Вампировский централ

Сараева Ольга Геннадьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

1

Раздался стук в дверь, и рука сама потянулась к оружию. Казалось бы, чего мне опасаться в райотделе полиции, давным-давно превращённом в блок-пост? Однако я предпочёл не рисковать.

— Да!

Дверь кабинета открылась и закрылась вновь, никого не впустив. В тишине прозвучали шаги, скрипнул обитый кожей диван. Такое появление мог позволить себе только один мой коллега, другие получили бы пулю в лоб. Серебряную. Я снял ладонь с рукоятки.

— Заканчивай, Торн.

В голосе против воли сквозила усталость: после Слияния мы получили бесконечно долгую жизнь, но так и не научились работать без отдыха. Вампир материализовался в кресле. Столько живу и работаю с ними бок о бок, а всё никак не привыкну к их фокусам. Так и есть: нога на ногу, руки сложены на груди. Не припомню, чтобы я видел его сидящим в иной позе. Свою чёрную блестящую гриву Торн собирал в высокий «хвост», при этом короткие пряди обрамляли бледное лицо и падали на глаза, мешая прочесть их выражение. Выглядел он впечатляюще: для него, как для любого вампира, внешность являлась и оружием, и удостоверением личности. Кожаный плащ-френч, по случаю зимы подбитый алым мехом, был распахнут, сильное гибкое тело затянуто в чёрную замшу, по голенищу высоких сапог, поблёскивая гранёным металлом, змеилась застёжка. Прожив в нашем климате достаточно долго, вампиры признали преимущества кожи перед бархатом и шёлком, но высоким сапогам и длинным плащам остались верны. Признаться, я слегка завидовал ему — на мне те же кожаные штаны и куртка смотрелись иначе. Носили мы их не для форса, а ради защиты от клыков и когтей, поэтому наша форма из плотной кожи с металластовыми вставками больше напоминала доспехи. История нашего знакомства позволяла мне называть гостя Торном, хотя на самом деле его имя было Экториан Вигдор гранд Тэннори, и в нашем отделе он возглавлял Отдельный оперативный отряд — «три-О», или «тройку». За годы совместной работы я так и не понял, что забыл в полиции этот вампирский князь.

— Устал, Виктор? — поинтересовался Торн.

Он всегда называл меня полным именем, делая ударение на последний слог. Оно мало отличалось от его родового — Вигдор, и вампир находил это забавным.

— Есть немного, — ответил я и провёл по лицу рукой, стирая следы утомления.

Дежурство подходило к концу.

— Телефон, — предупредил Торн.

Как и любой вампир, он был чувствителен к работающей электрике. Я кивнул и положил руку на трубку, ожидая вызова. Раздался звонок.

— Не спишь, Вить? — спросил дежурный.

— Три часа до рассвета, — напомнил я. — Что стряслось?

— Вызов от соседей. Соединить?

Соседи! Телефонная связь с вампирскими анклавами города была установлена совсем недавно. Я подавил вздох сожаления: надежда на спокойное окончание дежурства таяла на глазах.

— Соединяй.

В трубке прозвучал мягкий, чуть ироничный голос.

— Доброй ночи, Воронов.

— И тебе не скучать, Гральтэн.

Это был следователь из соседнего райотдела. В отличие от начальника наших оперов он не мог похвастаться титулом гранда, и второе имя ему не полагалось.

— У нас два трупа, — сообщил он.

— Поздравляю.

В трубке послышался смешок.

— Человеческих.

Шутник! Участок Гральтэна граничил с нашим и находился в районе бывшего вокзала, поэтому мы по привычке называли его Привокзальным. Во время Слияния железнодорожная станция исчезла, а на её месте возник кусок иномирного полиса вместе с жителями. Леннары, люди вампирского мира, не слишком доверяли нам. Они предпочитали собственный жизненный уклад, в котором высшую власть и порядок олицетворяли вампиры. Надо ли говорить, кем были укомплектованы их полицейские участки? Словом, наши коллеги из Привокзального имели очень своеобразные представления о целях и методах работы полиции.

— Криминал? — спросил я, всё ещё надеясь на чудо.

— Если бы!

Чёрт! Это в корне меняло дело. Не криминал мог означать только одно: жертвы умерли от потери крови, другими словами, были выпиты вампиром. Такой факт бил прежде всего по самому Гральтэну, и огласка была не в его интересах. Но дежурный следователь сыграл по правилам: в случаях межрасовых преступлений в расследовании принимали участие обе стороны.

— Где это?

— Угол Кордэс и Ринаа.

