Как избежать климатических катастроф?: План Б 4.0: спасение цивилизации

Браун Лестер Р.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как избежать климатических катастроф?: План Б 4.0: спасение цивилизации (Браун Лестер)

От издателя

Какая связь между лесными пожарами, низким уровнем образования, 30-кратным ростом доходности зерновых фьючерсов, промышленными выбросами углерода в атмосферу, контролем над рождаемостью и режимом питания и полусотней других аспектов жизнедеятельности человечества?

Лестер Р. Браун, автор книги «План Б 4.0: спасение цивилизации» утверждает, что есть, и самая прямая. На этой взаимосвязи он выстроил как картину апокалипсиса, ожидающего нашу цивилизацию, так и план спасения для всего человечества. Из книги следует, что основная опасность, угрожающая нам, — не мировой терроризм, не ядерное или химическое оружие, попавшее не в те руки, и даже не глобальное потепление.

Главная угроза — голод. Банальное недоедание обрушивает правительства и разваливает страны вернее, чем любая внешняя агрессия. По оценкам автора, число голодных на нашей планете — если все продолжит идти так, как идет, — к 2015 году достигнет 1,2 млрд. человек.

В 2010 году в России из-за засухи, жары и пожаров пропала на корню значительная доля урожая. Оставшейся части не хватит на удовлетворение внутренних нужд. По этой причине правительство наложило эмбарго на экспорт зерновых из России. Выступивший представитель Всемирного банка заявил, что прекращение экспорта российского зерна на мировой рынок может привести к мировому продовольственному кризису.

Одновременно с российской экологической и продовольственной катастрофой в Китае (второй мировой экспортер зерна после США) произошло масштабное наводнение, а на Украине (третий экспортер в мире) случилась аномальная жара. Если и эти страны уменьшат поставки зерна, взлетят цены на другие виды продовольствия. Те, кто недоедает, будут питаться еще хуже.

Однако выход — и достаточно недорогой — есть. По крайней мере, по утверждениям Брауна. «План Б» — план спасения цивилизации — по авторским расчетам, должен обойтись всего в 187 млрд. долл. ежегодно, что в три с лишним раза меньше военного бюджета США на 2008 год.

Суть этого плана в снижении потребления, восстановлении природных ресурсов, переходе на новую экологически безопасную экономическую модель, глобальной реформе госуправления. Это поможет искоренить нищету и голод, установить систему справедливого распределения труда и его результатов, устранит или заметно снизит опасность экологической катастрофы и т. д.

Достичь таких результатов предлагается за счет довольно простых мер.

Во-первых, контроль за приростом населения (то есть снижение его темпов в неблагополучных странах). «Выбор …невелик — все они вынуждены стремиться к тому, чтобы на семью приходилось, в среднем, двое детей».

Во-вторых, поэтапное введение «налога на углерод», то есть на его выбросы в атмосферу, в размере 200 долларов на тонну.

В-третьих, создание министерства глобальной безопасности, которое будет заниматься ослабленными и недееспособными государствами. МГБ должно быть создано на основе Агентства международного развития США и МИД США, а финансироваться — за счет бюджетных ресурсов министерства обороны США.

Книга Лестера Брауна поражает как монументальным подбором вроде бы никак не связанных данных, системных выводов на их основе и внешней простотой, так и изяществом решения. Его идеи могли бы показаться утопическими — если бы богатейшие люди Америки (вроде Билла Гейтса или Уоррена Баффета) не вкладывали в их реализацию миллиарды. Эти идеи можно было бы назвать программой нового глобального колониализма — или новой гуманистической революции.

В любом случае они пугающе реальны.

Предисловие

Несколько месяцев назад в журнале Newsweek я обратил внимание на высказывание: «Фраза „Ведение бизнеса в обычном ключе“ стала звучать как предвестие конца мира».

Вывод этот может удивить многих, но только не ученых, отслеживающих такие явления в глобальной окружающей среде, как уничтожение лесов, эрозия почв, падение горизонта воды и повышение температуры. Ученые давно предупреждали, что если эти тенденции сохранятся, мы столкнемся с серьезной бедой. Неясным оставалось лишь то, какую форму примет эта беда.

Похоже на то, что самым слабым звеном является все-таки обеспечение продовольствием, проблема, которая стояла перед многими ранними цивилизациями. Сегодня мы вступаем в новую продовольственную эру, отмеченную более высокими ценами на продукты, быстрым ростом численности голодающих и обостряющейся конкуренцией за землю и водные ресурсы. Поскольку страны, импортирующие продовольствие, стараются приобрести или взять в аренду огромные участки земли в других странах, эта конкуренция выплеснулась за государственные границы.

В отличие от резких повышений цен на зерно в прошлом, повышений, вызванных чрезвычайными обстоятельствами вроде засухи в СССР или отсутствия муссонных дождей в Индии (последствия таких временных колебаний устраняли урожаи следующего года), это недавнее повышение цен на продовольствие обусловлено целым рядом причин. В их числе рост населения, падение горизонта воды, повышение температуры, таяние льдов и использование зерна в производстве горючего для автомобилей.

В прошлые десятилетия, когда цены на зерно росли, министерство сельского хозяйства США просто возвращало в оборот часть пахотных земель, которые пустовали в соответствии с аграрными программами, теперь же используются все эти площади. Неожиданно вопрос продовольственной безопасности довольно остро встал перед многими странами. Вероятно, в будущем большее воздействие на решение этого вопроса будет оказывать не сельскохозяйственная, а энергетическая политика. Возможно и то, что искоренение голода более зависит от успехов специалистов по планированию семей, чем от успехов земледельцев, а упрочению в будущем продовольственной безопасности будет способствовать, прежде всего, повышение производительности использования воды, и только потом расширение предложения воды при помощи ирригации.

Джозеф Тейнтер в книге The Collapse of Complex Societies («Падение сложных обществ») замечает, что цивилизации по мере развития становятся все более сложными до тех пор, пока в конце концов не оказываются неспособными управлять этой сложностью. Наблюдая за борьбой, развернувшейся в конгрессе вокруг законопроекта об изменении климата, который выхолащивали в то самое время, как эту книгу печатали, я вспомнил это высказывание Тейнтера.

Международные учреждения также подвержены чрезмерному «самоусложнению». Когда я писал эту книгу, взоры общественности были обращены к конференции по изменению климата, которая состоялась в начале декабря 2009 г. в Копенгагене. С моей точки зрения, соглашения, возникающие в результате международных переговоров, быстро устаревают. Это происходит по двум причинам. Во-первых, ни одно правительство не желает делать б'oльших по сравнению с другими правительствами уступок, поэтому согласованные цели в области сокращения выбросов углерода почти наверняка будут минимальными. Они не будут даже приближаться к необходимым радикальным сокращениям.

Во-вторых, на переговоры и ратификацию достигнутых соглашений уходят годы, и нам может просто не хватить времени. Это не значит, что не следует участвовать в переговорах, стремясь к их наилучшим результатам. Но полагаться на эти соглашения в деле спасения цивилизации точно не следует.

Некоторые из наиболее впечатляющих достижений в деле стабилизации климата, такие как мощное общественное движение в США, привели к фактическому мораторию на строительство новых угольных тепловых электростанций, но такие инициативы имеют мало общего с международными переговорами. Лидеры этого гражданского движения никогда не заявляли о том, что хотят запретить работающие на угле тепловые электростанции только в том случае, если то же самое сделают в Европе, в Китае или во всем остальном мире. Американцы шли вперед в одностороннем порядке, зная, что если США быстро не сократят выбросы углерода в атмосферу, мир попадет в беду.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.