Поведение — двойка

Бётхер Альфред

Жанр: Детская проза  Детские    1973 год   Автор: Бётхер Альфред   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Поведение — двойка (Бётхер Альфред)

Действующие лица повести

Андреас Гопе,

Райнер Шнек,

Гано Блумгольд,

Детлев Тан,

Ульрих Кронлох,

Амброзиус Поммер,

Дитер Хамер,

Клавдия Геренклевер,

Антье Шонинг,

Карин Кайзер— все из одного класса.

Юрген Дальне— из другого класса.

Фрау Линден, классный руководитель.

Увеи Бодо, ее сыновья.

Молодой человек по фамилии Ризе(сначала судья) и его мать.

Учитель рисования.

Директор школы, товарищ Моленшот.

Фрау Вармут, учительница старших классов.

Фрау Глум, воспитательница из «продленки».

Фрау Гермер, воспитательница из другой «продленки».

Инженер-химик Гопеи его жена, родители Андреаса.

РодителиРайнера Шнека.

Фрау Геренклевер, член родительского комитета.

Фрау Блумгольд, член родительского комитета.

Фрау Кронлох, член родительского комитета.

Фрау Штейнбок, бабушка высшего сорта.

Фрау Манни ее дочка Клариса, соседи по столику в доме отдыха имени Макаренко.

Томас, водитель самосвала.

Бригадир Томаса.

Конрад Геренклевер, «виновник торжества».

Фрау доктор Кесельштейниз хирургического отделения.

Сестра Урсулаиз хирургического отделения.

Артур, футболистыи разные Паули.

Начальник почтового отделения Шубарт.

I. Мальчик с ключом на шее

Каждое утро до завтрака Андреас проглатывал ложку сиропа с витамином «С». Сироп был тягучий, сладкий, с привкусом лимона и шиповника, и его нельзя было оставлять на свету. Андреас считал, что от этих коричневых витаминов развиваются мускулы. А значит, скоро он покажет на шестидесятиметровке такое же время, как Детлев Тан, хотя по росту он второй от конца в классе, а Детлев Тан второй от начала.

Да и чтобы отвечать на уроке, читать вслух и писать диктанты, тоже нужны мускулы. Тогда все делаешь быстрее, быстрее получаешь четверки и пятерки и быстрее выходишь на первые места в соревновании «У кого лучше отметки».

Вот почему Андреас каждый день с такой радостью откупоривал бутылочку с сиропом и как бы смазывал свои мускулы витаминами, словно машинным маслом.

Правда, не все получалось так, как он себе рисовал.

То, что Андреас называл быстротой, учительница фрау Линден называла «поспешностью» и «шаляй-валяй». Учительница вообще ничего не знала про сироп с витамином «С». А то бы она, наверно, посоветовала Андреасу спрятать бутылочку куда-нибудь подальше и лучше писать по десять раз подряд: «Я не буду бегать. Я не буду прыгать. Я не буду носиться. Я не буду съезжать по перилам на животе. Я не буду кататься по паркету…»

А «поспешность» Андреаса все возрастала. Учительница наблюдала за ним от конца новогодних каникул до начала весенних. Одно огорчение! И, несмотря на все ее замечания, он не переставал играть в эту дурацкую игру — в «салочки». Только бы осалить последним!

Прозвенел второй звонок.

Класс встал. Быстро подойдя к столу, учительница оглядела класс насмешливыми карими глазами.

Абсолютная тишина.

Андреас любил ее взгляд. Искорка в ее глазах словно предупреждала: «Внимание!»

Райнер Шнек осалил Андреаса последним. Спина у Андреаса прямо горела. Ужасное чувство. Как будто что-то висит на тебе и щекочет. Эх, если б не эта искорка!

Клавдия Геренклевер отдала салют и доложила:

— Третий класс «А» к уроку готов!

— Здравствуйте, ребята!

— Здравствуйте, фрау Линден!

— Садитесь. Сегодня у нас контрольная по арифметике. Андреас! К тебе это тоже относится.

— Вот тебе! — осалил Андреас Райнера Шнека.

Он нарочно дождался третьего звонка: когда звенит звонок, не слышно, что кричишь.

Райнер Шнек взвыл из своего среднего ряда:

— А Гопе меня сту-укнул!

Учительница, следившая за каждым движением Андреаса, постучала по столу:

— Тишина. Откройте тетради. Напишите сегодняшнее число. Кто будет болтать, отдаст тетрадь и получит единицу!

На большой перемене фрау Линден дежурила в буфете. Она очень торопилась спуститься вниз. Когда она вошла в буфет, несколько ребят уже усиленно работали ложками, в том числе и Андреас.

Фрау Линден взяла у стойки тарелку супу и села за столик у окна. Вскоре пришел и директор школы. Он тоже сел со своей тарелкой за этот столик.

Присмотревшись к ученикам, директор сказал фрау Линден:

— Этот Гопе из вашего класса сразу бросается в глаза. Вот опять щелкнул пальцами — уже, наверное, в шестой раз. Кожурки от фасоли так и летят во все стороны!

— Не в шестой, а только в третий, товарищ директор. И не во все стороны, а в Киплера из пятого «Б». А тот начал первый.

— Киплер! Прекрати безобразие! — крикнул директор. А потом спросил фрау Линден: — С этим Гопе вам, наверно, трудно приходится?

— Он еще в первом классе был неспокойным мальчиком. С тех пор ничего не изменилось. Но он сознает свои проступки. А значит, его дела не так еще плохи. И потом, он ведь один из лучших учеников в классе. На таких ребят я всегда надеюсь.

Этот разговор происходил перед самыми каникулами. А после каникул, в марте, еще до того, как Андреасу исполнилось девять лет, произошли разные события.

Все началось с того урока физкультуры, когда мальчишки из пятого «Б» стащили у него свитер и бросили в уборную. Андреасу пришлось его оттуда вытаскивать. Свитер был весь мокрый. В тот же день у него пропала в «продленке» авторучка, которой он так гордился. Потом она, правда, нашлась, но оказалась сломанной. А на другой день большие ребята ссадили его на улице с велосипеда и один шестиклассник стащил у него ниппели.

Ну, а потом на него напали. Один мальчишка из «продленки», Петер Шульц из четвертого класса, стал уверять Андреаса, что завтра уроки начнутся не в девять, а в пол-одиннадцатого. Андреас ему не поверил и назвал его вруном. А когда он в пять часов вышел из школы, то услыхал, как кто-то сказал в темноте:

— Вон он идет!

Андреас остановился, и тут на него налетели Петер Шульц и ещё трое ребят — повалили на землю и забросили шапку в кусты.

Фрау Линден всякий раз терпеливо выслушивала Андреаса. Но она считала, что всегда обе стороны виноваты. Ребята балуются, ссорятся, дерутся… Не тратить же драгоценное время на то, чтобы разбирать их ссоры. Все равно это ни к чему не приведет. Воспитательница из «продленки» была того же мнения.

Так и вышло, что Андреасу пришлось прибегнуть к самообороне. Потому что родители на него очень сердились. Почти каждый вечер они ругали Андреаса — все это, мол, потому, что у него нет ни в чем никакого порядка.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.