ТораДора

Такэмия Ююко

Серия: ТораДора! [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
ТораДора (Такэмия Ююко)

Ююко Такэмия

ТораДора! — 3 Глава 1 «Это всё ты виноват!» — монотонно протянула она, но с таким явным недовольством, что её низкий голос прокатился по тихим коридорам ночного отделения скорой помощи. «Всё ты виноват! Всё из-за тебя!» — как бы желая подчеркнуть своё утверждение, снова пробубнила Айсака Тайга, угрюмо сидя на самом правом краю дивана. Такасу Рюдзи, сидевший на том же диване как можно дальше слева от неё, посмотрел на свои ногти злобным, острым как бритва взглядом исподлобья. Он уже давно пришёл к выводу, что никакие слова здесь не помогут, он бы только зря терял время. Кроме того, сил на споры у него уже не было, да и час был неподходящий. За окном проехала машина скорой помощи, и пронзительный звук сирены заставил Рюдзи подпрыгнуть. Оглушительный вой внезапно оборвался, будто его кто-то придушил. Остался только вращающийся красный свет; его всполохи гоняли тени Рюдзи и Тайги по линолеуму, покрывавшему пол. Похоже, у отделения скорой помощи при университетской больнице работы было невпроворот, даже ночью в будни. «…Который час?» Раздражённо буркнув «Я забыла часы» так, как будто говорила сама с собой, Тайга повернулась к Рюдзи; её лицо бледно светилось даже в такой темноте. Однако, она отказалась смотреть ему в глаза. Не позволяя этому факту беспокоить его, Рюдзи раскрыл свой мобильник. «Почти десять», — коротко произнёс он. Получается, прошёл уже почти час с тех пор, как они прилетели сюда на такси. Ощущая уныние и невыносимую усталость, Рюдзи неосознанно вздохнул. Тайга рядом с ним тоже вздохнула и стала скручивать колечки из своих длинных, до пояса, волос. Глядя на её занятие, Рюдзи сказал: «Тебе лучше поехать домой». Сказал он это от беспокойства за неё, потому что у неё был усталый вид, но… «…Ну всё, докатилась, уже какой-то пёс волнуется обо мне. Что мне делать — это решаю я, а не ты! Если снова вздумаешь мне указывать…» …Когда её глухое ворчание, как туман, застелилось по полу, окружающая обстановка превратилась в джунгли, пропитанные запахом крови. Стоя в центре этого мира, которым она правила, Тайга отчётливо хрустнула костяшками пальцев на правой руке. Её глаза, почти целый час избегавшие Рюдзи, теперь смотрели прямо на него, светясь жуткой кровожадностью и крайним отвращением. В смысле внешнего вида Рюдзи ей не уступал — почти чёрные глаза с синеватым отливом остро сверкали, как кинжал, когда встретились со взглядом Тайги… Или так казалось. На самом деле эти глаза были не более чем наследственной чертой внешности. «Ну, чего ты?.. Ладно, делай как знаешь», — ответил Рюдзи слабым голосом. Не в силах больше сидеть на одном диване с диким зверем, Рюдзи быстро поднялся, напуская на себя безразличный вид. «…Фе». Тайга надменно хмыкнула, потом, не вставая, передвинулась к середине дивана, отвоёванного в единоличное пользование. А затем, по-королевски выпятив маленькую грудь, холодно вздёрнула подбородок. Даже в такой момент она оставалась королём хищников, свирепым и диким тигром. С маленьким, соблазнительно-красивым лицом и элегантным телом, которое было так мало, что она была совсем не похожа на старшеклассницу-второгодку, она носила платье в цветочек, пышно отделанное кружевами и оборками. Её светло-каштановые волосы мягко спускались по платью и дальше вниз по спине. Каждая черта её облика выглядела до того изящно, что это казалось почти невозможным; её миловидность, напоминавшая о французских куклах, была утончённой, как розовый бутон. Но, к несчастью, этот бутон скрывал в себе смертельную дозу яда. Хотя нет, не скрывал, а разбрызгивал во все стороны. Вот почему эту жестокую, безжалостную, свирепую девушку звали Карманным Тигром. После множества различных событий, Рюдзи можно было бы считать человеком, которому каким-то чудом удавалось всё это время мирно уживаться с Карманным Тигром, однако… «Ха-а…» Ссутулившись, он потёр глаза обеими руками. Обстоятельства круто изменились в худшую сторону. Рюдзи, который обычно был спокойным, сейчас испытывал сильнейшее напряжение. После стремительной поездки до больницы посреди ночи он ничего больше не мог сделать — только стоять и смотреть на закрытые двери кабинета, где проводился осмотр. Оставив их ждать в тёмном коридоре, врач пока не появлялся. Оставаясь в неведении относительно происходящего внутри кабинета — как шло лечение и насколько серьёзным было положение — то есть, не зная практически ничего, они всё ждали и ждали, а время шло. В напряжённой атмосфере, нарушаемой только звуками их дыхания, тревога, переполнявшая Рюдзи, продолжала расти. «…Да… Интересно, что ж там происходит?..» Даже голос Тайги, наконец прервавшей молчание, быстро снова затих. Не двигаясь с места несмотря на всё своё недовольство, Тайга, возможно, также частично ощущала то же беспокойство, что и Рюдзи. Может быть, вопреки её недавним словам («Это всё ты виноват»), она чувствовала, что и сама отчасти виновата. Действительно, как обстоят дела, хотелось бы знать. Если случилось худшее… Нет. Об этом он не хотел даже думать. Он закрыл глаза и стал мотать головой, как будто стараясь прогнать из головы мысли о наихудших возможных исходах. «Такасу-сан, пожалуйста, входите». Дверь в кабинет открылась, и раздавшийся оклик заставил его поспешно поднять глаза. «Д-доктор! Как он, каково его состояние?!» «Для начала зайдите». Быстро шагнув в кабинет, как ему было сказано, он на секунду был ослеплён светом мощных ламп. Когда в глазах перестали плыть белые пятна, и он снова смог различать цвета, он увидел фигуру хилого члена семьи, лежащую перед ним. «Т… Только не это!..» Он не чувствовал в этом неподвижном теле ни единой частицы тепла и никаких иных признаков жизни. Тайга у него за спиной тоже задержала дыхание, погрузившись в молчание. Она отступила к стене. Опустив руку на спину дрожащего Рюдзи, доктор указал на мирно лежавшую фигуру. «…Отвратный у него видок, тебе не кажется?» Он ткнул кончиком пальца в тёмный клюв. Торчащий язык был мерзкого синевато-серого цвета, несвойственного длиннохвостым попугаям. «Он ещё жив». Наступила короткая пауза. «…Э-э?!» «Быть не может! Да он явно дохлый, разве ж нет?!» После слов Тайги врач, или скорее ветеринар, медленно покачал головой. «Он жив. С его телом ничего такого не случилось». Робко и с недоверием, Рюдзи медленно приблизился к бесценному домашнему любимцу семейства Такасу — Инко-тяну. Тот лежал спиной на столе, лапы, похожие на ветки, были беспорядочно перепутаны; душа его явно была не здесь. Его клюв, как упоминалось ранее, похожий скорее на кусок мозаики, был широко открыт, и оба глаза были абсолютно белыми. Перья на крыльях были как бы взъерошены, и с кончика клюва текла какая-то липкая жидкость. И хотя с него так и сыпались перья, когда они принесли его, сейчас их слой оставался по-прежнему плотным, лишь нескольких странных клочков придавали ему уродливый, пятнистый вид. «Ин… Инко-тян?.. Это я. Ты меня слышишь?» «…» «Инко-тян! Если ты жив, пожалуйста, скажи хоть что-нибудь! Умоляю, ответь мне!» «…» Инко-тян, по виду — просто гротескный труп, только деревянно покачивался и не отвечал. Напряжение, повисшее в воздухе, определённо должно было означать, что уже наступило трупное окоченение. «Доктор! Он не откликается!» «…Длиннохвостые попугаи вообще редко откликаются». «Но не наш Инко-тян!» Когда Рюдзи в отчаянии глянул на него своим угрожающим взглядом, ветеринар молча отвёл глаза. Затем отступил на три шага, чтобы оказаться подальше… Что ж он так? Более того, он просто взял и назвал его домашнего питомца отвратным. Когда обычно мягкий Рюдзи уже готов был сорваться… «Минуточку, подвинься». Толкнув Рюдзи в плечо, Тайга живо подступила к медицинскому столу. «Если с его телом всё нормально… значит, весь этот припадок был притворным?» Склонившись над спящим Инко-тяном и созерцая его причудливое уродство, Тайга молча присмотрелась, чтобы удостовериться. Он не мог видеть её лица, так как оно было скрыто её спадавшими волосами, но… «Т-Тайга? Погоди минутку. Что ты пытаешься сделать?» «Фальшивый припадок. Это же фальшивый припадок. Заставлять нас так волноваться, заставлять нас потратить две тысячи иен на такси — и теперь выясняется, что он прикидывался… Очень смешно. Эй, Рюдзи… Смешно ведь, правда?» Только вот на лице у неё не было и следа весёлости. «Фе… Если и дальше собираешься упорствовать, что ты болен, тогда почему бы тебе не сыграть свою роль как следует? Э? Птичка-урод». И тут Рюдзи увидел. Инко-тян, который до сих пор был совершенно неподвижным, вдруг дёрнул веком, наверное, от страха… Тайга, должно быть, тоже это заметила. «…У птиц есть хребет?» Кажется, Инко-тян собирался притворяться мёртвым до конца. Когда её крайне зловещие слова стихли… «Что ж, даже если я говорю, что физически с ним всё в порядке, это не обязательно притворный недуг. Возможно, проблема имеет психическую природу. Всё это идёт либо сверху, либо снизу». Последние слова ветеринара означали, что это уже продолжалось какое-то время. Остановившись, Рюдзи увидел капельки воды — выступившую из клюва Инко-тяна лёгкую испарину. У птиц бывает испарина от дыхания. «Инко-тян! Открой же скорее глаза!» «Рюдзи, назад! Этот мелкий попугай такой оттого, что ты вечно ему потакаешь». Отчаянный голос хозяина птицы проник сквозь руки Тайги, которыми она напрасно пыталась заглушить ужасный шум, и вдруг: «Я могу-у-у лета-а-ать!» «О, взлетел». …Хотя тут больше подходило слово «прыгнул». В общем, это было таинственное чудо жизни. Уже решив, что попугай мёртв, Рюдзи изумлённо вздрогнул от его крика. Р-раз! Инко подскочил довольно высоко. Ох! Владелец увидел открытые глаза и стал свидетелем фонтана энергии, чуть не бьющей в потолок. «Ура! И-Инко-тя-а-ан!» Инко неловко рухнул на койку. «О, нет!» Ветеринар поспешно подбежал, едва не раздавив Инко-тяна, и поднял его, чтобы проверить, не покалечился ли попугай. «Вот болван!..» Он снова увидел молодое лицо, обращённое к нему. Взгляд Рюдзи по идее должен был выражать осуждение; ветеринар быстро вернулся к обследованию тела Инко-тяна, чтобы проверить ещё раз и наверняка убедиться, что всё в порядке. «Всё нормально, похоже, никаких особых повреждений нет… Однако… он и правда выглядит уродливо, этот Инко… Где вы только