Разговор

Слюсаренко Сергей Сергеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сергей Слюсаренко

Разговор

Нет ничего скучнее новогодних каникул в Италии. Все прячутся если не по домам, то по альпийским курортам, передачи по телевизору вызывают зевоту и кажется, что все замерло. В этот раз от тихого семейного бытия меня оторвала необходимость встретить гостя из Москвы и устроить его в гостинице недалеко от Анконы. Я не успел на свой автобус и был вынужден пересаживаться в Лоретто. Как обычно, следующий автобус в Реканати, где мы жили, отходил только через несколько часов.

Я решил побродить по городку и зайти в его знаменитый собор.

По случаю праздников народа было немного, и подъем по крутым улочкам городка прошел без обычных встреч с толпами паломников, приехавших посмотреть на дом Богоматери. На площади перед собором, сегодня пустынной, была нарисована мелками картина, на этот раз Сикстинская мадонна. Однако, ни бродячего художника, ни любопытствующих не было, и я спокойно прошел мимо изящного фонтана, сквозь украшенные бронзой двери, в сумрак храма. Это был не первый мой визит сюда, раньше мы бывали здесь и всем семейством, и с гостями. Внутреннее убранство мне было хорошо знакомо.

Я заметил его сразу. Он стоял рядом с автоматическими свечами-лампочками — порождением цивилизации. Они загорались, если бросить монетку в щелку в основании постамента для свечей. Вид аляповатого устройства, дико выглядевшего в этой святыне христианства, вызывал у посетителя явное удивление.

— Вот так современность формализирует святое, — тихо сказал я, подойдя поближе.

— Вы совершенно правы, — ответил он.

Выглядел он достаточно моложаво и совсем нездешне. На нем был длинный плащ, смешные перчатки без пальцев скрывали его ладони. Я пошел дальше вглубь храма, к величественному саркофагу, окруженному по периметру желобами, протертыми за века коленями истовых пилигримов. Хотел было зайти внутрь, однако служитель заявил, что сейчас идет специальная служба для польских гостей и войти можно только по окончании. Заглянув через головы посетителей вглубь саркофага я понял, что ждать ещё долго, да и не особенно интересно. Тут опять я увидел своего недавнего знакомца. Он пытался попасть внутрь и его также не пустил служитель.

— Здесь тоже все формализовано, — заметил я. — Наверное, не удастся посмотреть на Черную Мадонну.

— Меня мало интересовала статуя, — ответил человек. — Даже если и дождусь, когда пустят, все равно в толпе ничего не рассмотришь.

— Да, к сожалению святыни давно превратились в туристический аттракцион, — поддержал я его.

— А вы не местный, — сказал мужчина, — откуда вы?

— Конечно, мой акцент выдает меня с головой, — я русский, из Киева.

— Мы можем говорить по-русски, — неожиданно на чистом русском сказал мужчина.

— Вы специалист по языкам?

— Да нет, много путешествовал и учил языки по необходимости.

— Во всяком случае — комплименты вашему русскому.

Говорил он по-русски достаточно чисто, однако построения фраз и выговор, очень правильный, говорили о том, что русский не его родной язык.

— Не хотите ли пройтись? — предложил он, взглянув на меня внимательными и умными глазами. — Я, видите ли, давно не говорил на вашем языке и не бывал у вас, мне интересно поговорить.

Я с удовольствием принял предложение, тем более, что надо было убить время, а с интересным собеседником это проще. Мы вышли из собора, и пошли вниз по улицам — ступенькам. Я представился, он в свою очередь тоже:

— Меня зовут Ин.

— Редкое имя, вы откуда?

— С юга, — он неопределенно махнул рукой.

— Так вы не лингвист? — спросил я.

— Нет, скорее я врач. Вроде психиатра.

— А! Властелин душ! — пошутил я.

— Да нет, — грустно сказал Ин, — даже я не могу так сказать. Власть над душами — удел всевышнего.

