Тысяча поцелуев

Мейер Сьюзен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тысяча поцелуев (Мейер Сьюзен)

Глава 1

Шеннон Райли с ужасом оглядела себя в большом зеркале, висящем на стене ванной, примыкающей к ее кабинету. Безумно короткое красное платье, отороченное белым мехом, оставляло не слишком много простора для фантазии: подол едва прикрывал ноги, а грудь в любой момент могла выпрыгнуть из излишне откровенного декольте.

Я не могу в таком виде войти в комнату, полную детей! — простонала она.

Из-за запертой двери раздался тяжелый вздох ее помощницы Венди.

— Может, ты выйдешь и позволишь мне судить?

— Ни в коем случае! Ты скажешь, что все прекрасно, потому что тебя устроит любой вариант, лишь бы хоть кто-то наконец-то согласился сыграть помощницу Санта-Клауса. Скажи на милость, как я буду сажать детей на колени к Санте, если я в этом платье даже наклониться не могу?

— А ты не наклоняйся, — беззаботно откликнулась Венди. — Послушай, я понимаю, что ты на восемь дюймов выше Чарли, которая должна была сыграть эту роль, и платье тебе маловато, но, кроме тебя, никто в него вообще влезть не сможет, а значит, бедные детишки...

Прочувствованную речь Венди прервал телефонный звонок. Через мгновение Шеннон услышала ее бодрое: «Торговый центр Райли, здравствуйте!»

Какое-то время Венди молча слушала. В это время Шеннон еще раз придирчиво оглядела свое отражение. Следовало признать, что платье ей шло: красная ткань подчеркивала насыщенный цвет ее длинных каштановых волос и голубизну глаз. Его даже можно было назвать сексуальным. Но совсем не сексуальности ждут дети и их родители от помощницы Санты.

Ее сердце сжалось от страха и боли. Она просто не могла провести четыре часа в комнате полной очаровательных малышей. Шеннон всю жизнь мечтала стать матерью, но анализы показали, что она бесплодна. Сможет ли она не расплакаться, глядя на эти милые личики и слушая, как они рассказывают Санте о том, что хотят получить на Рождество.

— Эй, Шеннон?

— Не выйду ни за что!

— А уже и не нужно. Это звонила Тамми из обувного отдела. За последние два часа в магазин не вошел ни один покупатель. Синоптики бьют тревогу. Они не знают, сколько будет продолжаться снегопад, но не стесняются прогнозировать. По радио объявляли, что толщина снежного покрова увеличится еще как минимум на фут.

— Еще фут? — Шеннон пулей вылетела из ванной, хотя планировала не выходить из нее до конца праздников, и отдернула шторы. За окном кружились крупные хлопья снега, окутывая главную улицу маленького пенсильванского городка Гринхил пушистым белым покрывалом.

— О господи!

— О господи! — раздалось за ее спиной, когда Венди увидела свою начальницу.

— Сейчас не время для шуток, — нахмурилась Шеннон. — У нас серьезная проблема. Думаю, пора признать очевидное — торговли сегодня не предвидится, снежная буря заперла всех покупателей по домам.

И это спасет ее от необходимости исполнять роль помощницы Санты! Ура!

— Их можно понять. Даже наши продавцы боятся в такую погоду ехать домой.

— Тогда пора объявлять, что магазин закрывается. Все могут отправляться по домам.

Пока Венди извещала сотрудников, Шеннон обзвонила местные радиостанции, чтобы они добавили Торговый центр Райли в список закрывшихся из-за снегопада магазинов.

Она как раз закончила разговор, когда в дверь заглянула Венди:

— Все сотрудники уже разъехались по домам, магазин пуст.

— Спасибо, Венди, я сама запру магазин. Будь осторожна по дороге домой.

— Мой друг заберет меня на джипе, так что мы преодолеем любые заносы, — улыбнулась Венди.

— Увидимся завтра, — кивнула ей Шеннон.

— Если сможем добраться.

— Будем надеяться. Это ведь последние выходные перед Рождеством — самое прибыльное время в году.

— Если люди не смогут купить подарки завтра, они приедут в любой другой день, так что за прибыль можешь не беспокоиться.