его купили? И такое создание продавалось?.. Инко — что он, вообще, такое?» Когда он наконец договорил… «Постойте! Можно, я сделаю фото? Моей дочери бы очень понравилось… Этот случай… Ей всего шесть лет, и она собирает всякие чуднЫе картинки». «…А для него это не опасно разве?» Дорогой питомец был выхвачен из рук ветеринара; Рюдзи нежно прижал Инко к груди. Конечно, попугай был довольно невзрачным. Пусть даже это правда, нехорошо так о нём говорить. Но считать его уродливым до неприличия — это уже слишком. Он никогда больше не собирался приносить Инко-тяна к этому ветеринару. Хорошо оснащённое отделение скорой помощи было частью университетской больницы. Вообще-то, оно к ней примыкало. Рюдзи в панике пролистал справочники, сделал огромное количество телефонных звонков и наконец нашёл учреждение с ночным приёмом, которое оказалось одной из очень немногих крупных ветеринарных больниц. «Ну, в общем… Хорошо, что ничего серьёзного… Эй, Инко-тян». Рюдзи мягко поглаживал голову Инко-тяна, как если бы тот был бесценным трофеем. Казалось невозможным без отвращения держать уродливую птицу так близко. Но ведь он был дорогим и любимым. «Нко-тя, нко-тя, нко-тя, нко… н… у… нко». «Да, да, правильно», — прошептал он в ухо Инко-тяну, обращаясь с ним, как с избалованным ребёнком. Рюдзи, воркуя, даже не замечал, что его губы касаются сбоку головы Инко-тяна. «Твоя жизнь была в опасности. Но в итоге ты всё же не пострадал, когда Тайга тебя чуть не убила… Блин, как же она любит орать, когда злится». «Чего-о?» Она как следует не расслышала, потому что слова были сказаны птице очень тихим голосом. «…Ты слышала?» «Слышала. Кто там злится?» Опять этот её непостоянный слух, как же это раздражает! Она грохнула кулаком по медицинскому столику. «…Ва-ва-ва, да что ж такое?» Учитывая её потрясающую неуклюжесть, сила удара, естественно, перевернула лоток с медицинскими инструментами, из-за чего все они до единого рассыпались по койке для пациентов. «А-ах, ах! Я их только что продезинфицировал… Слушайте, вы, сколько вы ещё будете там стоять теперь, когда выяснилось, что Инко ничем не болен? Вы начинаете меня серьёзно утомлять». Тайга стала собирать и раскладывать рассыпавшиеся инструменты. Вид усталого дежурного ветеринара был весьма близок к выражению на лицах Рюдзи и Тайги. «Вы двое, наверное, часто вот так спорите, а? Домашние животные на удивление чувствительны, поэтому, когда хозяева злятся, питомец это чувствует и тоже страдает». Из-за спины Рюдзи, который обернулся, выражая полное согласие с этими словами, раздалось: «В каком смысле „спорим“?» Ха! Тайга пожала плечами, развела руками, как иностранец, и показно рассмеялась в ответ на слова ветеринара. «Просто этот развратный пёс думает исключительно нижней частью тела, вот он и скачет кругом, попадая в неприятности из-за своих невыполнимых фантазий, и потому нуждается в „советах“ по поводу того, о чём ему думать можно. Большинство людей притворились бы, что не замечают, но лично я просто не могу спокойно смотреть, как кто-то выставляет себя идиотом. Хо-хо-хо». Будучи так глубоко оскорблённым, Рюдзи больше не мог молчать. «…Чего? Хватит болтать всё, что в голову взбредёт. Боже, да ведь это из-за твоих криков и воплей этот бедняга не выдержал». Но ответ Рюдзи был в точности тем, что принято называть «импульсивным» или, возможно, «необдуманным». Проще говоря, он, пожалуй, «слишком распустил язык». «А-а, так ты, значит, вообще не слушаешь моих добрых „советов“! О-о… в таком случае, почему бы тебе не сказать чётко и ясно? Объясни, почему ты думаешь, что я вымещаю свою злость на Инко! Что же меня так злит? Я совершенно без понятия! Если тебе не слишком трудно, скажи мне!» Зрачки Карманного Тигра смотрели в упор убийственным взглядом, и понемногу как бы подбирались всё ближе. Рюдзи испуганно затаил дыхание, но лишь на секунду; раз он и так уже покойник, тогда можно высказать всё до конца. «И ты тоже, если есть, что сказать, так скажи! Эта твоя кислая физиономия смотрится противно и ужасно раздражает!» Наступил короткий миг тишины. Во время этой небольшой паузы Тайга медленно подняла правую руку с правому уху, другую руку положила на пояс, нагнулась поближе к Рюдзи и наклонила подбородок. «— Ась?» Одно слово — вот и весь ответ. Не слышала, не поняла, и более того, всё, что ты хочешь сказать, меня не интересует… Найдётся ли в этом огромном, огромном мире ещё хоть один человек, способный выразить столько мыслей одним лишь наклоном подбородка? «С-слушай, ты…» Не найдя, что сказать, Рюдзи сник. Тайга его не щадила даже в такой ситуации, она фыркнула, задрала нос и, полностью игнорируя 30 сантиметров разницы в росте, свысока посмотрела на Рюдзи. Потом царственным тоном изрекла: «Знаешь, Рюдзи, я воспользуюсь этой возможностью всё для тебя прояснить. Я всего лишь объясняю очевидное, но у меня нет времени торчать рядом с таким ленивым псом, как ты. С этого момента, когда ты собираешься при мне раскрыть рот, хорошенько подумай о трёх вещах. Первое: это необходимая информация? Второе: это хорошие новости? Третье: это стоит услышать?.. Тебе понятно?» «Дура, что я должен понять?! Что это за бредни?! Сама дуешься и устраиваешь скандалы, а потом ещё говоришь такое!» «…Вот, значит, как». Голос Тайги был бесцветным. Её глаза метнули на Рюдзи нехороший, косой взгляд, а зрачки, которым полагалось быть круглыми, как будто сузились. В инстинктивном предчувствии опасности желудок Рюдзи сжался от страха. Для простых, нормальных людей взгляд Тайги мог бы оказаться смертельным. Однако, самым жутким было то, что её голос оставался почти ровным и спокойным, как подёрнутая лёгкой рябью поверхность пруда. «Что-то ты слишком разболтался. И уже конкретно мне надоел». А затем. Она замахала руками, словно в каком-то ритуале по изгнанию злых духов. Хвать! С невероятной силой она схватила Рюдзи пальцами за нижнюю губу. «Н-н-нгу». «Знаешь, это даже не смешно… И тому есть только одна причина. У тебя всегда возникают нелепые идеи. Меня тошнит от твоих бесконечных дурацких замечаний». «Ай-ай-ай-ай-ай-ай! ОТЦЕПИСЬ!» «ДА ОТЦЕПИСЬ ЖЕ!» Повторяя крик Рюдзи, которого за нижнюю губу мотали из стороны в сторону, Инко-тян снова начал ронять перья. Ветеринар усталым голосом сказал им обоим: «Идите уже домой». У тебя плохое настроение. Вовсе нет. Тогда почему у тебя такой раздражённый вид? Потому, что ты говоришь глупости, вроде «у тебя плохое настроение». Неизвестно, сколько раз этот цикл повторялся с самого начала. Вернёмся на 5 часов назад. Проще говоря, Ами его дразнила. Рюдзи не был настолько наивным, чтобы не понимать хотя бы это. Поэтому, хоть он и был удивлён, он никак не мешал развитию событий, и сцена, которая разыгралась в тихом полумраке двухкомнатной квартирки с кухней, была частью их неудачной шутки. Их легкомысленный разговор закончился тем, что небольшое расстояние между Такасу Рюдзи и Кавасимой Ами исчезло. И в итоге могло показаться, что они двое обнялись. К тому же одного из них при этом как будто толкнули на пол. Однако, первым свидетелем стала мать Рюдзи, Ясуко, и она не поняла, что это шутка. Бросив магазинные пакеты, которые держала в обеих руках, она попыталась узнать у своего сына, что здесь произошло; но бОльшая часть её слов пролетела мимо ушей Рюдзи. «…Быть не может…» — раздалось из-за спины Ясуко. Это сказала Тайга, которую нёс на своей спине покрытый грязью лучший друг Рюдзи, Китамура; спокойный тон её голоса показывал, что она всё ещё пытается осмыслить происходящее. Тайга и Ами были естественными врагами, так что недоразумение было неизбежно, ведь со стороны всё это должно было выглядеть далеко не в их пользу. Это наверняка вызовет ярость Тигра. Если Тайга основательно разойдётся, парой синяков уже не отделаешься. Вне всякого сомнения вся квартира будет разрушена. Или ещё хуже, в этот раз она может даже прибить кого-нибудь. Всё-таки она — Карманный Тигр, и, зная её, такое вполне возможно. «В-всё… не так, как кажется». Произнося эти слова слабым и жалким голосом, он оттолкнул Ами, отодвинулся от неё и сел по-японски, принимая формальную позу. Однако, ему ничего не требовалось говорить. Тайга широко раскрытыми глазами смотрела на Рюдзи и Ами. И само собой, в такой момент, вместо того, чтобы помочь Рюдзи и придумать за него нормальное объяснение… «А? Что-то не так? Ами-тян, это было совсем невовремя?» — тихо произнесла Ами и мило хихикнула, как будто так и надо… Она улыбалась. «Хм-м, хм-м». Изо всех сил стараясь вникнуть в ситуацию, Ясуко безостановочно вертела пальцами. «А, хм-м-м», — продолжала она повторять в замешательстве. Растерянно почесав голову, она так ничего и не придумала. Китамура сдвинулся с места. С непонятным выражением на лице, Китамура без единого слова отступил назад… Просто взял и попятился. Тайга ему не мешала, продолжая сидеть у него на спине. Из-за падения в канаву с него капала грязь, и его очки были погнуты. Продолжая пятиться, он вышел за дверь, исчезая из поля зрения Рюдзи, но только лишь на секунду. «…М-м!» Отпустив плечи Китамуры, Тайга обеими руками ухватилась за верхнюю часть дверного проёма. Её ноги продолжали сжимать бока Китамуры, как захват в игровом автомате по ловле призов, таким образом не давая ему сдвинуться с места. «А-Айсака! Что ты!..» «…Китамура-кун, почему ты пытаешься сбежать? Ты ведь собирался воспользоваться душем Рюдзи, правда? Незачем убегать». Но даже после этого Тайга, наверное, беспокоилась, что Китамура может вывернуться и выскочить за дверь, поэтому она прикладывала нечеловеческие усилия, чтобы, вцепившись в дверной косяк, удерживать тело Китамуры в воздухе. Потом, мощно качнувшись, она изящно соскочила на пол, и стало видно, что у неё до крови разбита коленка. «…Эм-м, извини, Тайга-тян, но по мнению Я-тян, ну, Рю-тян, дайте подумать… А, а, а…» Неуверенная, что хотела сказать, Ясуко слегка качнула грудями, не стеснёнными лифчиком. Тайга быстро прошла мимо Ясуко в сторону Ами и Рюдзи, сидевших рядом. Рюдзи затаил дыхание. Грязь из канавы прилипла по всему её лицу и волосам, и через трещину в грязевой корке глядел глаз, похожий на стеклянный шарик. Без сомнения, направленный на Ами и Рюдзи спокойный, немигающий взгляд принадлежал киборгу-убийце. Когда Тайга остановилась прямо перед ними, Рюдзи разглядел её лицо, которое как бы оцепенело