Бывший горожанин в деревне. Лучшие рецепты для загородной жизни

Кашкаров Андрей Петрович

Серия: Бывший горожанин в деревне [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бывший горожанин в деревне. Лучшие рецепты для загородной жизни (Кашкаров Андрей)

Предисловие

Творение всегда больше творца. Поле – крестьянина, скульптура – скульптора. Но именно существование творца делает возможным и существование творения.с

Как и любое имя часто бывает счастливее самого его носителя.

На таком отшибе и покое все, что угодно, в голову может взбрести.

Живя в большом городе, практически не замечаешь масштабов страны, глубинки и каждодневной жизни в ней. А это разные жизни.

«Наблюдая» деревню ежедневно и изнутри, я понял, насколько трудно живется в селах, на земле сейчас, да и всегда было не просто. На протяжении почти всего ХХ века мужику не давали укорениться на земле: обкладывали налогами, раскулачивали, приписывали к заводам, высылали из родных мест, призывали в армию…

Государственная программа в помощь фермерам в начале 90-х годов XX века, едва начавшись, была быстро свернута. А в Верховажье Вологодской области, к примеру, ею пользовались, и не без успеха, такие фермеры, как Н. Н. Негодяев и Б. Н. Трапезников, и не только они одни. Большие деньги были выданы людям в качестве кредитов… А потом программу свернули, и все, в том числе местные владельцы личных подсобных хозяйств (ЛПХ), остались со своими дворами один на один, в прямом смысле слова «на бобах», которые еще можно было набрать с огорода. Это не прошло бесследно.

В души людей вселились безверие и апатия ко всему и вся. Вот и отвернулись фермеры от земли, она стала им чужой. Некоторые еще хозяйствуют по привычке – то скотину жалко, то натуральные продукты заготовляют для себя и детей, приезжающих летом, – козье молочко, к примеру, ах как полезно!

В прошлую поездку в Москву я купил литровый пакет козьего (восстановленного!) молока по цене 186 рублей – думал, вспомню деревню. Куда там… Вкус совершенно не тот, что от своих-то козочек. И это гастрономическое откровение провоцирует усомниться в качестве продукта. Коммерсанты готовы идти на любые ухищрения, лишь бы «наварить», а государство, по сути, самоустранилось от контроля за качеством продуктов питания. Из молока – восстановленное молоко (написано мелким шрифтом на упаковке), мясо крупного рогатого скота в городских магазинах (если не парное, которое сразу видно) – импортное, завозное из-за рубежа, субпродукты типа корейки или шинки, бывает, крошатся на зубах, что говорит о «львиной» доле добавленного крахмала (львиной или кенгурячьей? – поскольку так называемая «шинка», говорят, делается из австралийских кенгуру).

Правда всегда была некрасивой, горькой и даже пугающей. Ни власть, ни те, кто используют ситуацию для обогащения, никогда ее не любили. Зачем тащить «чернуху» в массы? – не устают повторять и сейчас. Так и дурят народ. И привели к развалу сельского хозяйства по всей стране, но не в своем кармане.

Но и народ у нас интересный, совершенно апатично смотрит на эксперименты над собой, а значит, вполне заслуживает такого к себе отношения. Это самый логичный вывод, который напрашивается не голословно, а по факту жизни в деревне, по факту желания изменить ситуацию – для чего баллотировался на прошедших в октябре выборах в органы местного самоуправления (практике участия в которых для будущих кандидатов в деревнях посвящена 1-я глава).

Конечно, кто хочет работать и зарабатывать и не пьет «горькую» кастрюлями, находит дело по душе даже в деревне. Впрочем, желание работать на земле у многих селян сегодня трансформировалось в желание заработать любым путем, а для этого им дают «соломинку» в виде… леса.

