Оранжевый парус для невесты

Копейко Вера Васильевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Оранжевый парус для невесты (Копейко Вера)

Scan, OCR amp; SpellCheck: Larisa_F

Копейко, В. К55 Оранжевый парус для невесты: [роман] / Вера Копейко. – М.: ACT: Транзиткнига, 2005. – 287, [1] с. – (Русский романс).

ISBN 5-17-030844-2 (ООО «Издательство АСТ»)

ISBN 5-9578-1755-4 (ООО «Транзиткнига»)

Аннотация

Кто поверит, что под маской удачливого, жесткого бизнесмена скрывается «последний из романтиков», способный подарить любимой женщине ЧУДО?

Кто догадается, что решительная, целеустремленная деловая женщина все еще мечтает о ПРИНЦЕ, способном сделать ее счастливой?

Встречу Ольги и Андрея предрешила сама Судьба, но как же долог и труден был их путь друг к другу!

И как же непросто им ДАЖЕ СЕЙЧАС поверить, что невозможное наконец произошло и ЧУДО СВЕРШИЛОСЬ!

Вера Копейко

Оранжевый парус для невесты

Пролог

Ольга сидела на высоком берегу реки, внизу тянулся широкий песчаный пляж. Утренний, чистый, нетронутый.

– Собраться, приготовиться, – прошептала она себе.

Медленно поднимаясь, Ольга крепко стискивала шелковые ленты в правой руке, а левую медленно отводила в сторону. В голове звучал вальс. Это вальс-фантазия Глинки, под эту музыку на нее будут смотреть спортивные судьи. И оценивать…

– Сейчас, – скомандовала она себе и взмахнула правой рукой.

Красные, синие, белые, зеленые полоски взметнулись над головой, описали круг, потом вытянулись под ветром во всю длину и стали похожи на сполохи северного сияния. Ольга видела его наяву, и ей хотелось, чтобы искусственное походило на – настоящее. Тело, обтянутое темно-синим гимнастическим купальником, было узким, легким, но будь оно крупнее, то могло бы сойти за кусочек северного неба, на котором и возникают разноцветные сполохи. Ветер раздувал светлые волосы, они повторяли движения шелка и тела.

– Оля-я! – услышала она голос, но не остановилась. В это утро наконец она поняла, как выполнить упражнение с галстуками, которое не давалось ей.

– Оля-я! – крик повторился.

Да хорошо, хорошо. Она замерла, шелковые полоски обвисли, теперь было ясно видно, что это длинные галстуки. Такие, которые узлом завязывают на шее мужчины, надеясь украсить себя.

К ней бежал Юрка. Ольга сощурилась – она тренировалась без очков, в них неудобно, но поняла: приятель что-то держит в руках.

– Привет, – сказала она. – Что это у тебя?

– Ты погляди, – тараторил он, – на чем катается мужик! – Юрка поднес к ее глазам журнал.

На фотографии Ольга увидела пожилого человека, примерно такого, как ее отец. Он смотрел на нее и улыбался во весь рот, стоя на доске с колесами и управляя оранжевым парусом.

– Это что, скейтборд с парусом? – удивилась Ольга. Она сама умела кататься на похожей доске.

– Нет, доска от серфинга, а к ней приделаны колеса. Видишь?

Ольга вгляделась.

– На самом деле – спереди два и сзади два.

– Спидсейл, вот как это называется. На нем можно… летать по нашему пляжу! – Юрка раскинул руки. Они были такие длинные, что Ольга отшатнулась – еще заденет. – Знаешь, с какой скоростью? Восемьдесят километров в час! Хочу! – заявил он, а Ольга засмеялась.

– Хочешь – катайся. – Она пожала плечами.

– Ты тоже будешь, – сказал он.

– Я знаю, что я буду делать, – фыркнула она. – Сейчас я повторю упраж-не-ние! – Она отодвинула журнал, а вместе с ним и самого Юрку, отступила на шаг.

– Опять с галстуками? – кивнул он на шелк в ее руке.

– Да, я сшила новые. – Ольга приподняла их, как приподнимают поводок послушной собачки, чтобы она взглянула на хозяйку преданными глазами.