подёргивалось. А затем… «Такасу Рюдзи — мой! Не смей его трогать, как тебе вздумается!» От этого невероятного выкрика у всех захватило дух. Но это длилось всего секунду. Под взглядом этих стеклянных глаз всё как будто таяло. «…Ты думала, я собираюсь сказать что-нибудь подобное?» Голос рядом с безмолвным Рюдзи, как и можно было ожидать, произнёс: «М-м? А ты разве не говоришь~? Как смешно~. Вернее, на-о-бо-рот». С этими словами Ами мило надула губки, и было видно, что ничуть не боится. «Ха, мне и незачем такое говорить, правда? Ты, наверное, разочарована, Кавасима Ами. Извини, но меня в общем-то не интересует, с кем спаривается этот развратный пёс». Хе-хе-хе… Она криво ухмыльнулась Ами, но не удостоила Рюдзи даже презрительного взгляда. Тайга развернулась кругом. «Можете располагаться поудобнее. Потому что я ухожу к себе. Китамура-кун, я не смогла тебе сказать раньше, но мой особняк совсем близко отсюда. Хоть ты и донёс меня сюда, я приму душ у себя дома». Сообщив это Китамуре расслабленным, равнодушным тоном, Тайга быстро вышла из дома семейства Такасу. Когда всё, наконец, закончилось, Ами сказала: «У меня выпала контактная линза, но Такасу-кун её нашёл». Солгав, Ами подмигнула, и до Китамуры с Ясуко дошло. Приняв душ, Китамура отвёл Ами домой, и спокойствие было каким-то образом восстановлено. Тайга «как всегда» вернулась поесть, и вот тут-то всё и стало разваливаться на части. Первой начала Ясуко. «Замечательно, Тайга-тян! А я-то думала, ты всё ещё расстроена и не придёшь на ужин». Ясуко слегка улыбнулась, как обычно болтая, пока готовилась идти на работу. Тайга засмеялась. Только вот засмеялась она, не отрываясь от телевизора. «Конечно я пришла. Почему ты решила, что я не приду? Как странно, вот смех-то, и правда, неплохая шутка. Что за странная мысль, с чего бы мне расстраиваться?» Она сдерживалась, пока говорила с Ясуко, ведь та всё-таки была главой дома. Однако… «А, ну да, точно. Вот блин, я ж совсем забыла! Это насчёт того, что у тебя, Рюдзи, сегодня гормоны взыграли? Ха-ха! Поступай, как знаешь. Кстати, что у нас сегодня на ужин? Джамбалайя? А почему не рис с красными бобами? О-хо-хо-хо-хо!» Тайга смеялась, положив одну руку на пояс, а другой прикрывая рот. В её глазах, однако, не было ни намёка на смех. Они были широко раскрыты, так и светясь жаждой убийства. Это значило, что какое-то объяснение всё-таки дать нужно. Об этом и размышлял Рюдзи, пока готовил на кухне ужин. Конечно, где-то в уголке своего сознания он думал: Почему я должен перед ней оправдываться? Тайге для раздражения причина не нужна. Когда он так подумал… «Эм-м… Тайга?» Всё-таки это были две разные вещи. В нормальных обстоятельствах Тайга была девушкой, но когда она превращалась в Карманного Тигра, большинство людей в этом мире не смогли бы устоять перед её гневом. Испытывая отвращение от необходимости подружиться с Кавасимой Ами, она, возможно, чувствовала себя виноватой. Ей это было известно лучше всех прочих. «А… А… А, кажется, ты довольно расслаблен! Правда, птичка-урод? Хо-хо-хо!» Тайга сидела на полу и обеими руками держала клетку Инко-тяна, а от её спины кругом разлетались, сверкая, как синие искры, замыслы тяжкого убийства. Похоже, Тайга была в ярости. Ради сохранения дружественных отношений иногда нужно извиниться, даже если ты не сделал ничего плохого. Поэтому Рюдзи снова начал: «Тайга…» «…Чего тебе?» Рюдзи подошёл к ней и легко тронул её спину. Неестественный смех Тайги тут же прервался, и единственное, что было слышно в доме Такасу, — это шуршание фена Ясуко. «С чего бы начать? Насчёт того случая сегодня…» «Случая? Какого? Понятия не имею, о чём ты». Тайга холодно встала спиной к нему. Видя это, Рюдзи немного отодвинулся. «Кавасима меня дразнила. Уверен, ты и сама понимаешь, просто… Как сказать? Прости, что испортил тебе настроение». «Хи-и-и…» Инко-тян вдруг издал жалобный звук. Он поднял голову и уставился на то, чего Рюдзи видеть не мог, — выражение лица Тайги. Он начал отступать и в итоге не удержался и сорвался со своей деревянной жёрдочки. «Зачем тебе извиняться? Во, точно! Сегодня буду есть, наблюдая за этой уродливой птицей. Передай мою миску с рисом». По-прежнему спиной к Рюдзи, Тайга вытянула руку в ожидании миски. Её лицо было видно только Инко-тяну. «А что насчёт вторых блюд?.. У нас сегодня жареная рыба… Альфонсино…» «Положи сверху на рис. Не бери обычную миску. Возьми ту, что побольше. И сбрызни всё уксусом». Итак, Тайга ела в молчании, повернувшись спиной к обеденному столу. Ясуко и Рюдзи не осмеливались разговаривать и потому просто ели молча. «Я-Я-тян нужно идти на работу~». Сегодня Ясуко ушла раньше обычного. Или лучше сказать, сбежала. В комнате остались Рюдзи и Тайга, которая собиралась вести себя так, как будто «всё нормально» и лениво убивать время в доме Такасу. Единственным звуком во всём доме было гулкое эхо от телевизора. Тайга, всё так же похожая на статую, не сводила глаз с Инко-тяна. Рюдзи стиснул зубы и встал, сбоку легко поднимая клетку рукой. «…» Красивые глаза Тайги сверкнули и безмолвно уставились на Рюдзи. «Думаю… уже почти время накрывать клетку Инко-тяна, чтобы он мог поспать». «Почему? Разве ты обычно не позже это делаешь?» «Да просто так… Ну… Смотри, Инко-тян выглядит таким усталым». «Я хочу и дальше на него смотреть, поставь». Тайга протянула свою снежно-белую руку и схватила клетку снизу. Клетка покачнулась, и внутри разлилось немного воды. «Зачем? Обычно Инко-тян тебя не особо интересует, правда же?» «А что, нельзя? Это плохо? Странно? Или я надоедаю?» После чего они замолчали, и каждый пытался притянуть клетку к себе. «Прекрасно! Мне всё ясно. Я понимаю, что ты имеешь в виду, только сначала отдай мне Инко-тяна!» Глаза Тайгу сузились ещё больше. «Что тебе ясно? И что значит „понимаю“? Что ты понял? Что именно ты хочешь сказать?» Клетка Инко-тяна по-прежнему была между ними, а температура атмосферы в доме быстро упала с прохладной до ледяной. «Эм-м, в смысле… Я уже знаю, что ты злишься…» «Я злюсь? Это ты обо мне? Разве я выгляжу сердитой? С чего бы мне злиться?! Возможно, из-за того, что ты подумал, что я видела, как ты заигрывал с Кавасимой Ами, я в результате стала раздражаться, ревновать и злиться, вот ты и решил извиниться. Это ты хотел сказать? Что я — несчастная, покинутая девушка, а ты, весь такой ужасно популярный у женщин, достоин моей ревности. Ты это хотел сказать?» Тайга сказала, всё что хотела, на одном дыхании, затем медленно поднялась и сделал шаг вперёд. Рюдзи прижал птичью клетку к груди и неосознанно отступил назад, но за его спиной была стена… Таковы неудобства тридцати восьми квадратных метров. «У-успокойся, я не это имел в виду. Мне просто хотелось спокойной, мирной жизни…» «Ты ведь сейчас сказал, что я злюсь? Ты сказал, что я „несчастна“? Так ты думал всё это время, разве нет? Совершенно очевидно, что я такая же, как всегда. Только вот ты всё твердишь, что я, наверное, злюсь? Если так сильно хочешь, чтобы я разозлилась, я это организую! Злиться не так легко! Я упала в канаву, ободрала колено, мне хотелось разреветься, да ещё и воняло от меня ужасно, а потом меня в таком кошмарном состоянии увидел Китамура-кун, и ему даже пришлось нести меня на спине… И в довершение, пока я проходила через всё это, ты з-з-заигрывал с этой отвратительной девкой!..» Тайга снова шагнула вперёд, наморщила нос и свирепым взглядом кровожадного хищника уставилась на Рюдзи. Пара глаз светилась гневом, а уголки её бледных губ так изогнулись, что казалось, будто она мило улыбается. «Но что меня больше всего бесит, так это твоё невероятное самомнение. Ты вообразил себе, что уже можешь понять, что я думаю! Ты меня оскорбил! Эй, ты слушаешь?!» Тайга встала на цыпочки и задрала подбородок; почти казалось, что она целуется с возлюбленным. В её голосе, однако, звучала до сих пор неведомая холодная злоба. «Почему я должна злиться из-за того, что ты с кем-то там болтаешься? Перед кем ты виляешь хвостом — меня ни капли не волнует!» Ты в самом деле злишься. Если бы он это сказал, то скорее всего был бы убит. Поэтому, хоть у него и было ещё, что сказать, Рюдзи держал рот на замке. Такой выбор, возможно, был наилучшим. «…» «Начиная с этого момента, тебе не разрешается говорить об этой бессмысленной ерунде. Тебе же самому так будет лучше!» Тайга ещё раз с презрением в глазах посмотрела на Рюдзи, отступила от него и, обернувшись, сказала: «Вначале мне не было особого дела до того, что сегодня произошло, но из-за твоих идиотских слов я теперь чувствую раздражение. Я иду домой». Только она надела носки и прошагала по татами к выходу… «…119…» Кто это сказал? 119… Сибуйя? Нет, это 109… Вообще, чей это был голос?.. Неужели Инко-тян? До слёз желая сбежать от этой мучительной реальности, Рюдзи быстро глянул на клетку в своих руках. «Ва-а-а-а!» Рюдзи не сдержал крика, и в ту же секунду его озарило: 119 — это телефон скорой помощи! Услышав вопль Рюдзи, Тайга, подпрыгнув и резко обернувшись, тоже издала удивлённое восклицание. «И-и-и?!» Она подбежала к Рюдзи, чтобы взглянуть на птичью клетку. «О, нет! Неужели это оттого, что его недавно трясли?» Внутри клетки несчастная жертва, ранее использованная в качестве аргумента в споре, уже лишилась немалого количества перьев. Похоже, он, как камень, рухнул вниз с жёрдочки и от удара потерял сознание. И теперь голова Инко-тяна застряла между прутьями клетки. Похожие на всхлипы причитания Тайги «Всё кончено, всё кончено, что ж нам делать?!» и горестные вопли Рюдзи «Надо вызвать скорую! Или нет, ветеринара!» слились в единый похоронный марш. Такасу Инко, прожил полных 6 лет… Не может быть, правда же? «Эй! Какого чёрта… Это такси только что было явно пустым…» Рюдзи зло уставился на задние габаритные огни такси, которое отказалось остановиться, и, сам того не замечая, сделал жест, означавший «ах ты, падла!» Это было уже второе такси, проехавшее мимо. С тех пор, как они вышли из вет-клиники и добрались до шоссе, на котором не видно было ни одного такси, прошло уже 10 минут. «Это ведь не потому, что мы старшеклассники, так?» «А не оттого ли это, что у тебя слишком рожа страшная?» Тайга села на безопасное ограждение у дороги, держа в руках Инко-тяна, недавно побывавшего на грани жизни и смерти. Она со скукой наблюдала за проносящимися машинами. «Да ну его. Давай просто