Шеннон рассмеялась и помахала Венди на прощание. Она включила сигнализацию, закрыла магазин и поспешила к машине, запахивая пальто поверх красного платья. Она не собиралась вечно оставаться в образе помощницы Санты, просто вспомнила, что дороги с каждой минутой становятся все хуже, и решила поспешить.

Она вышла на улицу и тут же оказалась по щиколотку в снегу. Одного взгляда на кружащиеся вокруг хлопья снега хватило, чтобы сердце Шеннон сжалось от боли. Казалось, только вчера она жила в солнечной Южной Калифорнии, где люди почти не видят снега, и была замужем за любимым мужчиной. Но после того, как врачи настояли на гистерэктомии матки, ее муж, всегда бывший таким внимательным и заботливым, развелся с ней, и ей пришлось вернуться домой к родителям.

Но через пару месяцев, когда Шеннон уже немного пришла в себя и начала работать в семейном магазине, ее родители решили уйти на пенсию и переехать в солнечную Флориду, чтобы, по их словам, «погреть там свои старые косточки». И чтобы не беспокоиться о деньгах, они решили продать Торговый центр Райли.

А значит, скоро она опять останется одна и без работы...

«Так! Хватит этих упаднических мыслей!» — приказала себе Шеннон, отпирая дверь своего заснеженного дома. Она знала, что они появились из-за перспективы провести вечер в окружении детей, которых у нее самой никогда не будет.

Она едва успела развязать шарф, когда услышала трель дверного звонка. В таком настроении Шеннон была не слишком рада незваным гостям, но делать было нечего. Она обогнула коробки с елочными украшениями, которые вчера достала с чердака, и открыла дверь.

На крыльце стоял мужчина в полицейской форме:

— Добрый вечер, мисс. Меня зовут офицер Роджер.

— Добрый вечер, — откликнулась она, гадая, что же от нее могло понадобиться полиции.

Но тут офицер чуть посторонился, и она увидела Рори Волласа. Все его шесть с лишним футов роста, включая шикарное пальто и густые черные волосы, были основательно присыпаны снегом, а на красивом лице застыло извиняющееся выражение.

— Рори?

— Здравствуй, Шеннон, — смущенно улыбнулся он.

— Вижу, вы знакомы с мистером Волласом, — заключил полицейский.

— Да, — кивнула она.

Разве можно забыть этого темноглазого красавца с фигурой античного бога? Одного взгляда на его чувственные губы, точеные скулы, сверкающие глаза цвета расплавленного шоколада, широкие мускулистые плечи и плоский живот обычно было достаточно, чтобы любая женщина растаяла и стекла к его ногам. Шеннон не была слепой и тоже пала жертвой его непреодолимого обаяния. В студенческие годы она влюбилась в него с первого взгляда, но Рори встречался с ее соседкой по комнате Натали, а значит, был для нее запретным плодом, который, однако, не лишался от этого своей сладости и притягательности.

— Мистер Воллас попал в безвыходное положение. Городские отели переполнены путешественниками, которым из-за непогоды срочно пришлось остаться в Гринхиле на ночь, поэтому у мистера Волласа осталось только два варианта: согласиться на раскладушку в школьном спортзале, где теперь размещают оставшихся гостей города, или уговорить кого-то принять его на ночлег. Он сказал мне, что приехал в Пенсильванию ради деловых переговоров с вами...

— Я приехал на пару дней раньше, чтобы своими глазами увидеть магазин, — прервал сбивчивые объяснения полицейского Рори. — Но тут началась эта снежная буря. Я надеялся, что ты позволишь мне переночевать у тебя. В других обстоятельствах я не стал бы просить об этом, но, как видишь, я в отчаянном положении. Надеюсь, ты не против...

Против? Шеннон чуть не рассмеялась. Она могла бы поспорить, что девяносто процентов женщин после одного взгляда на этого красавца мечтали бы увидеть его на пороге своего дома. Это было похоже на воплощение идеальной женской фантазии: прекрасный мужчина, холодная ночь, бутылка вина у камина...

— Папочка, мне холодно.

Эротическая фантазия лопнула как мыльный пузырь, когда из-за спины Рори выглянула маленькая девочка в розовой курточке и подходящей по цвету пушистой шапочке, из-под которой выбивались золотистые кудряшки. За ее плечами виднелся розовый рюкзачок.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.