Дарк

Сараева Ольга Геннадьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Меня выдернули из толпы бесцеремонно и довольно жёстко. Да что ж такое…. Дарк! Чует он меня, что ли?! Я решительно отстранилась, запахнула куртку и потёрла занывшее запястьё.

— Маньяк. С цепи сорвался?

Дарк запрокинул голову и беззвучно рассмеялся — так, как умел только он.

— Прости, соскучился.

На открытой платформе было темновато — светильники горели через один, и от этого синие глаза парня казались окнами, распахнутыми в ночь. Порыв осеннего ветра взметнул чёрные блестящие пряди. Взмах крыльев ворона! Дарк тряхнул головой, отбрасывая волосы назад. Я смотрела на него, пытаясь вспомнить, когда мы виделись последний раз. Мимо, сверкая окнами, прогрохотал поезд метро, выдав очередную порцию пассажиров. Колонны, как волнорезы, разделяли толпу на несколько потоков, медленно текущих к выходу. Час-пик! Колонна, у которой мы стояли, была последней в ряду. Или первой — это как посмотреть. Дарк снова притянул меня к себе. Его губы нетерпеливо искали мои, рука под свитером скользнула выше. Ого, и правда соскучился! Сердитая тётка, проехав сумкой по моим ногам, облила злобным презрением:

— Совсем стыд потеряли!

И тут же шарахнулась в сторону: Дарк «кровожадно» улыбнулся, обнажив нарощенные клыки. Блеснули вставленные в них маленькие бриллианты: кого-кого, а вампира он изображать умел. Дарк проводил тётку голодным взглядом, обеспечив ей ночь, полную кошмаров, и повернулся ко мне:

— Здорово досталось?

— Я в берцах, — напомнила я.

— Отлично. Тогда пошли.

Дарк никогда не говорил, куда идёт, и никогда не спрашивал моего согласия. Он вообще мало говорил. Первое время я пыталась сопротивляться его напору, но он словно не замечал моих попыток и продолжал всё решать сам, в том числе и за меня. Дарк исчезал и появлялся, когда хотел, нисколько не интересуясь, чем я занималась в его отсутствие. Но стоило ему вновь появиться на горизонте, как вся моя прочая личная жизнь непостижимым образом замирала до его очередного исчезновения. В конце концов мне пришлось с этим смириться. Я даже не могла назвать его своим парнем: слишком странными были наши отношения.

Дарк вёл меня к выходу из метро, крепко держа за руку. Он проходил сквозь толпу, как горячий нож сквозь масло: безо всяких усилий. Люди, сами того не замечая, просто расступались перед ним. Однажды я спросила, как ему это удаётся. В ответ Дарк только рассмеялся своим беззвучным смехом, а Грэй, подмигнув, указал пальцем куда-то вверх:

— Харизма!

Дарк познакомил меня со своим другом около года назад. До этого я имела весьма смутное представление о байкерах. Мне казалось, что коренастый, с аккуратной шкиперской бородкой и собранными в хвост тёмно-медными волосами Грэй совсем не тянул на короля дорог. Особенно поразил меня холодноватый прищур его серых глаз: было в нём что-то запредельное. Время от времени Грэй заезжал за мной на работу, пугая охрану своим дико-интеллигентным видом. Его хромированный крейсер под мерный рокот мотора только выворачивал из-за угла, а у прилизанных «меринов» и «бумеров» краска уже вставала дыбом. Я ничего не имела против байка, но не могла отделаться от мысли, что его хозяин просто присматривает за мной.

Мы свернули в пустынную в этот час боковую аллею парка. Тусклый фонарь выхватывал из темноты давно не стриженые кусты бордюра, часть дороги и припаркованный у обочины «харлей» с волчьей головой. Значит, хозяин где-то поблизости. В тени дерева мигнул огонёк сигареты. Байкер вышел навстречу: косуха, кожаные штаны, отделанные металлом берцы и бандана — полный инфарктный набор для обывателя. Бандана, кстати, уникальная: на ней под традиционными черепами вместо костей красовались серп и молот.

— Привет, сестрёнка! — Грэй улыбнулся и перекатил сигарету в другой угол рта.

