на даче в открытый бассейн? Пока вода не покроется плотной коркой льда.

Представив эти пытки, я почувствовала озноб. А может быть, он – результат нервных усилий, которыми я упорно изгоняла из головы мысли о Татьяне? Зря старалась. Они упорно лезли назад. То обстоятельство, что жизнь после смерти продолжается, уже не опровергают столь категорично, как раньше, когда почти вся страна ходила в атеистах. Нет, меня лично устраивает перспектива бессмертия. Но вот звонок с того света… Кажется, волосы на макушке встали дыбом. Где-то я читала, что некоторых деловых господ, по разным причинам покинувших этот мир, обеспечивают в гробу мобильными телефонами. Кому-то вроде бы даже позвонили. Боже мой, какой ужас! Так, где мой пакет «Магги»? Вот он валяется. Замечательно… Нет, не очень. Нужны сливки. В магазин не пойду. У меня, в конце концов, температура. И делать ничего не буду. Просто обжарю грудки в кляре, и все. И надо опять вдохнуть «Длянос». Насморк – самое противное при простуде.

Звонок в дверь услышала на лоджии, где развешивала белье. «Татьяна!» – испуганно шарахнулась я в сторону. И чтобы не упасть, уцепилась за только что пристроенные на веревку вещички. Вместе с ними и съехала в тазик с бельем, терпеливо ожидающим своей очереди быть повешенным… «Танюшка решила высказать свои претензии, так сказать, лично. Но если это фантом, едва ли я ее увижу», – лихорадочно соображала я, выбравшись из таза и потирая ушибленный бок.

Звонок, резкий и требовательный, прозвучал еще раз.

Осторожно, на цыпочках, приблизилась к входной двери, выглянула в глазок: никого!!! Так и знала… Танюшкино привидение! Наверное, умерла не своей смертью и теперь мучается. Даже средь бела дня. Только почему она выбрала для звонков и визитов меня? Ничего плохого ей не делала. Я вернулась на кухню и осторожно присела. Прямо как в ловушке! И зачем покойной трезвонить? Я, конечно, с жизнью привидений хорошо не знакома, но они, кажется, могут беспрепятственно проникать всюду, куда хотят. Запертая дверь не помеха.

К несчастью, я оказалась права: запертая дверь фантомам не помеха. Послышался тихий стон входной металлической двери, а потом расширенными от безразмерного ужаса глазами – никак не меньше пятирублевой монеты – я увидела, как она тихо открывается… Некоторые с испугу кричат. Например, Наташка. Меня же страх просто парализует. Единственное, чего я достигла после многочисленных испытаний, посланных судьбой или пережитых в результате собственной глупости, – способность коротко взвизгнуть. Иногда. Помните Гамлета? «Дальше – тишина…» Лучше если обморочная.

Дверь открылась. Я коротко взвизгнула и краем уходящего сознания отметила дикий вопль невидимого фантома. Очнулась от ощущения того, что будто бы опять нырнула в бассейн. Головой вниз. Но тут же получила две увесистые оплеухи. Не успев ничего сообразить, открыла глаза и увидела прямо перед собой испуганное лицо Наташки. Левой рукой подруга держала меня мертвой хваткой за ворот халата, а правой… Правой, кажется, собиралась продолжить избиение. Я даже увернуться не могла. Но этого и не потребовалось. Наташка радостно заулыбалась и ослабила хватку. Я тут же безвольно откинулась к стене. С лица и волос стекала какая-то липкая жидкость.

– Сиди и не дергайся. Сейчас лечиться будем!

Бодрый голос подруги был лучше всякого лекарства. Я вспомнила все безумные события начавшегося дня. Что же получается? Наташка выселила фантом из моей квартиры?

– Ты видела Татьяну? – шепотом спросила я, но подруга на вопрос никак не отреагировала.

Она готовила какую-то лекарственную смесь и что-то мурлыкала при этом. Мне стало обидно: надавала по мордам и теперь тихо радуется…

– Кто тебе открыл дверь? – В моем голосе послышались требовательные нотки, не иначе как поэтому Наташка соизволила ответить:

– Кто ж мне мог открыть, болезная ты наша? Сама и открыла.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.