немного пройдём вон до того перекрёстка! Думаю, там должно быть больше такси, отъезжающих от железнодорожной станции…» «Ха-а…» Тайга мрачно выдохнула и собиралась спрыгнуть, но неожиданно вскрикнула. Оказалось, что одна из оборок её платья застряла в щели ограждения. «Нет, правда… что ж ты делаешь?!» Тайга нахмурилась и, кажется, готова уже была оторвать платье. Рюдзи в ужасе заорал: «Эй, эй, порвётся же! Не дёргай так!» Рюдзи опустился на колени у края дороги и приготовился осторожно вытащить оборку платья стоимостью в 100 тысяч иен, когда… «Заткнись». С резким рвущимся звуком тонкая ткань платья разодралась в направлении рывка Тайги. Затем она сунула коробку с птичьей клеткой в руки Рюдзи и сердито отвернулась. «Вот блин…» Тайга зашагала по ночной улице, и Рюдзи ничего не оставалось, кроме как последовать за ней. «Хм… Над парой вещей нам бы стоило призадуматься… В конце концов, Инко-тян пострадал именно из-за нашего бессмысленного спора. Эй, Рюдзи, это отчасти и твоя вина. Всё из-за твоего богатого воображения; выдумывал всякие глупости типа „Тайга злится“ и прочее». «А?» Тайга не обернулась, поэтому было не разобрать, что она бурчит себе под нос. Рюдзи догнал её и пошёл рядом, украдкой поглядывая на выражение её лица. Она продолжила: «Действительно, я была слишком грубой…» Вот именно, — кивнул Рюдзи. «Я просто думала, что это прикольно, я совершенно точно не выходила из себя. Я серьёзно, так оно и было! Твои дела меня не касаются». «…» В этот момент гнев в сердце Рюдзи отступил перед усталостью; у него больше не было сил жаловаться, он просто смотрел на лицо Тайги. Она в своей обычной манере смахнула волосы и слегка улыбнулась ему. «Тогда я пойду вперёд. Лично мне неохота идти плечом к плечу с развратным псом!» …Это были жестокие слова… Со своей явно фальшивой улыбкой Тайга отвернулась и, не говоря больше ни слова, медленно двинулась сквозь тёмный ночной туман. Её удаляющаяся спина как бы говорила: кто попробует меня остановить, того я убью одним взглядом. В итоге Тайга смогла-таки поймать такси. Хотя они были соседями, Рюдзи желал бы не сидеть с ней в одной машине, но громкое «Хватит там торчать, лезь уже в такси!» быстро разрушило его надежды. Двигаясь скованно, как будто шёл на казнь, Рюдзи неуверенно сел рядом с Тайгой. Она всю дорогу молчала, пока такси не остановилось точно посередине между домом семьи Такасу и квартирой Тайги. Тайга автоматически расплатилась, даже не взглянув на Рюдзи, и пошла в вестибюль многоквартирного дома. Рюдзи собирался заплатить сам… Пять часов уже прошло с того инцидента, и ситуация становилась всё хуже и хуже. * * * Ар-р, просто невыносимо! С ума сойти можно! Что именно я сделал не так, почему до такого дошло? Невыносимо, невыносимо, невыносимо! Как только наступит утро, я наверняка стану жертвой раздражения Тайги, а когда мы придём в школу, Тайга и Ами обязательно встретятся, и это ещё больше раздует её злость, так ведь? Я этого не хочу. Не хочу. Не хочу. Возможно, из-за того, что не смог нормально заснуть, Рюдзи так и проворочался с этими стонами всю ночь. «…М… М? М-м?!» — Рюдзи, недоумевая, почему же он не слышал будильника, медленно открыл глаза и посмотрел на часы. «ЭЭЭЭ!!!» Шурх! Одеяло взлетело вверх. Цифры «8:05» проникли через его веки, и его мозг в тот миг пробудился. Безжалостная, жестокая реальность без остановки крутилась в голове у Рюдзи. «Чёрт, чёрт, чёрт…» Проспать на целый час — такими темпами моя посещаемость окажется под угрозой! Сначала в туалет… Но, пытаясь в то же время стащить футболку, Рюдзи запутался и упал. Что делать? Что делать? Что делать? «О, нет! Тайга!» Рюдзи вспомнил о Тайге — эта никогда не встанет, пока он её не разбудит. Если бы ему пришлось идти к ней, чтобы её разбудить, то к тому времени, как она переоденется, они бы уже точно опоздали. Другого выхода не было. Пришло, наконец, время использовать его секретное оружие. Рюдзи уже давно приготовился к подобной ситуации. Из шкафа он достал щётку на длинной ручке, которой редко пользовался; с её помощью он мог разбудить Тайгу. Рюдзи открыл окно и, стараясь не смотреть вниз, пока становился одной ногой на подоконник, переступил другой ногой на стену, разделяющую два здания. Затем он вытянул руку со щёткой и начал колотить в окно. «Тайга! Вставай! Мы проспали!» За окном была спальня Тайги. Бум-бум-бум-бум! Но признаков пробуждения Тайги не было. Она же не могла забыть обо мне и пойти в школу одна, правда? Это было возможно. Тут Рюдзи уже начал сомневаться. Если бы после нашей вчерашней стычки я разбудил её сегодня как обычно, как бы она себя повела? Или мне не стоит её будить и дать ей спать дальше?.. Не-не-не, если не разбужу её, станет только ещё хуже… Попробую ещё разок! Если её здесь нет — тогда ладно, ничего не поделаешь. Последний раз. Рюдзи снова размахнулся длинной щёткой. «Ну, что ещё… Ты что… Ах!» «А!!!» Окно квартиры вдруг без предупреждения распахнулось, и ручка щётки с громким стуком опустилась на лоб человека, с раздражённым видом показавшегося в окне. Словно на картинке из манги, Тайга повалилась назад, исчезая из поля зрения Рюдзи. «Та-Тайга!!! Приди в чувство!» Через несколько секунд… «Больно… Больно-то как…» Ухватившись за подоконник и подтянувшись вверх, Тайга чуть не плакала. Хотя её жалобное лицо было милым, не время было думать об этом. «П-прости! Я проспал, времени уже больше восьми!» «Э?.. А? Почему? Больно… больно-о…» Полусонная Тайга потёрла глаза и шмыгнула носом, как маленький ребёнок. Она вытерла хлюпающий нос и влажные от слёз руки прямо о белоснежную летнюю пижаму. Кажется, она ещё не уразумела, что происходит, и зарылась лицом в спутанные волосы. «Что на завтрак?.. Зачем ты меня сегодня так разбудил?..» Похоже, она забыла, что злилась. И она до сих пор не вышла из себя… Может, это была удача? «Нет ни завтрака, ни бенто! Иди умойся, почисти зубы и переоденься! И пошустрее! Если не выйдем через пять минут — опоздаем!» «…М-м-м…» Было неясно, поняла она или нет. Тайга снова моргнула. «М-м…» Она кивнула. Значит, будем считать, что она поняла. Рюдзи осторожно вернулся в свою комнату. «Эй, шевелись! Закрой окно! Да, правильно! Закрой и защёлкни! Вот так!» Рюдзи убедился, что Тайга закрыла окно, и стал переодеваться… Тут-то его и осенило, что он вышел говорить с Тайгой в одних трусах. «Хорошо, что она тогда ещё не совсем проснулась… Что ещё важнее — хорошо, что больше никто не видел. Я и сам, наверное, был полусонный, так?» Рюдзи быстро запрыгнул в свои летние школьные брюки, и застегнул рубашку с коротким рукавом… Зубы нужно почистить как следует, а в лицо достаточно по-быстрому плеснуть водой. Когда он рылся в ящиках, разыскивая носки… «О, птичий корм, еда и вода для Инко-тяна и Ясуко… Но времени уже нет!» Он мог только черкнуть записку, в которой просил свою мать позаботиться о себе и об Инко-тяне. Теперь нужно было снять тряпку с клетки. «Ах-х!» После визита к ветеринару Инко-тян так устал, что его качало из стороны в сторону, но, несмотря на это, он продолжал спать. Балансируя на жёрдочке и взъерошив немногие оставшиеся перья, он спал в своей обычной манере, с закатившимися глазами, глядевшими пустым взглядом в потолок. «Прости, пожалуйста, за вчерашнее. Приятных снов…» Рюдзи не удержался, и виновато сложил вместе ладони. «Инко-тян… умер?.. Ува-а~~!» Рядом с клеткой оказалась Ясуко, которая до этого крепко спала, свалившись от количества выпитого. Она вдруг проснулась, начала плакать и сейчас катилась по полу в угол комнаты. «…Хр-р-р…» Докатившись до нижнего ящика шкафа, она снова стала мирно похрапывать. «Ч-чушь… Он пока ещё не умер!» Ясуко, наверное, не слышала его, но Рюдзи всё равно честно ответил и тихонько накрыл её одеялом. Потом он впопыхах натянул носки, схватил сумку и выскочил за дверь. Хотя улица была окутана редким туманом, солнце всё равно сияло ярко. Рюдзи прищурил свои злобные глаза и побежал ко входу в соседнее здание. Он несколько раз нажал на кнопку с номером 201 рядом с автоматическим замком, но ответа не было. Когда Рюдзи уже начал паниковать, как муравей на раскалённой сковородке… «За-аглохни!» Стеклянная дверь бесшумно открылась, и появилась хмурая Тайга. «Так ты уже проснулась!» «Разве не ты меня разбудил?! Лоб так и раскалывается от боли!..» С невероятной скоростью Тайга крутанула головой и глянула на Рюдзи. Этот молниеносный взгляд был полон ярости и презрения. «О-о…» Хоть она тогда ещё не совсем проснулась, она всё равно помнила, что произошло. Выходя вместе с Тайгой из её дома, Рюдзи почувствовал, как по спине пробежал холодок. Стояла середина сезона дождей и трава благоухала, пока они вдвоём бежали под кронами деревьев. «Тайга, нам сначала придётся зайти в круглосуточный, или мы останемся без обеда!» «…» «Т-Тайга? Ты меня слышала?» «…» «Ай… Ты меня пнула!» «…Не беги рядом со мной! Паршивый развратный пёс! Я слышала про круглосуточный!» Рюдзи понял. Похоже, если кто-то сегодня хотел общаться с Тайгой, ему пришлось бы либо орать погромче, либо полностью игнорировать её настроение. Плохое настроение Тайги и её язвительное отношение к нему были нормальными и привычными, но ему всё равно казалось, что сегодня она в несколько раз агрессивнее, чем обычно. Это из-за того, что он её так разбудил этим утром? Или потому, что он проспал? Рюдзи попытался найти во всём этом смысл, но на самом деле он лишь обманывал себя… Хоть он и думал об этом, но всё равно чувствовал, что Тайга по-прежнему злится из-за вчерашнего происшествия. Хмф! Тайга опять повернула голову, кусая изнутри щёку и не глядя Рюдзи в глаза. А… Ах… Сегодня мне что, снова придётся терпеть её взрывы раздражения, как и вчера? Рюдзи начал ощущать уныние. «Чёрные соски…» «Чего?!» Пока он бежал сломя голову, Рюдзи показалось, что он слышит, как Тайга, скрежеща зубами, бормочет: «Твои чёрные соски всё ещё стоят у меня перед глазами. До чего же бесит!..» Получалось, что сегодня причиной раздражения Тайги были соски Рюдзи. То, что произошло вчера, было здесь совершенно ни при чём. «Потому что твои дела меня не касаются», вот и всё. «Не были они такими уж… такими уж чёрными, правда?..» «Чёрные! Твои соски осквернили мои глаза! Чёрные-пречёрные!» Да, трудно поверить, но на шестнадцатое лето своей жизни Такасу Рюдзи обнаружил ещё одну причину стесняться своего тела. Они добрались до