Он называл меня так с первого дня нашего знакомства: по его словам, имя Ольга будило в нём опасные инстинкты. Впрочем, по Грэю с Дарком никогда нельзя было понять, шутят они или говорят серьёзно. Не припомню, чтобы я видела его без сигареты в зубах: по-моему, Грэй не расставался с ней, даже когда пил пиво. Достав из кармана чупа-чупс, байкер протянул его мне:

— Побудь с Волком чуток, мы скоро.

Я окинула взглядом его боевую машину. Волк? Скорее уж, танк.

— Грэй!

Я не знала, смеяться или плакать. С чупа-чупсом в руке, цепляясь за ветки и скользя по опавшим листьям, я пробиралась к «харлею». Это ж надо: дипломированный инженер, руководитель группы разработчиков! Плевать, что в группе всего трое, включая меня. Хорошо, что ребята не видят сейчас свою начальницу. Я представила, как здорово было бы в этих кустах в «мини» и на шпильках, и в который раз мысленно похвалила себя за правильный выбор профессии. Ну не монтируюсь я с каблуками и стразами, а неуставной прикид у нас на работе дозволен только технарям с цокольного этажа — проще говоря, полуподвала. Да-да, компьютерный мозг в нашей конторе располагался ниже плинтуса. Я вздохнула и засунула чупа-чупс за щёку.

Итак, странный день закономерно перетёк в странный вечер. Мы уже виделись с Грэем сегодня: он проехал мимо, когда я в обед вышла выпить кофе. Макс ждал меня возле кафешки — у него к этому времени как раз заканчивались пары. Если бы не его восхищённо округлившиеся глаза, я бы даже не заметила Волка. Грэй давненько не наведывался ко мне, и я уже подзабыла, как его «харлей» умеет подкрадываться на мягких лапах. Оглянулась и почувствовала холодок внутри, встретившись с байкером взглядом. Странно: я ведь и раньше флиртовала с ребятами, и Дарка с Грэем это нисколько не трогало. Что изменилось?

Мы познакомились с Максом три месяца назад. Тогда, на фоне всеобщего лета, тоска по Дарку терзала меня особенно жестоко. Я почти забросила друзей, потому что они были слишком похожи на него. В толпе мне чудился знакомый «взмах крыльев ворона», а в тишине — его бесшумные шаги. Я спасалась, как умела: задерживалась допоздна, нагружая себя работой, бралась даже за чужую — лишь бы не оставаться наедине с собой. В тот день у наших экономистов в очередной раз «что-то зависло». Беда никогда не приходит одна: если уж «висит», то непременно у всех и исключительно в конце квартала. В период отчётов защита от дураков уже не спасает: карма! Сектор программистов разбежался по вызовам, Саныч, их начальник, конфисковал моих ребят в помощь, так что на пятый этаж мне пришлось подниматься самой. Вот там я и увидела юного экономиста Макса: он проходил у них преддипломную практику.

Я знаю, что выгляжу намного моложе своих лет: виноваты маленький рост — всего метр шестьдесят пять, и любимый стиль — кожа, металл, непременная джинса и кроссовки, перемежающиеся берцами. С тем, что ко мне обычно обращаются на «ты», я почти смирилась. А как бороться-то? Паспорт показывать? Правда, ребята говорят, чтобы успешно косить под тинэйджера, я должна молчать, потому что интеллект обнаруживается уже на второй, максимум, третьей фразе. В общем, когда мне нужно отшить, я упоминаю о своём возрасте. Макс оказался крепким орешком. Когда я, глядя в его тёплые карие и тоскуя по холодным синим, выдала всё, что думаю о его двадцати двух и моих двадцати семи, он улыбнулся и сказал, что лично его это не смущает. Даже наоборот — стимулирует!

— Зато смущает меня, — заметила я.

— Спорим, я совершеннолетний? — рассмеялся он. — Где здесь можно выпить кофе?

Вот так примерно всё и началось. А дальше этот русоволосый витязь с добрыми глазами просто и ненавязчиво окружил меня собой. Рядом с ним было спокойно и надёжно, и я потихоньку начала оттаивать. Макс дал мне всё, чего никогда не давал Дарк — всё, кроме взаимной любви…. Однако с чего бы это Грэю появляться у меня в неурочный час? И дружок его синеглазый вернулся именно сегодня.

Дарк и Грэй подошли со стороны дороги. Я сидела к ним спиной и от неожиданности чуть не проглотила остаток конфеты.

— Подбросить? — спросил Грэй.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.