Секретные техники Тайцзи-цюань стиля Чэнь

Цзячжэнь Чэнь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Секретные техники Тайцзи-цюань стиля Чэнь (Цзячжэнь Чэнь)

Чэнь Цзячжэнь, Гу Люсинь

Секретные техники тайцзи-цюань стиля Чэнь

От переводчика

Тайцзи-цюань – удивительная гимнастика. Она уникальна: нет ничего похожего ни в европейской культуре – в физкультуре, тем более в спорте, ни среди других мировых систем саморегуляции, и даже в китайских воинских искусствах (ушу) она стоит особняком. Поражает глубина разработанности этой системы, построение и постоянное поддерживание гармонии в человеке – от соотношения перемещений отдельных частей тела относительно его центра до гармонии между телом (формой), энергией и сознанием. Стоит ли говорить лишний раз, что любая система на Востоке имеет духовную базу, без которой высшие продвижения невозможны. Яркий пример: если в спорте главная задача – превзойти других, возвыситься над ними, то восточные системы предполагают лишь возвышение себя сегодняшнего над собой вчерашним, и так без конца.

Современные виды тайцзи-цюаня развивались в направлении упрощения. Это и стиль Ян как упрощенный стиль Чэнь, и довольно широко распространившийся у нас в стране упрощенный тайцзи-цюань (так называемые «24 формы»), разработанный Комитетом по физкультуре и спорту Китая. Однако некоторых примитивные формы гимнастики не привлекают. Эта книга предназначена для них. Любители восточных гимнастик получат богатый материал, над которым можно долго работать, поломать голову, разбираясь в заложенном смысле, скрытом за непривычными терминами, зачастую отсутствующими в русском и вообще в европейских языках.

Обращаясь к первоисточникам, автор приводит многочисленные выдержки из старых книг. Нередко это четырехсложные или другие краткие формулы (в переводе приходится добавлять союзы и предлоги). В это прокрустово ложе полустихов предшественники закладывали смысл часто аллегорично, с намеком, что даже китайского читателя принуждает долго разбираться и вчитываться, поломать голову, писать комментарии. Человеку, не владеющему этой традицией, по крайней мере традицией китайских воинских искусств, не разобраться.

Перевод подобной книги – всегда глубокое исследование, невозможное без многолетнего изучения теории китайских гимнастик и личного практикования (чтобы все почувствовать на себе). К сожалению, чтобы разобраться на все 100 %, у переводчика опыта не хватает.

Если поклонники каратэ предпочитают общаться по-японски, йоги говорят на санскрите, музыкантам мил итальянский, что хорошо для узкого круга специалистов, то переводчику не хотелось бы засорять русский язык избыточными китаизмами. Пусть все, что только можно, будет по-русски. Исключение – слова типа инь-ян, ци, которые уже широко известны и трудно переводимы из-за отсутствия русских аналогов.

Особенность китайского корневого языка – отсутствие времени, рода, склонений, спряжений. Не зная досконально, что задумал автор, можно переводить самыми разными способами. Например, ици: и — один, ци — или энергия вообще, или жизненная энергия человека. Можно переводить: одна энергия, единая энергия, единение энергии и т. д. Не просто переводить глаголы: то ли третьим лицом (делают, атакуют), то ли повелительной формой (делай, атакуй). По-китайски это безлично-безразлично, а по-русски – отличающиеся интонации. А как переводить иероглифы, отсутствующие в словарях, появившиеся то ли из-за малограмотности автора, то ли придуманные специально? Бывает также, что в ушу смысл иероглифа совсем не тот, что в другом контексте. Древние тексты не знали пунктуации, так что двоеточия, тире и пр. – фантазия переводчика.

В общем, в переводе по разным причинам может оказаться немало огрехов. Читателю, однако, поможет то, что автор повторяется много-много раз. И поскольку неясно, какой перевод можно посчитать идеальным, древние выражения (но не отдельные термины) в разных местах книги могут быть переведены не совсем одинаково – пусть читающий сам подберет себе наиболее симпатичный (по его мнению) вариант. Поточнее разобраться поможет практика и, конечно, хороший учитель.

