Формула любви

Леннокс Уинифред

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Формула любви (Леннокс Уинифред)

Пролог

Я люблю его! Это так же верно, как и то, что сейчас на огромной скорости мой алый болид, обойдя на повороте последнего соперника, выходит на финишную прямую.

Ура! Я первая, я самая первая! Я домчалась до финиша быстрее всех мужчин, которые участвовали в этом заезде «Формулы-1»!

Когда машина замерла, она медленно сняла шлем, рыжие локоны блеснули на солнце, словно золото награды…

Это свершилось?

А что это, вдруг спросила она себя, ты о чем? О том, что влюбилась по-настоящему, или о победе? И не в этом заезде, а в другом, который называется жизнью и который покруче любой трассы столь вожделенной для тебя «Формулы-1»?

Ликующие зрители неистово аплодировали, на ноги вскочили даже те, кто уютно устроился на плотном английском газоне с мелкими белыми цветочками, чтобы наблюдать за происходящим на трассе, пролегающей рядом со старинным поместьем.

— Бесс! Бесс! Рыжая Бесс! — скандировали они.

Элизабет сияла, а глаза ее искали только одно лицо. Одного-единственного мужчину…

Глава первая Жара в Лос-Анджелесе

В Лос-Анджелесе стояла невыносимая жара. Кондиционер трудился денно и нощно, охлаждая воздух, а столбик термометра, прикрепленного за окном, упорно полз вверх. Застонав, Бесс отбросила простыню и увидела, что постель рядом с ней пуста.

— Эй! Где ты? — позвала она, но ответа не получила.

Зато услышала плеск воды в бассейне.

Ну конечно, этот наглый тип, вместо того чтобы разбудить, оставил меня мучиться во сне от жары и отправился наслаждаться в одиночку! Пол прекрасный пловец. Впрочем, он все делает прекрасно, поправила себя Бесс и улыбнулась. Это никакое не преувеличение. Он прекрасный программист, иначе его не повышали бы так часто в Би-би-эм, где он работает. Пол прекрасно водит машину, не так, конечно, как я, но разве можно сравнивать профессионала и любителя? Он… Он был хорош в эту ночь, да, слишком хорош. Может быть, потому, что из-за жары я чувствовала некоторую вялость и позволила ему взять над собой верх…

Бесс потянулась, рассмеялась и соскочила с кровати. Калифорнийское солнце с упорством и настойчивостью обжигало все, что попадало под его лучи. Широкие ладошки пальм — и те начали заворачиваться, словно хотели сжаться в кулаки и погрозить солнцу: ну, мол, погоди…

Как была нагишом, Бесс прошлепала к бассейну и встала на бортике. Она была похожа на мраморную статую, над которой потрудился мастер, прекрасно чувствовавший пропорции женского тела.

Да, так и есть: Пол ныряет и кувыркается в голубоватой воде, словно гладкий дельфин. Выскакивая из воды, он фыркает, а загорелая кожа на спине и на руках маслянисто блестит на солнце.

Бесс осторожно скользнула в воду и поплыла. Вот сейчас, сейчас незаметно она подкрадется к Полу и поднырнет, испугает его.

Но ей не удалось остаться незамеченной. Едва Бесс погрузилась в воду, как Пол тут же подплыл к ней и навалился всем телом. Бесс завизжала от неожиданности, забарахталась, поднимая снопы разноцветных брызг, а Пол подхватил ее и усадил себе на шею. Бесс обвила его торс ногами, и они погрузились в воду.

Под водой Пол подмял Бесс под себя, губами нашел ее рот и впился в него так, словно хотел, чтобы она никогда больше не набрала воздуха в легкие. Бесс обвила Пола ногами и руками и тотчас почувствовала, как сильно он хочет ее. Ей всегда нравилось заниматься любовью в бассейне, вот и Пол тоже полюбил, правда, не сразу. Наверное, опасался, что не совладает с ней, примерно так же некоторые мужчины опасаются иметь дело с девственницами.

