Капитан. Невероятный мир

Горнов Михаил

Жанр: Фэнтези  Фантастика    2013 год   Автор: Горнов Михаил   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Капитан. Невероятный мир (Горнов Михаил)

Пролог

  - Здорово, Егорыч, - поприветствовал я сторожа спортзала, - как сам?

  - Здравствуй, Славик. Да вроде хорошо. Оно же как в моем возрасте: с утра проснулся, сам встал с кровати - уже отлично. А додержался до вечера - так и вовсе замечательно.

   Егорыч, пенсионер, перешагнувший за седьмой десяток, скорее прибеднялся, так сказать. Я бы ему больше шестидесяти не дал - сохранился, как огурец.

  - Да ладно тебе, Егорыч, - отмахнулся я, - ты еще и меня переживешь. Да, в зале есть кто?

  - Пустой зал, совсем пустой, - покачал головой старик. Он присел на старый стул с фанерной спинкой и сиденьем, на котором от времени уже почти весь лак отскочил. Да и не только он. Судя по блестящим скобкам и уголкам из нержавейки на стуле, данная мебель не раз ремонтировалась.

  - Эх, жалко. А я сегодня хотел поспарринговаться с кем... ладно, Егорыч, я на пару часиков тут зависну.

  - Да мне все едино, - отмахнулся от меня старик, подкладывая тоненькую ватную подушку на стул и поудобнее устраиваясь сверху.
- Хучь до самой заутрени махай кулаками.

   Я хмыкнул в ответ и, больше ничего не говоря, прошел в зал. Переодевшись, я за двадцать минут провел разминку, разогревая мышцы и растягивая связки. Да, жаль, что не успел застать никого сегодня из парней. Было бы с кем 'помахать кулаками', как сказал сторож. Ну, тут я сам виноват: задержался на работе на лишние два часа, потом пришлось домой развозить девчонок из офиса, потом в совокупности почти час вежливо отказываться от настойчивых предложений 'чашечки чая'. И вот результат.

   Впрочем, и так сойдет. Поколочу груши, макивару пожменькаю. Можно и на снарядах поработать. С той же самой 'резинкой' для резкости удара потренироваться. Вроде и простенькое приспособление, а сколько пользы. Берется длинный тренировочный резиновый жгут, один конец крепится к, например, шведской стенке. Второй зажимается в кулаке и понеслась. Надо резко и быстро наносить удары по воображаемому противнику занятой жгутом рукой.

   Через час я уже стал ощущать 'стянутость' натруженных мышц. Неплохо я выложился, весьма неплохо. В принципе, чтобы поддерживать фигуру в тонусе, достаточно и этого. На секунду я глянул в зеркальную стенку и... застыл. Что-то мне там показалось странным. Вроде сам на себя не похож. Или похож?

  С той стороны, из зазеркалья на меня посмотрел некто, донельзя схожий с моим обликом. Широкоплечий, коренастый, короткий темный 'ежик' волос на голове. Глаза карие, левый глаз немного смотрит с прищуром. Но тут я ни при чем: многочисленные тренировки и чужие кулаки 'набили' мне это выражение. Им же я был обязан и крошечным, почти невидимым шрамиком на бровях. Хорошо хоть нос более-менее цел. Раз сломали, еще в армии, а потом я уже берег его.

  Однако, что же мне показалось странным? В зеркале отображался я - почти двадцати-шестилетний русский парень. Черт! Да какие тут двадцать шесть - я выгляжу моложе и не так... совсем не так, как секунду назад.

  Я с трудом удержался, чтобы не начать читать молитву (знал бы - прочитал). Прямо на глазах 'я в зеркале' менялся: вытянулся вверх, и чуть убавился в плечах и талии; глаза стали из карих серо-зелеными; волосы посветлели и удлинились. Через полминуты я смотрел в зеркало, где был не я. От прежнего отображения осталось только знакомое темно-синее кимоно. Я медленно стал сдвигаться вбок, не отводя глаз от зеркала. Чужая фигура повторяла за мною все точь-в-точь, шаг за шагом, любое движение. Так я дошагал (или мы дошагали) до конца стены, почти упершись в стеллаж с гантелями и гирями. И тут фигура в зеркале резко остановилась и поманила меня или просто вытянула вперед руку - не смог разобрать толком в том состоянии. Машинально я повторил жест и коснулся кончиками пальцев стекла. Или мог бы коснуться, если бы оно оставалось на месте.