В китайском языке строй фразы жесткий, а в русском довольно свободный, что позволило с максимальным приближением сохранить в переводе порядок слов китайского текста.

Чувство ритма древнекитайской фразы позволит легче вживаться в ее внутренний смысл.

Авторы, к сожалению, не объясняют используемые им понятия с самого начала, поэтому читателю рекомендуется пользоваться прилагаемым словарем и поискать, при необходимости, объяснение дальше по тексту или сообразить по контексту. Можно также пользоваться «Оздоровительным словарем», выпущенным переводчиком. В этом толковом словаре разъясняются многие понятия ушу, цигуна, китайской медицины. К еще большему сожалению, автор хотя и упоминает постоянно внутреннюю энергию ци и дух-шэнь, подчеркивает их важность, однако не разъясняет подробно, что он имеет в виду и как с ними работать. Книгу написал Чэнь Цзячжэнь, концовку добавил Гу Люсинь.

Авторы приписывают создание тайцзи-цюаня Чэнь Вантину. Однако по другой версии он был известен гораздо раньше и возник в районах гораздо южнее Оврага Семьи Чэней. Научно выверенной истории тайцзи-цюаня не существует.

Переводчик не может не выразить благодарность мастеру Лю Гуаньлаю. Ученик ученика Чэнь Факэ, он, по его рассказам, был сослан «на перевоспитание» в Овраг Семьи Чэней (Чэньцзягоу), где провёл 10 лет. До того, с пяти лет, занимался ушу. В итоге, отрицательное (ссылка) проявилось в виде положительного в его жизни. К сожалению, из-за кратковременности контактов с мастером Лю не на все вопросы получены ответы. Данную книгу Лю назвал «знаменитой». Переводчик также благодарен Андрею Стручкову за то, что уговорил взяться за перевод. Печально, что знаний и опыта не хватает, чтобы сделать идеальный перевод этой знаменитой книги, серьезней которой в области ушу нам не попадалось. И ещё нельзя не выразить благодарность даосу Чжоу Цзиньфу – единственному, кто без запинки мог разъяснять сложные места текста.

В заключение остается пожелать читателям Великого продвижения на их пути. Великий предел, тайцзи, с одной стороны – цикл, кольцо без начала и конца, но, с другой стороны – спираль, позволяющая уходить все дальше и дальше в неизведанные бесконечные дали.

Необозначенные примечания принадлежат переводчику.

Самые проблемные для переводчика термины – ци и цзинь. Переводчик переводит ци как энергию, подразумевая жизненную энергию, о которой пишется в старых трактатах многих народов и которая ощущается на тренировках, с ней работают практически, управляя мыслью. Что касается цзинь, то русского аналога мы не имеем. А. Милянюк называет внутренней силой. Она проявляется в расслабленных мышцах с помощью мысли и обладает огромной мощью. Китайские авторы подчеркивают: нельзя путать ее с физической силой, которой толкают, например, камень. Действительно: какая сила, если мышцы расслаблены? Мы будем условно называть цзинь усилием, чтобы как-то назвать (все термины условны) и не загрязнять русский язык китаизмами – многие переводчики не переводят иностранные слова, оставляя транскрипцию, а это «недоперевод».

М. М. Богачихин. Москва, 1993-2004

Введение

Тайцзи-цюань стиля Чэнь Чэнь-ши тайцзи-цюань (или стиля Чэня, или Чэней, имея в виду семью Чэней) в конце династии Мин – начале династии Цин (17 век) создал знаменитый мастер гимнастик Чэнь Вантин, живший в деревне Овраг Семьи Чэней (Чэньцзягоу) уезда Теплого (Вэньсянь) провинции Хэнань. Его потомки совершенствовали комплекс гимнастики, и постепенно были сформированы известные ныне первый и второй комплексы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.