перекрёстка, где обычно ждала Минори. Но до звонка осталось всего несколько минут, и потому даже эта богиня, согревавшая сердце Рюдзи, уже ушла. «Ах, ты наконец пришёл~~! Спасибо за помощь вчера!» Они благополучно добрались до класса в самую последнюю минуту. «Надо же, у тебя волосы до сих пор торчат после сна, ты хоть знаешь? Проспал сегодня?» Перед Рюдзи стоял архангел, позабывший дома свои крылья и сверкавший во всём своём великолепии — это снаружи, то есть. В действительности же она представляла собой чихуахуа с отвратительным характером. «Она» — Кавасима Ами, больше некому. Её большие, влажные глаза сияли, как драгоценные камни. Своими белыми, как снег, руками она пригладила на голове Рюдзи вихор, который образовался этой ночью. «Значит, Такасу-кун тоже может проспать!» Ами пустила в ход свою идеальную улыбку, припасённую специально для модельных съёмок (слегка надуться, затем раскрыть глаза пошире и немного наклониться вперёд, подчёркивая ложбинку), и сказала: «Как мило!» «…» «О? В чём дело~?» Даже если ты меня спрашиваешь «В чём дело~?», что мне тебе сказать? Рюдзи осмотрительно решил не отвечать на её утреннее приветствие. Кажется, Ами собирается и сегодня доставать меня под этой ангельской маской. Хоть она уже давно себя раскрыла и показала другую, тёмную сторону, неужели она думает, что если она нацепит эту искусственную личину, это опять сработает? Не смешите! Думая так, Рюдзи пытался придумать, как ему ответить Ами. «Ах, не пойми меня неправильно. Конечно, я не имела в виду, что Такасу-кун милый, я имела в виду себя, Ами-тян! Такасу-кун — такой же, как всегда; одного взгляда на его лицо достаточно, чтобы тут же понять, что он за человек!» «В-взгляда на лицо достаточно, значит?» Ами показала пальцами перед собой букву V. «110»[1] «Ха-а…» Пробежка до школы отняла большую часть его сил, и потому Рюдзи не сдержал тяжёлого вздоха. Что ж поделать? У меня вид преступника в розыске! «Шуточки твои…» «О-хо-хо? Что такое~~?» В глубине улыбающихся глаз Ами скрывались её истинные намерения. Настоящая злобная чихуахуа со скверным характером, подумал Рюдзи. «Разыгрываешь спектакль в такую рань… Смотри, как бы лицо судорогой не свело». «Я же профессионал и такой глупости не допущу~~». Маска Ами на краткий миг приоткрылась, и она показала Рюдзи язык, но тут же восстановила улыбчивую внешность красивой, беспомощной девочки. «…Гха!» «Ты загораживала дорогу, тупая чихуахуа». Из-за спины Рюдзи показался Карманный Тигр, заставивший прекрасную особу болезненно охнуть. Похоже, Тайга вложила чуть больше силы, чем требовалось для мимолётного приветствия, шмякнув Ами в живот углом своей сумки. «Агх… Айсака-сан, кажется, у тебя сегодня утром совсем плохое настроение?..» «Доброе утро, Кавасима-сан. Так разгорячиться прямо с утра — нелегко тебе, наверное». Глаза Тайгу скользнули по Ами и Рюдзи. Затем она развернулась, бросив холодный взгляд напоследок. «О! Точно! — воскликнула Ами, хлопнув в ладоши. — Айсака-сан, извини, тебя всё ещё беспокоит то, что произошло вчера? Мне очень жаль, ведь это всего лишь недоразумение! Айсака-сан просто ошиблась! Но, такой пустяк — и ты уже так ревнуешь? О, боже! Ревность и зависть — это так непохоже на Айсаку-сан! Ах-ах~~. Какое огорчение… И всё потому, что я такая рассеянная. Вот почему я все время делаю вещи, из-за которых могут случаться недоразумения…» «…» Тайга остановилась. Медленно поворачиваясь, она произнесла: «Значит, и до тебя не доходит, да, женщина?» Её губы изогнулись в жуткой, кровожадной, убийственной улыбке. Словно это говорила сама смерть, её слова, казалось, вызвали над головой вращавшуюся массу тёмных облаков, создавая ощущение смертельной опасности. А затем… «Всё это дело, оно меня ничуть не беспоко…» «Опа-а!» Внезапно Тайга взлетела в воздух, как будто овладела левитацией… Пока Рюдзи стоял, ошеломлённо раскрыв рот, с одной стороны от поднятой стройной фигурки Тайги появилось сияющее лицо с искренней, ясной улыбкой. «У~~тречко! Тайга и Такасу-кун едва успели прийти вовремя~!» «Ми-Минори… Опусти меня». Подхватив миниатюрную Тайгу сзади за подмышки, той, кто так легко поднял её в воздух, была… «Знаешь, Тайга, ты довольно лёгкая, правда? Интересно, почему? Хотя ешь не меньше меня~». «Я ж тебе не бесплатная гантеля». …никто иная, как Кусиэда Минори. Бормоча «Но тогда мои руки станут слабыми», она продолжала поднимать и опускать Тайгу, и её улыбающееся лицо было воплощением отличного здоровья, солнечного света и, по мнению Рюдзи, самой лучшей девушки в мире. С переходом на летнюю школьную форму стала лучше видна её гибкая фигура, и Рюдзи застыл, безотчётно отводя глаза. После той пытки, которую Тайга устроила ему прошлым вечером, искренняя приветливость Минори была для него почти невыносима. Панически пытаясь успокоить колотящееся сердце, он смотрел в сторону. Не потому, что был в бешенстве, — просто его переполняли чувства. Минори, со своей стороны, не обращала никакого внимания на странное поведение Рюдзи. «На самом деле, Кавасима-сан тоже довольно стройная, правда? До сих пор продолжаешь бегать?» Она проворно ощупала руки окружающих на предмет лишнего жира. Вот что называют «безответной любовью». Рюдзи про себя грустно вздохнул. Он размышлял, когда же Минори заметит его чувства к ней, если вообще когда-нибудь заметит. Он ведь восхищался ею всё это время… «Почему-то вы двое выглядите как-то не очень. А, может быть, Тайга и Такасу-кун проспали и не позавтракали? В таком случае вам повезло, потому что у меня найдётся, чего пожевать. Вот, угощайтесь». Сложно было сказать, действительно ли она такая бестолковая или, наоборот, тонко чувствует настроение окружающих, но Минори вытащила из кармана пакетик с застёжкой, запустила в него руку и объявила: «Чёрный сосок!» Взяв в каждую руку по изюминке, она приложила их сверху к собственному бюсту. «У меня их много, так что ешьте, сколько угодно!.. А? Такасу-кун, ты чего такой понурый?» Твёрдо положив руку на плечо Минори, за него ответила Тайга. «В данный момент душа Рюдзи — как потерявшийся путник, что безнадёжно заблудился между представлением о самом себе и холодной, суровой реальностью». «О~! Надо же, впечатляет. Удачи, Такасу-кун! Постарайся и отыщи дорогу домой! Или как-то так!» Сочувственно передав правый чёрный сосок поникшему Рюдзи, Минори повернулась кругом и вручила левый Ами. «Кавасима-сан, я правда хочу извиниться за вчерашнее! Я подумала над своим поведением! Это ведь я подкинула идею, но у меня действительно не было выбора, кроме как уйти на подработку… Прошу прощения. Всё кончилось хорошо? Я недавно узнала от Китамуры, что вам, ребята, удалось разобраться со шпионом, верно?» «Не нужно извиняться! Ага, по крайней мере, сейчас у меня всё нормально! Мне нужно благодарить тебя, я правда очень благодарна за всё, что Минори-тян для меня сделала. Так что этот чёрный сосок я тоже приму!» Продолжая извиняться, Минори снова повернулась к Тайге и Рюдзи. «У Тайги и Такасу-куна я тоже хочу попросить прощения». «Не беспокойся об этом, Минори, ты же не могла иначе». «Мне очень жаль». Сгибая стройную спину, она всё кланялась и кланялась. Её брови, приподнятые в подлинном, искреннем сожалении, её ясные глаза, глядевшие на него, немедленно избавили Рюдзи от его тревог о сосках. Он слишком нервничал, чтобы говорить, но, искоса поглядев на лицо Минори, Рюдзи махнул рукой. Этим он пытался сказать: «Не волнуйся об этом». С понимающим видом, Тайга выступила за него с объяснением. «Рюдзи тоже говорит, что тебе незачем беспокоиться. Верно, Рюдзи?» Кивая, он подумал, что раз она помогает ему даже сейчас, когда они в ссоре, значит Тайга в самом деле хороший человек… По крайней мере, несколько секунд у него сохранялось о ней такое положительное мнение. «Эй, Минори. То, что ты ушла в самом разгаре, — это и правда было для Рюдзи большой удачей. Китамура и я свалились в канаву, и нашу миссию пришлось сворачивать, но благодаря этому Рюдзи остался наедине с Кавасимой, и привёл её к себе домой, и…» «Ва-а-а!» Что же она несёт?!! Почти инстинктивно Рюдзи быстро подскочил к ней, чтобы закрыть ей рот, но этого оказалось недостаточно, потому что она оторвала его пальцы ото рта и вывернулась. «Прошлым вечером в доме Такасу они с ней весьма неплохо сблизились, и…» «Ах~~!» «Чёрный со-!» Опа! В отчаянной попытке заткнуть её, он выбросил вперёд руки, чтобы подхватить её за тёплые подмышки и, точно так же, как до этого сделала Минори, со всей силы поднял её вверх. Легковесная Тайга быстро взмыла в воздух. «Гья-а-а?! Пусти, развратный пёс!» «Так я тебя и отпустил, когда ты так вопишь!» Когда они повернулись, извиваясь таким образом… «О, Айсака-сан, доброе утро!» «…!» Стоя практически нос к носу с Тайгой, Китамура Юсаку поднял руку в добродушном приветствии, и в ту же секунду всякая воинственность покинула тело Тайги. Она даже забыла, что нужно обзывать Рюдзи. «Д, доб, доб, доб…» Слабым голосом, который никто не мог бы разобрать, она как будто изображала испорченную звукозапись. Рюдзи мог бы поклясться, что почувствовал, как температура подмышек Тайги внезапно подскочила градуса на два. «Ну и что у нас тут? Вы двое, как всегда, развлекаетесь? У вас такие прекрасные отношения, да?» Похлопав по плечу и Рюдзи, и Тайгу, которая, наконец, была снова спущена на пол, Китамура теперь смотрел на неё. «Ну вот. Держи, забыл отдать его тебе вчера и случайно забрал с собой домой». «…А… Угу…» «В некоторых местах щепочки торчали, так что я позволил себе немного пошлифовать… Ничего?» «…Ага… Спасибо…» Тайга стояла совершенно красная, рот треугольничком, и дрожала, а рядом с ней был староста класса и по совместительству её безответная любовь. Эта сцена, когда он возвращал ей потерянную вещь, словно сошла со страницы девчачьей манги. «Только смотри, не балуйся с ним слишком много, это опасно». «…У… угу». Вещь, перешедшая из рук неотразимого героя в руки зарумянившейся героини, была видавшим виды деревянным мечом. Рюдзи, которому пришлось побывать мишенью для ударов этого меча, со смешанными чувствами наблюдал за этой вроде бы прелестной сценой. «…О чем это вы здесь только что говорили?» «Хм?» Рюдзи инстинктивно обернулся. Минори стояла, склонив голову набок, и внимательно смотрела на него своими ясными карими глазами. «Я спрашиваю, что сейчас сказала Тайга? Такасу-кун?» «Н… ничего