Освобожденная возлюбленная

Уорд Дж. Р.

Серия: Братство черного кинжала [9]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Освобожденная возлюбленная (Уорд Дж.)

Перевод: Любительский

Истоник: jrward.ru — Rutracker

Переводчики: РыжаяАня, Naoma, Bewitched

Редактура: Tor_watt, Alina, Seyadina

Пролог

1761, Старый Свет

Кор видел, как убивали его отца.

Спустя всего пять лет после своего превращения.

Это произошло прямо на его глазах, но, несмотря на непосредственную близость, всё же он не мог поверить в случившееся.

Ночь начиналась вполне обычно, сгустившись над лесом и пещерой; облака над головой укрывали от лунного света его и всех остальных, передвигавшихся вместе с ним верхом. Группа насчитывала шесть сильных солдат: Тро, Зайфер, трое его кузенов и он сам. А тогда с ними был ещё и его отец.

Бладлеттер.

Бывший воин Братства Чёрного Кинжала.

Они выехали в ночь с той же целью, с которой каждый раз после захода солнца выходили на службу: они искали лессеров, бездушных орудий Омеги, вознамерившегося уничтожить всю расу вампиров. И они находили своих врагов.

Но эти семеро не являлись частью Братства.

В противоположность славной тайной группе воинов, эта шайка ублюдков под предводительством Бладлеттера состояла из простых солдат: никаких церемоний. Отсутствие почитания со стороны гражданского населения. Ни традиций, ни устоев. Они могли быть выходцами из аристократии, но семьи отказались от них, рождённых с дефектами или вне священных уз брака.

Их судьба навсегда отвела им роль быть пушечным мясом в глобальной войне за выживание.

Всё это верно, однако, они являлись солдатской элитой, самыми злобными, самыми сильными, теми, кто годами доказывал свои способности жесточайшему военачальнику расы: отцу Кора. Отборные, выбранные с умом, эти мужчины были смертельно опасны для врага и беспринципны, когда дело касалось вампирского общества. Это было применимо и касательно убийств: лессер, человек, животное или оборотень… неважно, кто был жертвой. Кровь текла рекой.

Они дали одну единственную клятву: их владыка — отец Кора, и никто другой. Куда бы тот ни шёл, они следовали за ним, и точка. Намного проще скрупулёзного дерьма Братства… Даже если бы Кор был кандидатом исходя из кровной линии, он всё равно не пожелал бы стать Братом. Его не интересовала слава, ведь она ни в коей мере не сравнима с удовольствием, получаемым от убийства. Уж лучше оставить столь бесполезную традицию и напрасные ритуалы педантам, которые отказываются орудовать всем, кроме чёрного кинжала.

Он использует любое доступное под рукой оружие.

Его отец был той же породы.

Топот копыт замедлился, а потом и вовсе затих, когда воины вышли из леса на анклав, покрытый дубами и кустарниками. Лёгкий бриз принёс дым домашних очагов, но было и другое подтверждение тому, что разыскиваемый городишко, наконец, предстал перед ними: высоко вверху, на крутом обрыве, надёжно укреплённый замок сидел как орёл, своим фундаментом, словно когтями, вцепившись в скалу.

Люди. Воюющие друг с другом.

Скука.

И всё же, нельзя было не отдать должное величию строения. Возможно, если Кор когда-нибудь остепенится, он сотрёт в пыль, проживающую там династию и присвоит крепость. Намного эффективней захватить, чем воздвигать самому.

— В деревню, — приказал его отец. — Навстречу развлечениям.

Дело в том, что там обитали лессеры; бледные твари смешались с местными жителями, которые, присвоив кусок земли, разместили свои каменные жилища под сенью замка. Типичная для Общества Лессинг стратегия вербовки: проникнуть в город, один за другим заполучить мужчин в свои ряды, убить или продать в рабство женщин и детей, а затем скрыться с оружием и лошадьми, направившись к следующей цели со значительным пополнением в отряде.

