Перс

Воробьев Александр Анатольевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Перс (Воробьев Александр)

Часть 1

Просто удивительно, как жизнь порой подбрасывает нам одну за другой встречи со старыми знакомыми, давно пропавшими из поля зрения. Казалось бы, шансы встретить сокурсника, с которым виделся последний раз чуть ли не десять лет назад, в миллионом городе хоть и невысоки, но все же есть. А как насчет двух однокашников, увиденных с интервалом менее часа, прежней возлюбленной и в придачу ко всему друга детства, проживающего в другом городе? Такие случаи относятся к категории "то пусто, то густо", и, видимо, хотя бы однажды происходят с каждым, надолго оставляя после себя стойкий осадок эмоций... Потому что именно такие неожиданные встречи получше Нового Года или дня рождения заставляют, приподнявшись над засасывающей повседневностью, внезапно окинуть взглядом пролетевшие годы, невольно сопоставить, что было и что есть, и за мгновение осознать упущенные возможности, несбывшиеся мечты, и вместе с тем сделанные успехи и реализованные планы.

Именно такой насыщенный день выпал на долю Алексея Бронникова, когда он в погожее октябрьское воскресенье возвращался в Екатеринбург из прежде родного Первоуральска, небольшого города в полусотне километров к западу от областного центра. Обычная, в общем-то, ситуация: некогда вчерашний выпускник из провинции поступил в ВУЗ в "стольном граде", да так и осел здесь после окончания - знакомые, работа, семья... И вот уже нелегко выкроить время, чтобы хоть раз в месяц даже просто навестить оставшихся на малой Родине отца с матерью, не говоря уже о какой-то помощи по хозяйству. Да те и сами, умудренные житейским опытом люди, прекрасно понимают заботы своих выросших детей, и потому стараются, покуда есть еще силы и возможности, приехать пообщаться с внуками, да попутно с незатейливыми гостинцами, будто бы невзначай, материально подсобить своим великовозрастным чадам.

Схема железнодорожных путей Свердловской области напоминает паука, хищно заграбаставшего своими лапками весь юг региона. Электрички, как правило, курсируют по одной и той же ветке - придя в Екатеринбург и высадив пассажиров, спустя несколько минут стоянки уходят обратно. Поэтому выходящим из вагона приходится порой протискиваться через живой коридор нетерпеливых торопыжек, норовящих заскочить в опустевший вагон раньше всех и занять самые лучшие места. К счастью, такое не слишком-то приятное явление приурочено к утренним часам выходных дней, когда толпы "безлошадных" садоводов и дачников стремятся выбраться на свои фазенды, и достигает своего апогея, если льет дождь: тогда замешкавшихся с выходом могут изрядно помять и даже оставить без пуговиц. Но сейчас прохладный и сухой осенний денек клонился к вечеру, желающих покинуть Екатеринбург было немного, и они спокойно ждали у ступенек вагона, когда последние пассажиры (одним из которых и оказался Алексей) спустятся с метровой высоты на перрон.

Именно такая несуетная атмосфера и позволила Леше, сходя вниз, скользнуть взглядом по лицам ожидающих своей очереди, и он сразу встретился глазами с Колей Черных - школьным приятелем, с которым в старших классах они сошлись особенно тесно. Тогда казалось, что их тесную компашку из четырех закадычных друзей ничто не в силах разлучить, но неумолимое время внесло свои коррективы. Сразу после школы ушел в армию Дюшка, - здоровяк Андрей Кушкин. Попал в десант, служил в Ногинске под Москвой... Там он и встретил свою любовь, и осел после демобилизации в столице, навестив Урал лишь дважды - познакомить родных и друзей со своей избранницей, да показать первенца. Тогда, как раз на рубеже веков, из армии вернулся Коля; учеба в "паровозной академии", как он сам шутя называл свой Университет путей сообщения, как-то поначалу не заладилась; впрочем, видать, армия помогла вправить ему мозги на нужное место, поскольку по возвращении он восстановился и все же доучился. Последний товарищ из дружной четверки - Димон, самбист и большой умница Дима Петунин, в том двухтысячном году учился на четвертом курсе УГТУ-УПИ; сам Алексей тоже заканчивал четвертый курс, но только в Геологическом университете. Дмитрий практически сразу после защиты диплома уехал работать в Нижневартовск, и теперь некогда тесная компания контактировала лишь изредка с помощью писем по электронной почте да по аське, а Коля с Лешей виделись еще и вживую примерно раза два в год.