Бывает, деревенские жители, посещая по случаю наши города и видя сомнительные «прелести», что доступны здесь в режиме 24 часа в сутки, озлобляются… Им кажется, что наступает предел, когда уже нет сил быть благоразумным «кроликом». Когда становится яснее ясного, что все кролики предназначены на мясо и на шкурки, что выигрыш возможен лишь в отсрочке смерти, а не в качестве жизни. И тогда, доведенная до отчаяния, малая часть «кроликов» может в агонии проявить и впоследствии воспроизвести черты «львиного», хищнического поведения. Это еще одно объяснение предвзятого отношения к горожанам, приехавшим в деревню на «ПМЖ», и даже к… дачникам.

А между тем «в каждый момент нашей жизни мы должны стараться отыскивать не то, что нас отделяет от других людей, а то – что у нас с ними общего» (Джон Рескин).

Первая глава книги – особенная. «Проблемные» вопросы есть в любом хозяйстве, в любой деревне и даже в любой стране. Сегодня в селах эти вопросы касаются в основном занятости, инициативности и образованности жителей, их навыков, умения, толерантности, и… оптимизма.

Буквально вчера мне сообщили, что в районном центре Верховажье закрывается узел связи, вместо него будет работать обычное отделение – как в удаленных деревнях. За последнее время количество народонаселения здесь не уменьшилось, следовательно, сокращение работников связано с общей тенденцией оптимизации расходов. Это еще один повод пополнить число безработных в деревнях. Еще один повод сократить социальную инфраструктуру…

Безусловно, выборная муниципальная (местная) власть (несмотря на то, что у почты, к примеру, есть свои начальники управлений) имеет огромные возможности (административные рычаги) влияния на ситуацию. Поэтому в главе 1 я не мог не коснуться личного опыта участия в выборах и предлагаю свои рекомендации тем, кто неравнодушен к собственной судьбе и судьбе своих детей, кто захочет проявить себя на административном поприще, а главное, – знает как, говоря флотским языком, «повернуть» на развитие вместо прозябания и сумеет изменить жизнь односельчан к лучшему.

Активность населения в рамках закона даст деревням и селам без преувеличения новую жизнь. Сегодня районная газета «Верховажский вестник», де-факто финансово зависимая от главы района (как и во многих других местах, ибо с газетами заключаются договоры на информационное обслуживание, и публикуемые материалы оплачиваются из бюджета района – знаю, как внештатный корреспондент), пассивна в части не то что критики власти, но и освещения мнения, сколь угодно отличного от «пассивно руководящей» линии, а линия эта не бесспорна, учитывая общую тенденцию развала некогда крепких хозяйств. Народ окрестил издание местного разлива «бахвалкой», и неспроста.

Действительно, бабушки по старинке еще читают славословия районным чиновникам (от которого не легче никому), при этом причитая за бутылочкой: «экие придурки», однако и власть, и печать в глубинке должны быть иными, по меньшей мере – более активными и принципиально честными. В этой части деревне архинеобходимо взять лучшее от опыта городского, опыта демократии и образованности кадров на всех уровнях. Впрочем, нет сомнения, что «деревня» выбирает свою жизнь сама, и значит, вполне ее заслуживает. Я лишь предлагаю сделать как лучше, без активных предложений деревня живет десятилетиями и слабеет. Может быть, уже пора попробовать иначе?

Сегодня большинство хозяев (владельцев) фермерских хозяйств – мужчин неравнодушны к усовершенствованиям, изобретениям и техническим новинкам. Главы 2 и 3 книги полностью посвящены техническим устройствам для улучшения быта в деревенском доме.

Без полезных и практически проверенных сведений, помещенных теперь для широкого обсуждения в главу 4, пожалуй, не может обойтись ни одна книга о деревне, о фермерстве. Здесь дана информация о кормах для животных, полезных приспособлениях, помогающих заботиться о братьях наших меньших. Глава продолжает начатую в предыдущих моих книгах тему об успешном содержании сельскохозяйственных животных в фермерском хозяйстве. Особое внимание уделено в ней кошкам.

Гастрономические изыски в деревне – это сборник местных рецептов, которые селяне каждый раз повторяют (готовят) на свой (новый) лад. Тем не менее, рецепты эти весьма перспективы и гастрономически интересны – поэтому с удовольствием приведены в главе 5.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.