Мёртвый ноль

Хантер Стивен

Жанр: Боевики  Детективы    Автор: Хантер Стивен   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мёртвый ноль ( Хантер Стивен)

Часть первая. Виски 2-2

Виски 2-2

Провинция Забул

Юго-восточный Афганистан

9-34 утра

Сознание приходило и уходило, а вот боль была постоянной. Шёл следующий день после внезапной атаки. Рана в правом бедре Круза всё ещё сочилась кровью, а вся правая сторона его тела была сплошным лилово-жёлтым синяком. Болело так, что он с трудом мог удерживать в фокусе зрения ландшафт, залитый резким солнечным светом. Но Рэй Круз, комендор-сержант Корпуса морской пехоты Соединённых Штатов, был одним из тех редких людей с характером из твёрдого металла- несгибаемым, непробиваемым, безостановочным. В батальоне его звали «Крылатой ракетой». Однажды запущенный, он двигался до тех пор пока не поражал цель. С тех пор как Второй разведывательный батальон был приравнен по статусу к спецназу, им доставалась вся особенная работа, и он выполнял задачи по патрулированию, захватам людей для нужд ЦРУ и разным противоснайперским и взрывным делам. Будучи командиром снайперского взвода, он всегда был там- в тенях горных хребтов или деревенских крыш, иногда с напарником-наблюдателем, иногда один, со своей SR-25 — полуавтоматическим монстром калибра.308 с оптикой, оплачивая выживание своих людей пулями с дальнего расстояния весом в 175 гран каждая. Никогда не промахивался, никогда не считал убитых и не заботился об этом.

американский военнослужащий с винтовкой SR-25

Однако сейчас никто не мог узнать в нём того, кем был Рэй. Он был одет в свободную, развевающуюся дикарскую одежду пуштунов, населения гор и выглядел как Лоуренс Афганский.

Его загорелое бородатое лицо было грязным, губы потрескались. На нём были надеты также сандалии и бурнус, затрудняющий обзор, и ни одного предмета из стандартного армейского имущества. Рэя окружало стадо коз, из которых оставалось четырнадцать.

Любовь к животным- это прекрасно… до тех пор, пока вы не пасёте коз. Командного духа у них не было. Они брели беспорядочно, повинуясь своим потребностям и прихотям, и Круз гнал их вперёд, постоянно крича на них и колотя посохом. Но когда он махал посохом, вес приходился на раненую ногу и новое лезвие боли пронзало его до кишок. Они срали везде безо всякого предупреждения и предварительных попыток. Они привлекали тучи мух. От них воняло дерьмом, кровью, мочой и пылью. Козы постоянно блеяли, и не классическим «м-е-е-е», а жалостливым, переливчатым мемеканьем, подобно детям во время долгой поездки в автобусе.

Он ненавидел их, желая убить их из своей винтовки под халатом, съесть их и пойти домой. Но у него была проклятая работа, которую нужно было сделать и которую нельзя было бросить. Это не было волей или привычкой, и тут не было никакого намёка на героизм или «Semper Fi» [3] , или на память битв на Иводзиме, при Чосэне или в лесу Белло [4] .

Просто разум снайпера не мог быть организован по-другому и не соглашался ни с какими альтернативами.

Винтовка под плотной одеждой причиняла крайнее неудобство. Она была легче чем SR-25, придуманная русскими и сделанная китайцами штука, называющаяся «Драгунов СВД». У неё был деревянный приклад со сквозными прорезями и очень длинный ствол, из-за чего выглядела она как АК-74, вытянутый в средневековой пыточной машине. Боевой трофей из давно забытой перестрелки, в которой её владелец занял второе место, она висела на ремне, тянущем плечо и её давящие поверхности беспокоили Рэя при каждом движении. Винтовка была неуклюжей, это тяжелое произведение из грубо обработанных деталей, главным образом металлических, с рукоятками, болтами, кнопками, краями без фасок и всякими штуками, торчащими наружу из него. Она отражала русскую школу эргономики, девизом в которой было: «хер на тебя, хозяин». Наверху был прикручен китайский 4хкратный прицел со странной прицельной сеткой, похожей на горнолыжный спуск- частью визуальной информации, выдумать и воспринять которую мог только человек с культурой Восточного блока.

Снайперская винтовка Драгунова и прицельная сетка с дальномером

Он ненавидел её. Хотя было удачей иметь хотя бы это. И один магазин снайперских китайских патронов 7,62*54.