– Классно, – похвалил Юрка.

– Я завтра точно сдам на второй разряд, – сказала Ольга и взмахнула галстуками. Падая вниз, они накрыли обоих.

Юрка отмахнулся от холодящего кожу шелка и пробормотал:

– У меня будет такая штуковина. Этот француз – гений. Купаться! – крикнул он, бросил журнал и схватил Ольгу за локоть.

Она выпустила связку галстуков и побежала вместе с ним.

Потом они сохли, лежа на песке, который медленно прогревался в июльское утро.

– Знаешь, что… – после долгого молчания сказал Юрка тихо, – ты только запомни вот что.

Ольга насторожилась и приподняла голову. В его голосе она услышала что-то… Незнакомая интонация?

– Запомнишь?

Она кивнула.

– Когда увидишь оранжевый парус на песке, знай, это за тобой.

Она рассмеялась и хотела спросить: «Какой еще парус? Нам уже по пятнадцать! Кто верит сегодня в какие-то паруса?» Но, взглянув на лицо приятеля, промолчала. Он уже не здесь, он все равно не услышит ее.

Юрка наверняка уже видел себя под парусом цвета солнца, который направляет прямиком к ней.

Ольга тоже сощурилась. Увидела? Или показалось, что тоже увидела парус цвета солнца? Но… кто под этим парусом – она не могла разглядеть…

1

То, что ее жизнь идет не так и уже давно, Ольга Ермакова подозревала. Но, как всякий человек, надевший на себя свою жизнь и привыкший к ее покрою, боялась изменить фасон. А вдруг будет сидеть еще хуже? Вот если бы само собой что-то… как-то… К тому же, на сторонний взгляд, ее жизнь удалась на зависть.

На самом деле – молода, недурна собой, если не сказать – хороша, окончила МГУ, знает английский и греческий, работает в туристической фирме, у которой офис не где-то в подземном переходе, а в центре Москвы, на Гоголевском бульваре.

Если взять личную жизнь – то и она поинтереснее, чем у многих. С самого детства был друг, который надежно охранял от приставаний мальчишек и от необходимости выбирать из них или, напротив, печалиться, что у нее никого нет. Потом он исчез из ее жизни – снова незачем рвать на себе волосы: «Ах, не удержала». Так вышло помимо ее воли и его, в общем, тоже. Потом появился другой, удачливый, умный, свободный мужчина. Она ездит к нему в Питер, он приезжает к ней в Москву.

Но почему тогда столь неохотно она собирается в дорогу? В этот самый Питер?

Ольга лениво шаркала шлепанцами с рыжей оторочкой из кроличьего меха по блестящему паркету. Несмотря на пришедшую в город весну, не убрала на антресоли, словно не собиралась признать очевидное: конец апреля, весна, дальше – лето.

«А вот если бы… – она остановилась на полушаге, – если бы что-то такое случилось, что помешало бы поехать вПитер?»

Ольга стояла посреди комнаты, держа в руке нераспечатанные черные колготки. Полуголая модель томно улыбалась с картинки. Этакая скромница, руки скрестила на груди, бедро повернула так, чтобы все самое возбуждающее угадывалось. Как будто колготки покупает не она и не такие, как она, а только мужчины… скажем, Виталий. Она фыркнула. Как же, Виталий! Если бы и купил, ничего бы не заметил.

Он вообще ничего не замечает. Уже давно. А сначала? Ольга сощурилась, словно пытаясь увидеть его и себя сначала. Но из времени выныривало кислое, недовольное лицо. Оно оживлялось ненадолго, может быть, на первые несколько минут после того, как она переступала порог его квартиры на Московском проспекте.

Она покрутила перед собой колготки и с досадой швырнула их всумку. На этот раз все будет точно так же – быстро пройдется по щеке сухими губами, отпрянет и отвернется. Иногда Ольге казалось, что его не радует, а огорчает ее появление – вторгается к нему вдом, нарушает привычную жизнь. И еще он опасается и опасался всегда, поняла она наконец, что гостья испортит его гербарии.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.