— Вы, наверное, интересуетесь религией? — поинтересовался я.

— Я очень давно не был ни в одной церкви, — улыбнувшись ответил Ин.

— Вы знаете, — мне показалось, что эта тема ему интересна, — я тоже, если и бываю в церкви — не в поисках Бога. По-моему, там давно нет никого кроме попов.

— Разве можно найти где-нибудь Бога больше, чем он есть внутри тебя?

— Но ведь миллионы верующих ходят туда в поисках его.

— Неужели вы думаете, что они находят его именно там?

Мы быстро спустились к городской стене и решили поехать автобусом к морю, пройтись по пустынному пляжу и чего-нибудь съесть. Через пятнадцать минут мы вышли в Марчелли, купили вина, съели по кусочку пиццы и пошли вдоль моря.

— Вот вы говорите что Бог в нас, я с вами согласен, да и это общепринятое понятие.

Но я вам скажу по секрету — я иногда разговариваю с ним, причем весьма по-приятельски, да и на темы не возвышенные, — я решил перевести неоконченный разговор в шутку.

— Только он почему-то мне не отвечает.

— Его ответы — в ваши поступках, — тихо сказал Ин.

— Ну конечно, знаем-знаем, все в руках Божьих, а мы его агнцы, и прочая, прочая…

— Люди часто бывают слишком высокого мнения о своей значимости. Не следит всевышний за шагом каждого. Но если уж вы его спрашиваете, то он отвечает.

— Нашими поступками?

— Именно ими.

— Но ведь и зло творится Его именем! Что же, это тоже его провидение?

— Ну — тут нет общих рецептов. И нет очевидных трактовок…

— Ну конечно, знаем — читали. Подставь правую щеку, если получил по левой, и так далее…

— Вы знаете, когда говорилось о непротивлении, о подставленной щеке, это относилось только к апостолам, а потом все перепутали, недопоняли.

— У вас очень оригинальное мнение, — усмехнулся я. — С таким неудобно.

— Просто часто написанное в книгах власть имущие интерпретируют в своих интересах.

А что до неудобств… Вы-то сами, что ли, их не знаете.

Дорога по зимнему пляжу, вдоль тихого моря была приятна, а вкусная пицца и дешевое вино в пакетиках придавали беседе особое очарование. Чайки, увидев нас, гуляющих вдоль берега, с воплями носились в небе, ожидая подачки. Ин вытянул вперед руку с корочкой пиццы и чайка, ничуть не пугаясь, села ему на руку.

— Ну, вы даете! Никогда не видел, чтобы они так смелели. Они, наверное, вам доверяют! — удивленно произнес я. — Признайтесь вы и язык их знаете?

— Не одушевляйте глупую птицу. Просто она голодна. И нет у них языка, только суетливые крики. Но накормить их непросто, уж поверьте.

Время текло незаметно и мне пора было спешить на мой автобус.

— Вы надолго в здешних местах? Можно было бы зайти к нам в гости, жена была бы очень рада поболтать.

— Нет. Я только на сегодня здесь. Я приехал повидать дом моего детства.

— Жаль, я чувствую, что мы могли бы ещё о многом поговорить, — с сожалением сказал я…

— Мы еще поговорим, — сказал И. — Раз уже встретились… Ну — до скорого…

Он повернулся и пошел вдоль тихого моря… И тут я не выдержал.

— Стой!!!

Он обернулся, весело взглянув, — Что ты хочешь спросить у меня?

— Скажи — мы спасемся?

— Конечно. Спаситель родится осенью… Ты будешь знать.

Он повернулся и пошел вдоль моря… Я смотрел не отрываясь ему вслед, пока он не стал почти неразличим в ранних сумерках, и уже не было понятно, то ли идет он по берегу то ли уже нет…

Был январь 1999 года. В феврале в небе вспыхнула звезда…

Лоретто, Реканати 1999, Неаполь 2003

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.