особенного…» В полную противоположность своему холодному ответу, он, конечно, был готов взорваться изнутри, как детонатор, чей счётчик быстро стремился к нулю. В поисках помощи он как бы невзначай посмотрел в сторону Ами, но её там уже не было. «Э-э, где ты это купила, какой миленький~!» — «На втором этаже в магазине у станции. Ещё и очень дёшево!» — «Ух ты! Я тоже такой хочу!» — «И я!» Стоило ей только отойти куда-нибудь, как вокруг неё тут же собиралась новая группа восторженных девчонок во главе с Маей и Нанако. На неё он рассчитывать не мог. Хотя стоп, возможно, ему в данном случае даже повезло? Может, от неё неприятностей чуть поменьше, чем от Тайги, но даже слова Ами были довольно взрывоопасными. Минори глядела на Рюдзи исподлобья. «Что ж, раз Такасу-кун так говорит, то я приму его слова на веру… Только не забывай, что я говорила раньше. Если сделаешь Тайгу несчастной — не будет тебе пощады от Минори… Просто шутка». «Уф-ф…» Вжих. Она показала шуточный карающий удар ладонью. Услышав такое от своего предмета воздыханий, он размышлял, можно ли найти слова, достаточно мучительные, чтобы описать его чувства. А затем, по нелепой прихоти судьбы в тот же самый момент: «Эй, Айсака. Насчёт того вчерашнего случая с Такасу и Ами: кажется, Такасу просто помогал ей найти выпавшие контактные линзы. Так что не беспокойся об этом, ладно? И пожалуйста, не сердись на Такасу. Надеюсь, у вас двоих и дальше всё будет нормально! Пока!» «Ах…» Тайга тоже попала под шквал как всегда неуместной фирменной заботы Китамуры. Им хотелось только одного — закрыть голову руками… Похоже, с самой их весенней встречи ни Тайге, ни Рюдзи не удалось даже самую малость изменить отношения со своими соответствующими возлюбленными. На самом деле, если что и поменялось, так только одно. «…Это ты виноват… Это всё ты виноват… Китамура одобряет и поощряет отношения между мной и тобо-о-ой~~!..» «Это бы следовало говорить мне! Ты раньше пыталась мне помешать, вот и навлекла на себя гнев свыше!» Наступая друг другу на ноги, пихаясь локтями и обжигая друг друга взглядами в яростном поединке «кто кого пересмотрит», они перебрасывались язвительными шпильками. Единственное, что поменялось, так это то, что отношения между Тайгой и Рюдзи становились всё более сложными. * * * Возможно, это был удачный день в жизни Койгакубо Юри (29 лет, не замужем). «Всем доброе утро!» Она с улыбкой окинула весь класс взглядом своих глаз под припухшими, как бы двойными, веками, которыми так гордилась. Никто в классе 2-C не был настолько глуп, чтобы спросить о причине этой гордости… Зато новенькая учительница, руководившая одним из первых классов (27 лет, есть парень, заявляет, что «Мой парень сделал мне предложение, но я ещё не уверена, лучше пусть пока всё останется, как есть. Замуж я выйду самое ранее через год»)… Так вот, она однажды в учительской спросила: «Койгакубо-сенсей, что с вашими глазами? Думаю, вам, возможно, стоит их чем-нибудь прикрывать». Что ты мелешь?! Да что ты понимаешь! «Хоть день сегодня и не задался, но у меня есть одно приятное объявление~~!» Это случилось прошлым вечером… Она в одиночестве пошла в семейный ресторан поужинать (Ну и что, что в одиночестве? Что тут такого-то?) и выпила бутылку пива, купленную в круглосуточном. И вдруг неожиданно стала вспоминать своих старых друзей… Кстати, я в последнее время редко общаюсь со своими друзьями со студенческих времён. Сейчас ещё не слишком поздно, наверное, я могу позвонить им? И она позвонила Рисе, с которой они были близкими подругами. Риса ответила на звонок почти сразу: «Не может быть! Юри?! Сколько лет, сколько зим! А? Правда? Конечно, давай встретимся и повеселимся! В эту субботу? Ах, извини, в субботу не могу. Вообще-то, в этот день у меня помолвка… Точно, точно, тот самый офисный работник. Эх, от судьбы не уйдёшь, как говорится! Если б не вечное нытьё моих родителей… Во, кстати, я слышала, Сайя родила! Давай в следующий раз сходим поглядеть на ребёночка! С тех пор, как Мию вышла замуж, мы перестали встречаться… Да, у тебя-то как дела? Ты, вроде, говорила о каком-то интересном парне младше тебя? Ты даже сказала, что встречалась с ним на Золотой неделе, и что было в конце? Как далеко у вас зашло~~? Что такое? Алло? Алло?.. Алло?..» Что было в конце? Ещё спрашивает! И что мне отвечать, если не было ничего? Что ж она так медленно соображает?.. Сколько можно! Она одним духом выхлестала 3 банки пива. Но, чувствуя, что этого не достаточно, откупорила ещё бутылку красного вина и даже приготовила блюда, подходящие к спиртному, солёные и страшно калорийные (жареная свинина с овощными маринадами, это в два часа ночи), и наконец, глупо и вволю наплакавшись, уснула. На следующее утро, в 8:30, то есть сейчас: «Начиная с этой недели, открывается бассейн! Волнующее событие, правда? Не забывайте следить за собой и будьте готовы ко встрече с приключениями!» Парочка невинных, чистых душой старшеклассников восторженно завопила. Простодушные парни радостно засмеялись; девочки, с другой стороны, принялись жаловаться: «Мой живот~~» — «Бёдра~~» — «Руки~~» — «Не могу я в купальнике ходить~~». Всё ещё одинокая учительница только молча вздохнула: вот же сборище идиотов… Вы же ещё только старшеклассники, что с вами такое?.. Вы ведь всё равно ещё молоды, так что же с вами такое?! «А-а~~? В этой школе мы должны плавать вместе с парнями?.. О, нет, не хочу, я так стесняюсь~~!» Кавасима Ами! Разве ты не супер-стройная и супер-симпатичная? Да к тому же модель? Чего ты стесняешься? Ну чего тебе стесняться, а?.. «Сенсей! Давайте на сегодня закончим утренний классный час!» «Прекрасно! Все свободны!» Свалив всё остальное на исключительно надёжного старосту класса Китамуру Юсаку, классная руководительница стояла на подиуме у доски, безучастно глядя сверху вниз на учеников. «Встать! Поклон!» Все, согласно командам Китамуры, поклонились. И тут классная руководительница вдруг отметила: Верно, так почему же я сегодня чувствую себя немного более везучей? Проблемный подросток, пугающий её до смерти, известный среди учителей, как Карманный Тигр, Айсака Тайга, действительно не ворчит от нетерпения, а сидит тихо… Хотя она, как всегда, не приветствует учителя, а всего лишь уставилась пустым взглядом в окно. Судя по этим розовым, гладким (аж завидно) щекам, она, похоже, не больна. Может, она просто не заметила классную руководительницу на подиуме и слишком занята разглядыванием неба! Сегодня утром всё прошло спокойно. Не потерять ни капли крови из-за атак Карманного Тигра — одного этого уже достаточно, чтобы учительница ощутила себя везучей. Возможно, я сейчас смотрюсь даже немного мило, и, может быть, при таком, пусть и небольшом, везении моё будущее в смысле замужества тоже немного прояснится…Всё ещё одинокая учительница незаметно сложила пальцы в символ победы и взбодрилась, готовясь встретить завтрашний день. Только вот она не смогла заметить, что её класс совсем скоро окажется втянут в загадочный и удивительный водоворот, в котором сольются вместе любовь и ненависть. А раз она не заметила даже такую малость, ей, похоже, будет крайне сложно работать с усердием и рвением. Глава 2 «Я вовсе не злюсь. Я такая же, как всегда!» …Хотя Тайга сказала это, она ещё задолго до этих слов была в бешенстве. Отношения между Рюдзи и Тайгой продолжали оставаться холодными уже несколько дней. Хотя их отношения и нельзя было назвать тёплыми, Тайга настаивала, чтобы всё шло, как обычно, а это значило, что она собиралась и дальше посещать дом семьи Такасу. Она приходила поужинать, оставалась допоздна, как всегда, и продолжала пребывать в надменном и раздражительном настроении. Стоило только Рюдзи попытаться объяснить «тот случай» или спросить Тайгу, почему она из-за этого так завелась… «Я вовсе не…», и т. д. В результате «тот случай» стал в доме Такасу запретной темой. Однако, теперь, когда «тот случай» попал под запрет, Тайга распалялась ещё больше, часто повторяя: «И какое мне до этого дело?! С твоих слов выходит, будто я злюсь!» Эта тупиковая ситуация длилась довольно долго. Если подумать, то что я такого сделал? Даже Рюдзи не мог найти ответ, поэтому день за днём его нервы так и оставались натянутыми, как струны, пока однажды… «Тайга~! Разве мы об этом уже не договорились?» «…» Дело было после занятий, как раз после окончания классного часа, когда статуя Будды появилась в классе 2-C. «Я ведь уже сказала, что сегодня у меня нет занятий в кружке?» «…» Статуей Будды была никто иная, как Айсака Тайга, которая неподвижно сидела на своём месте, уголки её рта были опущены. Её лучшая подруга, Кусиэда Минори, держала её за плечо и энергично трясла. «Тайга~!» Рюдзи, конечно, заметил вопли Минори. В обычной ситуации он бы подошёл и спросил, что происходит, ведь это была драгоценная возможность подойти и поговорить с ней. Но когда он подумал о своих ужасных отношениях с Тайгой за эти последние несколько дней, Рюдзи не решился приблизиться к этой статуе Будды. Хотя он думал о Минори, Рюдзи мог лишь беспомощно стоять в стороне. Всё, что он мог сделать — это как всегда бросать опасные взгляды. Не потому, что планировал наброситься на двух девушек, а потому, что разрывался между неуверенностью в себе и своей первой любовью, как это бывает в его возрасте… Таково сердце мужчины. Помощь пришла, откуда не ждали. «Что такое, Минори-тян?» Собираясь идти домой, Ами почувствовала, что ей стоит проявить дружелюбие, и со своей ангельской улыбкой подошла к Минори и статуе Будды… В этот момент Тайга бросила изображать Будду и обнажила клыки, тихо рыча: «У-у-у!..» «Ва! Прекрати!» Тайга замахала во все стороны руками и ногами, когда её нос оказался больно зажат рукой Минори. Я и не знал, что такая простая вещь может обезоружить Тайгу… Понятно. Как только я так сделаю, ей придётся сдаться… Это нужно записать! Рюдзи быстро начал доставать блокнот. «Прости за это, Кавасима-сан. С Тайгой сегодня почему-то трудно общаться. Мы договорились сходить к магазинам возле станции, чтобы купить себе новые купальники, но сегодня она вдруг сказала, что не хочет идти…» «Купальники? А, ну конечно. Завтра открывается бассейн. Не могу дождаться!» «Кавасима-сан, ты уже приобрела себе купальник?» «Ну, у меня есть купальник, который я надеваю на работе, так что он, наверное, подойдёт~. Хотя