В этом отношении Кор походил на врага: по окончании сражения, он всегда брал все ценности, до которых мог дотянуться, прежде чем устремиться к следующей битве. Ночь за ночью Бладлеттер и его солдаты прокладывали свой путь по территории, что люди называли Англией, и, достигнув окраин Шотландии, они развернутся и направятся на юг, двигаясь без устали, пока каблук «сапога» [1] не заставит их вновь повернуть назад. И затем они заново прочешут территорию, растянувшуюся на мили. Потом снова. И снова.

— Оставим провизию здесь, — объявил Кор, указывая на огромное дерево, упавшее над рукавом реки.

Пока солдаты перекладывали скудные запасы, раздавался лишь шорок кожи и временами — фырканье жеребцов. Когда припасы уложили в боковой части рухнувшего дуба, солдаты вновь сели на чистопородных коней… которые представляли единственное ценное имевшееся у них имущество, не считая оружия. Кор не признавал пользу предметов красоты и удобства… видел в барахле лишний вес, тянувший на дно. Сильный конь и хорошо сбалансированный кинжал? Это бесценно.

Когда семеро воинов помчались к городу, они не старались приглушать топот копыт. Однако они не зашлись и в боевом кличе. Бесполезная трата энергии, будто враги нуждались в маленьком приглашении, дабы выйти вперёд и поприветствовать их.

В дружелюбной манере пара человек выглянула из дверей и тут же закрылась в своих жилищах. Кор проигнорировал их. Вместо этого он внимательно оглядел каменные норы, центральную площадь и укреплённые торговые лавки, выискивая существ на двух ногах — бледных, как призраки, и воняющих, будто вымазанные в патоке трупы.

Его отец подъехал к нему и порочно улыбнулся.

— Возможно, после мы насладимся фруктами из здешнего сада.

— Возможно, — пробормотал Кор, когда его жеребец затряс головой. Воистину, его не особо занимал секс с женщинами или принуждение мужчин к подчинению, но его отец не принимал отказов, даже когда речь шла о развлечениях.

Указав рукой, Кор направил троих из отряда налево, к маленькому строению с крестом на остроконечной крыше. Он и остальные двинутся вправо. Его отец поступит, как пожелает. Впрочем, как всегда.

Заставлять коней придерживаться шага — работа рутинная, даже для сильнейших телом, но привыкший к «перетягиванию каната» Кор прочно утвердился в седле. С мрачной целеустремлённостью его глаза пронзали отбрасываемые лунным светом тени, выискивая, прощупывая…

Отряд убийц, укрывшийся за кузницей, был вооружён сверх меры.

— Пятеро, — прорычал Зайфер. — Благословенная ночь.

— Трое, — встрял Кор. — Двое по-прежнему люди… хотя, убить эту пару… будет не менее приятно.

— Кого вы возьмёте, господин? — спросил собрат по оружию с почтением, которое было заслужено, а не обеспечено правами по рождению.

— Людишек, — ответил Кор, передвинувшись вперёд на седле, собираясь с силами прежде, чем пустить коня во весь опор. — Если есть и другие лессеры, это выведет их наружу.

Пришпорив могучего коня, и слившись с седлом, Кор улыбнулся, когда лессеры приняли устойчивое положение в своих кольчугах с оружием в руках. Однако два человека позади убийц не проявят аналогичной стойкости. Вопреки тому, что мужчины были вооружены для боя, они бросятся по кустам при первом виде клыков, удерут, как рабочие кобылы от грохота пушки.

По этой причине он внезапно направился влево, не больше чем на три шага галопом. За хибарой кузнеца он натянул поводья и спрыгнул с коня. Его жеребец отличался диким норовом, но всё же при необходимости спешиться и затаиться, проявлял послушание.

Человеческая женщина выбежала через заднюю дверь кузницы, белая ночная сорочка ярко сияла во тьме ночи, пока девушка пыталась обрести равновесии в грязи. Увидев его, она мгновенно замерла от ужаса.

Обоснованная реакция: он был вдвое, если не второе крупнее её, и одежда на нём предназначалась не для сна, как её, а для войны. Когда она коснулась рукой своей шеи, Кор втянул носом воздух и уловил её аромат. Ммм, может, его отец был прав относительно фруктов здешнего сада…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.