- Николас!
- негромко воскликнул Алексей. Он приятно удивился неожиданной встрече, хотя ничего сверхъестественного в ней, разумеется, не было. Где же еще можно повстречать жителя Первоуральска, как не на вокзале, в дверях направляющейся туда или оттуда электрички?

- Привет, Леха!
- с готовностью пробасил в ответ тот, словно нарочно стоял тут весь день в ожидании друга. Коля всегда был типичным представителем той особой породы загадочных и непонятных личностей, про которых сложена поговорка о чертях в тихом омуте. Невозмутимый, непредсказуемый, не удивляющийся ничему, он постоянно ставил окружающих в тупик своей инаковостью; впрочем, старые друзья к этому настолько привыкли, что уже и не замечали его странностей.
- К предкам ездил?
- добавил он, откочевывая в сторонку, чтобы не мешать начавшим карабкаться по крутым ступенькам в вагон людям.

- Ага... А ты как здесь?..

- По магазинам пробежался, новый телефон искал, - кратко пояснил Николай.

- А что не на машинке?

- Супруга с дочкой на дачу к подруге поехала, на шашлыки. Ты как, что нового? Как семья?

- Спасибо, здоровы, тьфу-тьфу, - Алексей поискал глазами что-нибудь деревянное, чтобы постучать, не нашел, и за неимением оного шутливо побарабанил по собственной голове.
- Нового ничего вроде бы... Работаю все там же, в Институте.

- Чего не звонишь, не пишешь? Интернет-то сделал дома?

- Дык вроде пишу иногда с работы... Интернет - нет, не провел еще.

- Давай уже, подключайся, сколько можно тянуть-то? Ты и сотовый столько лет не заводил, все отнекивался.

Все беседы с Колей неизменно сводились к этой тематике. Дело в том, что он одно время работал в Первоуральском отделении Уралсвязьинформа, как тогда назывался нынешний Ю-тел, областного монополиста в сфере связи, и настойчиво рвался собственноручно приобщить всех друзей к такому благу цивилизации, как Интернет. Место работы он давно сменил, а вот стремление осчастливить друга осталось... тем более, что Алексей, похоже, остался последним упрямцем из всех Колиных знакомых.

- Надо, надо будет, - сочувственно согласился Бронников и хотел было деликатно перевести разговор в другое русло, но неожиданно для обоих где-то рядом громко зашипело, а динамик в тамбуре вагона ожил и забурчал что-то неразборчивое. Опасливо покосившись на электричку, Алексей стал деликатно заталкивать друга в вагон; Николай не сопротивлялся и предпочел, наскоро попрощавшись, запрыгнуть внутрь. Тревога, конечно же, могла оказаться и ложной, но подстраховаться не мешало - ждать часа полтора, а то и два следующий состав перспектива малопривлекательная.

Все еще под впечатлением от короткого, но пронизанного таким навевающим тоску по былым дням душевного разговора, Алексей прошел через здание вокзала и увидел, как к остановке, расположенной у дальнего конца привокзальной площади, подходит на посадку его автобус 23 маршрута. Времени обходить площадь по краю не оставалось; стремясь поскорей успеть, Алексей импульсивно рванул было напрямик... Визг тормозов заставил его отшатнуться обратно на тротуар. Из вставшей, как вкопанной, буквально в полуметре от него темно-синей иномарки с довольно цензурной бранью выскочил рассерженный парень.

- Да что ж ты, блин, творишь-то?
- завопил он, надвигаясь на Бронникова, которого и без того бросило в пот.

Виновник неловко принялся то ли оправдываться, то ли извиняться, но тут водитель, внезапно замолчав, пристально вгляделся в него и неуверенно произнес:

- Леха? Бронников?..

- Артем Толкачев!
- через секунду узнал своего сокурсника Алексей.
- Вот это да!

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.