Ясно: бывшая Ремзаводская. После Слияния от огромного завода остался лишь один из цехов, служивший теперь для нас ориентиром. Городские окраины с войны лежали в руинах: поначалу наши вояки, не особенно вникая в происходящее, лупили по городу из чего попало. Чёрт, ещё леннары эти! По виду люди, а на деле…. Могли хотя бы расчистить развалины: как можно жить рядом с трущобами!

— Сейчас буду, — сказал я и положил трубку.

— Бойцы уже на месте, — сообщил Торн.

— Пусть осмотрятся.

Вампир кивнул. Одним из серьёзных преимуществ его ребят над другими оперативниками было то, что они не нуждались в транспорте: к месту добирались своим ходом и гораздо быстрее остальных.

Поднявшись из-за стола, я проверил табельный АРМ. Пистолет системы «Армагеддон» в облегчённом корпусе имел два режима работы: по людям и вампирам. Выбор осуществлялся переключателем на рукоятке. Понятно, что такое оружие появилось уже после Слияния, но название всё равно звучало слишком пафосно. Двойной магазин «армы» позволял использовать серебряные пули наравне с обычными, без этого выходить на улицы просто не имело смысла. Если бы серебро не было так дорого и не выдавалось под отчёт, можно было бы обойтись только им — люди не привередливы. Что же касается вампиров, то драгметалл их не уничтожит, если, конечно, не попадёт в сердце, но «приземлит» надолго — как минимум до извлечения пули, тем более что экономная «арма» не пробивала супостата навылет. Мало кто помнит, но в первых АРМ этот режим стрельбы был обозначен как «нежить». То, что наши враги всё-таки «жить», просто очень отличная от нас, мы поняли не сразу: древние легенды о вампирах оказались слишком живучи. Короче, что бы там ни говорило высокое начальство, а переключатель у нас всегда стоял на «серебре» — жизнь дороже. Я вернул магазин на место.

— В патроннике, разумеется, серебро, — заметил Торн.

Его слова заставили меня усмехнуться: разумеется!

— А что, это видно с дивана?

Вампир рассмеялся.

— Ну, милый мой, чтобы знать, видеть не обязательно.

Я уже привык к манере общения Торна. Хорошо, что ему хватало здравого смысла не демонстрировать её нашему начальству. Отправив ствол в поясную кобуру, я напомнил:

— Третьего не дано, Торн: или-или. Ты знаешь правила.

— Ты про «левое» серебро в запасной обойме, Виктор? В этом вы все, люди.

Я пожал плечами: кто бы говорил! Вампиры предпочитали нападать из невидимости, поэтому изначально в драке с ними у нас был только один шанс: в момент трансформации в боевую форму — ну, там, клыки, когти, силовое воздействие на расстоянии — противник становился видимым, а значит, уязвимым. Но и этот шанс выпадал немногим. Мне повезло выжить в мясорубке первых лет после Слияния, и я, зелёный выпускник юрфака, шагнул со студенческой скамьи сразу в начальники следствия. Правда, это было давно. С тех пор я пережил немало друзей, а мои вечные двадцать восемь продолжают смущать новичков.

Когда предстояла работа на выезде, табельная «арма» нуждалась в поддержке, и я направился к сейфу. Инстинкт, выработанный ещё в первые годы Слияния, буквально взвыл, предупреждая об опасности. Да знаю я, знаю: нельзя поворачиваться к вампиру спиной! Но кроме шестого чувства у меня было ещё и седьмое, благодаря которому я до сих пор жив. Словом, держа в уме правила игры, я предпочитал, чтобы мою собственную спину прикрывал Торн. Парадокс? Да, и не единственный.

Я достал из сейфа «Армаду» — нашу безотказную автоматику всё той же пафосной системы. Калибр пистолета был почти вдвое меньше, чем у АРМ, стрелял он короткими очередями по три выстрела, при этом один из зарядов был серебряным. Пули попадали в цель практически одновременно, обеспечивая как минимум то же останавливающее действие, что у пули табельной «армы». Всё это позволяло работать в одном режиме по людям и вампирам. Армейский же вариант вообще не использовал драгметалл: пули со смещённым центром разрывали супостата в клочья независимо от расы. Автоматика практически не давала рикошетов, имела сниженную отдачу, а металластовый корпус даже при увеличенной ёмкости магазина обеспечивал вполне приемлемый вес. Словом, для ближнего боя в городе, в зданиях и там, где неудобно использовать автомат, «Армада» была незаменима. И это в целом примиряло меня с системой «Армагеддон».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.