он простой и скорее предназначен для соревнований, но это ведь ничего, правда? Он весь серый, за исключением оранжевых полосок на боках…» «О, так нельзя! В школе разрешены только чёрные и тёмно-синие купальники без рисунка, а полоски могут быть только белыми!» «Э? Ну надо же!» Тихо сидя на своём месте, Тайга медленно подняла голову, чтобы посмотреть, как Минори разговаривает с Ами. Рюдзи наблюдал, как Тайга незаметно взяла свою сумку, пригнула вниз своё и без того крошечное тело и элегантно прошмыгнула мимо ног Минори. Потом, как зверь, переместила вниз центр тяжести, готовясь отскочить за пределы досягаемости… «Эй! Она удирает! Такасу-кун… держи её!» «А?! Ох, умф!» Рюдзи рефлекторно вытянул руку и схватил Тайгу, которая как раз проходила мимо… Хотя получилось у него только каким-то чудом. «Пусти, развратный пёс! Да как ты смеешь противиться воле своей хозяйки? Предатель! П-п-п-паразит!» Рюдзи пропустил мимо ушей последнее оскорбление и сдал её в руки подбежавшей Минори. «Спасибо за помощь!» «Не стоит благодарности». Они радостно обменялись любезностями. Минори взглянула на Тайгу. «Эй! Т-а-й-г-а! Ты почему пыталась бежать?» «Я, я никогда не соглашалась идти в магазин! Когда ты сказала, что хочешь сходить за купальником, я просто сказала „чудесно“, вот и всё! Я… Сама я не собиралась идти!» «Почему?!» «Я… Не хочу я его покупать!» «И что ты тогда будешь делать?! Твой прошлогодний купальник уже сгнил, разве не так?» Тайга сглотнула и смущённо кивнула. Рюдзи беспомощно пробормотал: «Вот что случается, если не полоскать и не сушить купальник, после того, как в нём походишь…» «Вот поэтому тебе нужно купить новый! Как ты собираешься идти на физкультуру без купальника?» «Тогда я просто прогуляю физкультуру…» «Просто не верится!» На этот раз настал черёд Минори беспомощно вздохнуть. Она хлопнула Рюдзи, который бессознательно продолжал наблюдать всю сцену, по спине и сказала: «Твоя очередь!» И когда только я успел в это влезть? — подумал Рюдзи, но всё же произнёс: «Что будет с твоими оценками по физкультуре, если станешь прогуливать?» Как мужчина, он не мог не помочь Минори. «А твоё-то какое дело, вообще?!» Ого! Во взгляде Тайги сверкнула жажда убийства, но сейчас он стоял прямо перед Минори, поэтому не мог просто так сбежать. Пускай это немного нечестно, но выхода нет… «Эй, Китамура! Ты тоже что-нибудь скажи!» Китамура как раз собрал сумку и уже собирался уходить, когда Рюдзи его окликнул. Он обернулся и сдвинул повыше очки. «Хм? В чём дело?» «Тайга говорит, что собирается прогулять все уроки плавания!» «Не могу сделать вид, что не слышал!» «…!» Однако ж. На Тайге просто лица нет! Так ей и надо. Китамура быстро подошёл и спросил: «Айсака, ты себя плохо чувствуешь?» «Н… нет…» «Тогда ты должна ходить на уроки. Пусть это кажется ерундой, но урок есть урок». Тайга неуклюжая и не умеет врать, когда Китамура обращается к ней напрямую, а значит в этой ситуации может быть только один победитель! «Хорошо, рад, что ты понимаешь! Ну что ж, всем пока, до завтра!» Китамура невозмутимо махнул рукой и вышел из класса, оставив Тайгу стоять и смотреть ему в спину как бы с лёгкой обидой. «Значит, решено! Идём, Тайга! О, Кавасима-сан, почему бы тебе не пойти с нами?» «Э? Но…» Ами повернулась, чтобы посмотреть на Тайгу, и увидела Карманного Тигра в настоящем бешенстве, с надутыми щеками, как будто готового броситься в атаку. Она не только была в ярости, но ещё и всем своим видом ясно давала понять: «Только попробуй пойти — хуже будет». «Тайга! Что это за лицо? Кавасима-сан перевелась к нам совсем недавно и не знает, где продают купальники». «Ничего, Минори-тян. Всё в порядке». Минори снова отчитала Тайгу, Ами же просто помотала головой и мягко улыбнулась. Затем она сделала шаг назад и сказала: «Я тогда пойду с Такасу-куном. Ты ведь не возражаешь, правда, Такасу-кун? Можно мне с тобой? Можно?» «ЧТО?!» Длинная и стройная рука Ами нежно опёрлась на руку Рюдзи, словно они так и собирались идти под ручку. «Нельзя?..» «Чего? Э? Мы с тобой?!» Рюдзи сглотнул и посмотрел на Ами. Он знал, что гладкое, светлое, милое личико, обращённое к нему, было просто наспех слепленной маской, но он всё равно не мог устоять перед её чарами… Маска была прелестной, кристально-чистой и вообще просто бесподобной. Рюдзи беспрерывно подвергался атакам влажных глаз Ами, её беспомощно дрожащих губ и «одинокого» выражения лица. Он кивнул, как будто его вели на поводке. «Правда?! Замечательно! Я так рада, на Такасу-куна всегда можно рассчитывать! О, ты же не против, да, Айсака-сан?» В дерзких глазах Ами сверкнула синяя вспышка, когда она бросила взгляд в сторону Тайги. «А? Э? Вы чего?» — спросила озадаченно Минори, поворачиваясь и глядя на Тайгу и Ами; Рюдзи мог только деревянно стоять на месте. «Да пожалуйста». Тайга раздражённо качнула волосами и ухмыльнулась. Её розового цвета губы раскрылись и выплюнули ядовитые слова: «Рюдзи ведь уже согласился. При чём тут я? Рюдзи может делать, что хочет и с кем хочет, мне-то какое…» «…дело?» Это она хочет сказать? «БУМ!» — раздался внезапный глухой стук. Тайга хотела поклониться, пытаясь закончить фразу, но нагнулась слишком низко и в результате треснулась лбом прямо об стол. И теперь непобедимый Карманный Тигр держался за лоб, сидя на коленях на полу. «Т-Тайга!» «О, боже! Больно, наверное…» Рюдзи и Минори кинулись вперёд — позаботиться о Тайге. Ами, стоя прямо за их спинами, пробормотала: «Неужели… Айсака-сан в самом деле неуклюжая?» Благодаря этому случаю, весь яд Тайги рассосался, и Ами понимающе склонила голову, как будто ей только что открылась ещё одна тайна этого мира. * * * «Почему?! Почему всё этим кончилось?! Почему бы вам не свалить куда-нибудь подальше вместе с Рюдзи? Куда-нибудь в Европу, или за полярный круг, или даже в столицу демонов Синдзюку!» «О, ну я же не специально~. Он ведь сказал, что только здесь продают купальники. Ух ты! Уверена, вот этот отлично подойдёт Айсаке-сан. Вот, видишь, тут написано: „Детский размер. Для детей от 6 до 9 лет“. Разве не мило~? Гляди, тут и оборочки пришиты». «Возможно, тебе стоит надеть этот, Кавасима-сан. Идеально подходит чихуахуа в период течки. Видишь? Он на 5 сантиметров шире…» «Это же мужские плавки!» «О, ну надо же, и правда. Да, прощай теперь, модельная карьера! Бедная Кавасима Ами-сан! Если она это наденет, волосы будут торчать наружу!» «С какой стати ты говоришь такое на весь магазин?!» Их ядовитая перепалка отдавалась эхом в углу здания. «Положение становится в самом деле неловким…» Его затащили в угол, где продавались женские купальники, и Рюдзи, ученик старшей школы, и так уже был красным от смущения, а тут ещё приходилось слушать подобный разговор. «Нет, правда… Вы двое… Извини, что впутала тебя в это, Такасу-кун». «Ничего, я в общем… не возражаю». Стоя рядом с декоративным вечнозелёным растением, Минори выглядела особенно очаровательно. Если бы не Минори, Рюдзи бы уже давно от всего этого впал в отчаяние… Хотя и благодарить её было тоже не за что. Было немногим больше четырёх часов после полудня, они находились внутри одной из достопримечательностей этого городка — 4-этажном торговом центре у станции. Даже в этот час людей здесь было совсем мало; в особенности пустынно было в углу с купальниками, и только ненавязчиво играла гавайская музычка. В этом пустом углу Минори внимательно изучала несколько купальников обычного вида, ведя беседу с Рюдзи: «У Такасу-куна есть костюм для плавания? Мужская секция — как раз вон за той колонной». «Мне не нужно. Мой прошлогодний костюм всё ещё цел…» «Неудивительно. Ты же не Тайга, и не позволил бы ему сгнить». «У купальника Тайги вид совершенно непотребный». «Ага, — Минори улыбнулась, снимая с вешалки купальник. — Кстати, мой ещё не сгнил. Я просто подумываю купить себе новый. Хм-м… Этот пойдёт?» Если бы Рюдзи смог сразу ответить «Да, замечательно, он тебе так идёт», то их разговор бы гладко продолжился… Но хоть он и знал это, Рюдзи чувствовал, что у него что-то произошло с горлом, и комплимент ему сказать не удастся. Какой же я безнадёжный идиот! Рюдзи молча начал себя ненавидеть… Выбирать купальник вместе с Минори — это был такой хороший шанс… Я о таком не мог даже мечтать! Но фантазии Рюдзи разбивались о суровую реальность. Конечно, Минори не заметила его разочарования. «Хм-м… Низ не слишком узкий?» 30 градусов… Она сложила руки буквой V и примерила к низу живота, после чего сразу вернула купальник на вешалку. Медленно двигаясь вдоль купальников других марок, Минори спокойно сказала: «А, да, я тут думала. Школьная форма и спортивная одежда Такасу-куна всегда такие опрятные. Они же у тебя всегда выглажены, да?» «Э?..» Н-неужели она… меня хвалит?! Это произошло слишком неожиданно, и мысли Рюдзи совершенно перепутались, но он всё равно изо всех сил старался оставаться спокойным, глядя на профиль лица Минори. «П-правда? Ну… это оттого, что моя мама обычно на работе, вот мне и приходится заниматься этим самому. К тому же, не сказал бы, что мне не нравится это делать…» «Надо же~! Поразительно! Так ты в самом деле выполняешь всю работу по хозяйству?» Ощутив, что лицо тут же стало горячим, Рюдзи отвернулся в сторону, притворяясь, что просто смотрит на купальники. Он даже, сам того не замечая, схватился за «груди» ближайшего манекена. Однако, Минори выдала нечто ещё более сенсационное: «Тайга сказала мне: „Рюдзи действительно знает, как вести хозяйство!“ и „Ему известно так много всякого разного, чего я и не знаю, разве не удивительно?“ Услышать, как Тайга хвалит парня… Точнее, я вообще в первый раз слышала, чтобы кого-то хвалила! Так что я была просто потрясена». «…» «Ах, Такасу-кун, ты что! Это же манекен, сожмёшь его хоть немного крепче — и можешь раздавить!» «Т-Тайга… хвалила… меня?» Рюдзи казалось, что его глаза сейчас выскочат из орбит. Как может произойти настолько невероятная вещь? Невозможно! Тайга всегда зовёт меня развратным псом! Как может хвалить меня кто-то, кто постоянно обращается со мной, как с собакой? Ага!