Это было всё, что оставалось. Рэй начинал с наблюдателем-корректировщиком, запасом еды и воды и без пули, вырвавшей шесть унций плоти из его ноги. За три дня им следовало пройти долгий путь до Калата. После выстрела- порядка дня ухода и отрыва. Затем наблюдатель вызвал бы базу, «Ночной Следопыт» вывозит их вертолётом — и они уже на ПОБе [5] «Винчестер» вовремя к пиву и стейкам. А Палач, он же Ибрагим Зарзи, полевой командир юго-восточных пуштунов, торговец опиумом, принц, шпион, предатель, сторонник Талибана и осведомитель аль-Каеды, сосал бы леденец с другого конца.

Но пошло не так. Реальность редко следует намеченным путям.

— Почему посылаете человека, майор? — спросил Рэй офицера разведки батальона, S-2, в его бункере, в присутствии полковника, его заместителя и лейтенанта снайперского взвода. — Разве наши друзья из Агентства не могут пустить ракету? Разве они не делают так обычно? У них есть такие дзен-мастера пинболла, сидящие в трейлере в Вегасе с джойстиком, наводящим "Хеллфайер". [6]

— Рэй, мне не следует говорить тебе этого, — сказал полковник Лэдлоу, — но это твоя жопа будет там, так что у тебя есть право знать. Администрация [7] напрягается по поводу ракетных ударов. Слишком много побочных потерь. ООН будет квакать. Комплекс зданий этого парня находится в плотной городской застройке. Пошлём "Хеллфайер" на его жопу- и две сотни оборванцев вместе с ним предстанут перед их господом, а мы получим в «Нью-Йорк Таймс» разгромную передовицу. Эти парни не хотят такого расклада.

— Окей, сэр. Я могу убрать его. Просто думаю насчёт отхода и отрыва из Калата. Я хочу убрать этого парня и спасти свою жопу. Сможем мы иметь «Кабанов» поблизости, чтобы они ударили если придётся туго? У нас не будет достаточно огневой мощи чтобы вырваться оттуда.

— Я могу дать тебе «Апачей» так быстро как потребуется. Я не хочу полагаться на штурмовики ВВС потому что будет слишком длинная цепочка приказов, на это надеяться нельзя- это небезопасно.

Морская пехота любила парней из ВВС потому, что штурмовики А-10 были хорошо защищены и пилоты могли снижать высоту до минимума перед тем как начать выколачивать дерьмо из плохих парней. Морские пехотинцы считали, что их собственным пилотам не хватало инстинкта убийц и у них было маловато брони для бреющих полётов. Вертолёты морской пехоты зависали подальше от горячки, запускали Хеллфайеры, летели домой и спали на чистых простынях после мартини в клубе офицеров. У некоторых, по слухам, даже были подружки.

Так вот: «Кабанов» не будет, может быть — «Апачи». Рэю никогда не доводилось отказываться. Если он не сделает, сделает кто-то ещё. И кто бы это ни был- он не будет так хорош, как Рэй.

Штурмовой вертолёт "Апач" АН-64

самолёт-штурмовик ВВС США "Warthog" A-10, "Кабан"

А сделать это было нужно. Палач — прозвище, которое он получил, поскольку, по слухам, задумал и исполнил похищение и отрезал голову журналиста, который хотел взглянуть на ситуацию глазами Талибана и исчез в Калате- был вечной проблемой для морской пехоты в юго-восточном операционном секторе. Когда в длинном конвое «Хам-Ви» взрывалась штабная машина — это было делом рук шпионов Палача, которые знали, как отличить одну «Хам-Ви» от двадцати пяти остальных, везущих рядовую пехоту. Когда патрули попадали в засаду и требовались основные силы, чтобы помочь им, но отправленные стрелки просто где-то исчезали, было похоже, что их выманивали люди Зарзи. Когда снайпер подстреливал офицера ЦРУ, когда миномётная мина или граната РПГ взрывались со слишком большой точностью для случайного попадания, когда афганский офицер-осведомитель обнаруживался с перерезанным горлом — все знаки указывали на Палача, который во всех остальных смыслах был чудесным человеком: очаровательным, приятным, хорошо образованным в юношестве (Оксфорд, университет Айовы), с непередаваемым манерами за столом, который, пригласив американцев и в их числе важных офицеров морской пехоты к себе в дом, спокойно нарушал исламские запреты в барной комнате, где опытный бармен подавал любые мыслимые коктейли с бумажными зонтиками.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.