Бесс подозревала, что до встречи с ней Пол Сидни был весьма флегматичным молодым человеком, но потом вся его сдержанность улетучилась — Бесс заразила Пола своей неуемной страстью, он подцепил эту страсть, как инфекционное заболевание. Но, кажется, лечиться не собирался, напротив, с удовольствием позволял болезни развиваться в более сильную форму, неизлечимую, и черпал в этом вдохновение.

— Я, конечно, слышал, будто рыжие весьма страстные натуры, но чтобы настолько… — однажды на рассвете признался, тяжело дыша, Пол, вглядываясь в умиротворенное лицо Бесс.

Да, так и было, она разбудила в парне страсть, о существовании которой он и не подозревал. Кто научил этому Бесс? Сама природа.

Выбравшись из воды, они отдыхали под тентом, но недолго, солнце и здесь распорядилось — снова загнало их в дом. Ничего не оставалось делать, как пить крепкий утренний кофе — Бесс терпеть не могла «американский стерильный», так она называла кофе из «машины», попробовав настоящий кофе по-восточному во время гонок в Аравийской пустыне.

Бесс любила свою кухню, в которой, кажется, собрала абсолютно все новинки бытовой техники. Она со смехом говорила, что устроила на кухне настоящую французскую революцию: действительно, сковороды, кастрюли, посуда для микроволновки и много чего еще — все привезено из Франции.

Пол только удивленно качал головой — и не лень было тащить это барахло из Парижа?

Бесс мотала золотой гривой и отвечала:

— Можно подумать, будто я все это волокла на собственном горбу! Они путешествовали вместе с общим грузом, с машинами, которые мы переправляли через океан. — Она понизила голос и, словно сообщая большой секрет, добавила: — Кастрюли и сковородки — правда, миленькие? — ехали в кокпите…

Сейчас на Бесс были крошечные розовые шортики и цыплячьего цвета маечка до пупка. Сам пупок был открыт взору, и Пол не сводил глаз с этой очаровательной ямки.

— Пол, перестань колоть мой нежный живот орлиным взором…

— Но мне нравится это местечко, — игриво промурлыкал Пол, чувствуя, как от притока крови начинает тяжелеть в самом низу живота. — Оно притягивает не только мой взгляд, а и… сама понимаешь, что еще… — Он поёрзал на стуле и шире расставил ноги, надеясь привлечь внимание Бесс.

Однако она не поддержала игру.

— Мне тоже много чего у тебя нравится, Пол, но сейчас я смотрю в собственную чашку. И тебе советую последовать моему примеру. Это будет правильно. Тебе так не кажется?

Он покачал головой.

— Какая ты серьезная, малышка. И это с самого утра. А что будет к вечеру?

— Серьезная? — Бесс, кажется, услышала только первую фразу, оставив без внимания вопрос. — А в общем-то да, — согласилась она и энергично тряхнула рыжей копной.

— Можно мне узнать причину?

— Ну конечно. Я, понимаешь ли, никак не могу додуматься до одной вещи, а мне очень хочется…

Бесс отпила кофе, и вокруг губ осталась темно-коричневая каемка пены. Это было так сексуально, что Пол снова заёрзал и предпринял еще одну попытку привлечь к себе внимание.

— Я знаю, о чем ты думаешь.

— Ну говори! Мне интересно послушать.

— Ты размышляешь, как именно хотела бы сегодня заниматься со мной любовью — ты сверху или я.

Пол подался вперед и положил руку на колено Бесс. Рука была горячей, а колено прохладным. Рука заскользила выше, бедро Бесс тоже было прохладным.

— Между прочим, — чуть обиженно, поскольку Бесс снова оставила его заигрывания без внимания, продолжил Пол, — говорят, что настоящий мужчина не должен уступать свое место женщине.

Бесс ухмыльнулась.

— Отстаиваешь так называемую позу миссионера, Пол?

— Но разве каждый мужчина не миссионер для женщины? Я думаю, правильно считать так, а не иначе.

Бесс со смехом смахнула его руку со своего бедра.

— И я читал, что для рождения мальчика женщине предпочтительнее быть там, где ей положено, под мужчиной, а не на нем.

Бесс хмыкнула.

— А если наоборот, то родится девочка?

— Да, так утверждают умные мужчины.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.