  Вместо холодной и гладкой поверхности я ощутил чужое прикосновение. Чужак только того и ждал, вцепившись в мою ладонь, как клещ. В панике я дернулся назад, но от чужого 'рукопожатия' избавиться не смог. В глазах потемнело, я почувствовал, что падаю. Еще успел подумать, что недавние слова, сказанные сторожу, оказались пророческими...

Глава 1

  Очнулся я в полутемном месте. По ощущениям, мое беспамятство было не таким уж и долгим. Возможно, пять-десять минут. Лежал я на полу, уткнувшись носом в доски и неловко подогнув под себя ноги, словно перед потерей сознания сидел на коленях. Хм, на коленях точно не мог быть - медитацией не увлекаюсь, чтобы...

  И тут меня пробило - доски!? Должны же быть маты, я в спортзале тренировался, а там кроме мягкого пола еще и тонкими матами застелено все - что-то вроде татами. 'Татами - это жесткий японский мат', - не вовремя всплыла в голове старая и незатейливая шутка.

  Но шутки - шутками, а разобраться во всей этой чертовщине нужно поскорее. Не хватало еще, чтобы у меня поехала крыша. Парочку сотрясений я успел к своим годам получить. Поэтому версию, что с моей головой не в порядке я отбрасывать не стал. Ведь глюки-то были.

  Я осторожно, опасаясь, что от резкого движения вновь помутнеет в глазах и я потеряю сознание, встал с пола. По моему, мне до сих пор плохо. Иначе с чего так разительно поменялась обстановка? Из просторного спортзала с высоким потолком и мягким полом, помещение превратилось в крошечный закуток, не более двадцати квадратных метров площадью. И потолок опустился - вон, чуть макушкой за него не цепляюсь, образно говоря, конечно. Но когда я поднял вверх руки, то смог коснуться кончиками пальцев перекрытия.

  Из обстановки имелись в наличии неширокая кровать с резными ножками и спинкой, столик, сундук и стул с очень высокой спинкой. Особенно меня поразил сундук - нечто подобное я видел у бабушки в деревне, когда с отцом ремонтировал крышу дома. Там-то на чердаке и увидел я парочку сундуков. Один с плоской крышкой, сам с виду смахивающий на гигантский деревянный кирпич, обитый железными полосами и уголками. И второй - с выпуклой крышкой. В моей комнате находился первый вариант сундука. От бабушкиного отличался только размерами - чуть больше, и отделкой - укреплен был не железом, а медью и имел красивую резьбу на крышке и стенках.

  Больше ничего примечательного в комнате не имелось. Даже на стенах было пусто - ни обоев, ни картин или драпировки. Одни голые доски, хоть и тщательно оструганные и плотно пригнанные друг к другу.

  Пол тоже не мог похвастаться ковриком или половичком каким. Хотя... что-то под ногами было. Два овальных, примерно в пару ладоней, зеркала, стоящих справа и слева от меня. Если построить в голове примерную картину, то зеркала и я, сидящий на коленях, образуют равносторонний треугольник со сторонами около метра. Напротив зеркал стояло по толстому свечному огарку. Еще несколько потухших свечей расположились вокруг 'треугольника', образуя круг. Одно из зеркал я взял в руки и покрутил, рассматривая со всех сторон. Хм, судя по весу и материалу, - это не черненое стекло. Больше похоже на отполированный металл. Попытка увидеть свое изображение ни к чему не привела - зеркало не давало ни малейшего блика, будто поглощая свет. Хм, а если еще приложить к этому и свечи... Чертовщина да и только.

  Кинув зеркало обратно на пол, я стал искать выход из комнаты. Небольшую дверку, пройти через которую можно только согнувшись, я нашел через полминуты. Вместо привычной дверной ручки (пусть и в виде скобы) там имелось архаичное широкое и толстое кольцо из светло-желтого металла. Вряд ли золото, скорее, латунь или просто краска такая.

  - Ну, дернем за веревочку, - проговорил я вслух и потянул кольцо на себя. Дверь открылась легко и без малейшего шума. Видимо, петли постоянно смазывают, чтобы те не скрипели и легко ходили. Едва дверь приоткрылась, до меня донеслись близкие звуки - странный гул, приглушенные человеческие голоса, резкие крики, хлопки петард.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.