… Понял! Глаза Рюдзи сверкнули, когда он подумал об ответе, который ему было легче принять: Минори врёт. Даже если это и не полностью ложь, всё равно, это просто смешно… И всё потому, что она постоянно надеется свести меня с Тайгой. «Так я и поверил». «Не веришь? Хм-м, что ж, это твой выбор — верить или нет~». Минори с лёгкой улыбкой пожала плечами, прошептав: «Ну и зря~». Не могу же я поверить в невозможное. Пусть даже это слова той, которая мне нравится. Верно, Тайга? Как такое может быть? Нет причин этому верить, так? Особенно при том, что мы в последнее время не слишком ладим, я никак не могу представить, что она меня хвалит! Его размышления прервал голос: «Как вам этот купальник, а?» Рюдзи и Минори повернули головы… «О-о!» «Ва-а!» «Хе-хе». Лёгкий наклон головы и смущённая улыбка. Ослепительное зрелище, открывшееся перед ними, заставило их тут же забыть, что они находятся в торговом центре. Ни одного лишнего волоска не было на чистой, молочно-белой коже, такой гладкой, что это казалось нереальным. «Ничего так, правда? Вот интересно, это не будет странно смотреться? Как думаете, я в таком простом купальнике не буду выделяться? Так неловко, что придётся ходить в нём на глазах у парней!» Каждый раз, как они хлопали глазами, блеск тысячи маленьких звёздочек заполнял весь их обзор… «Ничего себе, как ноги могут быть такими длинными?! Прямо глаз не оторвать!» …Минори потеряла голову. Рюдзи был с ней солидарен. Как ни посмотри, это просто не поддаётся логике. Ами, встряхивая волосами, смотрела широко раскрытыми круглыми глазами, как будто искренне озадаченная. «Э~? Но я же выбрала самый обыкновенный! От чего же тут „глаз не оторвать“? Не понимаю, странно. Как же так?» Лишь несколько недель назад обнаружилось, что она скрывает жирок на животе. Сейчас её живот стал значительно стройнее. Возможно, так было потому, что она больше не переедала из-за стресса; линии её тела теперь были потрясающе прекрасными. Её тело облегал вполне взрослый купальник, который продолжался её длинными снежно-белыми ногами и тонкими, нежными руками. Высокая и стройная фигура, небольшое симпатичное лицо, плюс пара сверкающих глаз — образа такой феи из мира грёз было почти достаточно, чтобы задержать биение сердца. Так вот что значит профессиональная модель?.. «Вот странно, правда, не понимаю!» Ами снова стала перед зеркалом и оглядела купальник, который носила. Рюдзи и Минори были совершенно ошеломлены. Это ведь слишком… безупречно? Её ноги слишком длинные! Слишком стройные! Слишком белые! Слишком красивые!…… Как будто пробудившись ото сна, Минори сделала шаг к Ами. «К-Кавасима-сан! Какая марка купальника? Не то, чтобы я желала купить такой же, как у тебя, но мне бы тоже хотелось выглядеть стройной! Так что я возьму ту же марку!» «Таких ещё в примерочной полно~. О, как насчёт того, чтобы мы с тобой носили парный набор, а, Минори-тян?» «Нет, спасибо, надеюсь, ты понимаешь». Ни за что не позволю тебе затмить меня! Минори повернулась к той секции, куда показала Ами, и унеслась прочь. «Хе-хе…» Глаза Ами, ещё недавно глядевшие в зеркало, вдруг изменились… Вот оно, — подумал Рюдзи, невозмутимо стоя и наблюдая за невероятным превращением. Ами быстро выбрала самую привлекательную позу — одну руку положила на пояс, другую поднесла ко рту, и медленно наклонилась вперёд, чтобы подчеркнуть грудь. «Плохо дело, совсем плохо… Ами-тян такая, такая, ну така-а-ая милая! Но это даже пугает! Разве можно Ами-тян быть настолько милой? В этом году Ами-тян ещё милее, чем в прошлом, сегодня она милее, чем вчера! Интересно, насколько милой и красивой может стать Ами-тян? Даже этот купальник… Этот простой и обыкновенный купальник, он даже стОит каких-то жалких 10000 иен! Ах… Если бы это было симпатичное бикини, во сколько раз милее стала бы Ами-тян?» Кажется, она была вполне довольна собой. «Боже, даже самой Ами-тян страшно от одной этой мысли… Выйдет ли из Ами-тян гравюрная модель? Прятать такую фигуру — преступление, тебе не кажется? Так и думала. Эй, Такасу-кун, ты со мной согласен?» «Тебе в этом не стыдно разгуливать? Мы же в магазине, помнишь?» «А~? Да ты шутишь, Такасу-кун? Ами-тян така-а-ая~ милая, чего ж тут стыдиться? Если кто-то увидит Ами-тян — считай, им сегодня крупно повезло! Ами-тян уже подумывает, не стОит ли брать по 3000 иен с человека~. О, а как насчёт 3000 иен в секунду за один взгляд?» Медленно поднимая руками вверх длинные волосы, Ами уже отбросила ангельскую маску, насмешливо глядя своими холодными, ясными глазами и не скрывая дразнящей улыбки. Так ведут себя тщеславные девушки, прекрасно знающие, что они красивы; на её губах играла издевательская усмешка, однозначно говорившая, что ничего хорошего от неё ждать не стоит. «Само собой, Ами-тян сделала операцию по удалению волос!» Она нарочно показала безволосые подмышки, выставляя свою фигуру напоказ. Это что, дополнительный сервис такой? «Знаешь что…» «Ах-х-х~. Ами-тян и сегодня такая милая~», — сказала она, поглядывая в зеркало. У Ами сегодня просто отличное настроение, кажется, она правда довольна тем, как смотрится в купальнике. Однако, у Рюдзи в этот момент были заботы поважнее… «Э… К-как насчёт этого?… По размеру он мне как раз, но…» — Минори высунула голову из-за занавески на входе в примерочную. «А? Который? Ну-ка, дай глянуть~!» Босоножки, в которых была Ами, цокали по полу, пока она шла к Минори. Э? Который? Рюдзи тоже хотелось «подцокать» к Минори и выяснить это. Но я не могу… Верно?.. Рюдзи притворился, что разглядывает полотенца и водные очки, а сам тем временем подбирался ближе, навострив уши, чтобы подслушать их разговор. «Минори-тян, да выходи уже~! Ты не узнаешь, подходит он тебе или нет, если не посмотришься в зеркало, правда ведь?» «Э-э-э-э?! К-к-к-к-как я могу? Н-н-н-нет, я не могу!» «Тебе всё равно завтра придётся ходить в нём у всех на глазах!» «Это совсем другое! Кья-а!!!» «Ну вот, разве не миленько? Он тебе так идёт! Никакого лишнего жира у тебя нет, и кожа возле плеч выглядит просто прекрасно, всё замечательно!» «П-п-п… правда? Точно? Точно?» «Конечно! Раз такое дело, давай покажем заодно и Такасу-куну. Мнение парня тоже очень важно. Эй, Такасу-кун~!» «Кья-а! Нет! Ты не можешь, не можешь, не можешь! Не подходи сюда, Такасу-кун! И не смотри!» Галп… Рюдзи прирос к полу секунд на десять. Если она говорит не смотреть, тогда не буду. По его внешнему виду нельзя было догадаться, но Рюдзи вступил в эпическую битву с Демонами Похоти, только лишь его глаза опасно светились. В конце концов рассудок привёл его к убеждению, что лучше всё-таки отказаться от идеи притвориться глухим и всё равно подойти. Он до того сильно прикусил плотно сжатые губы, что выступила кровь — признак истинного джентльмена. Только после того, как он почувствовал, что Минори вернулась в примерочную, Рюдзи решил, что повернуться уже безопасно… «Странно». «Ч-что странно?..» По-прежнему в купальнике, Ами уставилась на Рюдзи и даже не озаботилась скрыть коварный блеск глаз, проницательных, как рентгеновские лучи. «Кажется, Такасу-кун не может спокойно смотреть на Минори-тян в купальнике… Хм-м…» «Чего?! Конечно, нет! Она сказала мне не смотреть, вот я и…» «Зачем же так нервничать? Забудь! Пойду сниму этот купальник». Ей, наверное, не интересны мои оправдания? Ами сняла свои босоножки на высоких каблуках и босиком ушла в угол с купальниками. Что она задумала? Теперь один Рюдзи остался стоять в магазине… Такое ощущение, что… Он стал замечать направленные на него взгляды продавцов и других покупателей. В самом деле, ученику старшей школы было довольно опасно одному находиться в углу с женскими купальниками. Рюдзи начал отчаянно оглядываться в поисках помощи… «Совсем забыл, а где Тайга?» Только теперь он заметил, что девушка, которую он настолько привык видеть каждый день, исчезла. Четыре примерочных расположены в разных углах здания, одна из них пуста, две других заняли Минори и Ами, а это значит… Направляясь к оставшейся примерочной, он заметил внизу занавески пару знакомых туфель миниатюрного размера. Что там у тебя, Тайга? Ты всё это время была здесь? Только Рюдзи собирался это сказать, как занавеска приоткрылась на несколько сантиметров, и появилась голова — это действительно была Тайга. Её глаза пошарили кругом, как будто что-то разыскивая, рот был вытянут в прямую линию, а брови нахмурены в каком-то неясном беспокойстве. По этому выражению было ясно, что она зашла в тупик и нуждается в помощи. Как раз, когда Рюдзи раздумывал, стоит ли ему первому к ней обратиться… «Рюдзи…» Тайга его заметила. Она заговорила первой, её лицо скривилось от возмущения, но она всё же выставила снежно-белый палец и позвала Рюдзи. Получив напоминание о «холодной войне» с ней, Рюдзи не ждал ничего хорошего, но всё-таки спросил: «Что?» Даже зная, что из этого не выйдет ничего хорошего, я всё равно решил ответить на оклик… Для собаки это печальная неизбежность, наверное? «Ничего! Просто подойди сюда… Ближе! Ещё! Сюда!» Тайга тревожно хмурилась. Озираясь по сторонам, она настойчивым шёпотом подзывала Рюдзи и энергично махала ему рукой. Он покорно пошёл к примерочной, и с каждым шагом его подозрения всё усиливались… «…Ты чего… Неужели ты там совсем голая… ОГО?!» На Рюдзи набросились внезапно и без предупреждения. «Умф!» Неожиданно появившаяся рука втащила его в примерочную. Занавеска быстро задёрнулась, как захлопнулась бы над пойманной добычей Венерина мухоловка, и стало темно. Рюдзи был слишком напуган, чтобы издать хоть звук. Потеряв равновесие, он треснулся об зеркало и упал на пол. «Ох… Нафига это было нужно?!» «Заткнись! Хочешь, чтоб с тобой поступили, как с извращенцем?!» Рюдзи вдруг понял, что делит узкое, футов девять, пространство с Тайгой, которая сидела на полу, аккуратно одетая в школьную форму (а не «совсем голая», как он думал). «Я… уже не знаю, что и делать!» «П-п-погоди…?!» «Ва!» Тайга схватила Рюдзи за плечо, её глаза вдруг покраснели. Ну вот, заплачет сейчас. «Ну, что ещё? Что стряслось?» Сидя на корточках на тесном кусочке пола, Рюдзи понизил голос, всё время пытаясь заглянуть Тайге в лицо и успокоить её. «Не плачь! А то Кусиэда и Кавасима не так поймут!» «…Н-н-но я… уже не знаю, какой выбрать!» Когда он осмотрелся внимательнее, то заметил, что они окружены кучей чёрных и тёмно-синих купальников. Каждый из них был вывернут наизнанку, похоже, она их уже все примерила. «Ты просто не могла выбрать, какой надеть, верно? Чего здесь плакать-то? Кошмар, погляди, как ты тут всё раскидала…» «У них у всех что-нибудь не так!» Тайга яростно помотала головой, она была на грани истерики. Ещё немного, и она начнёт всё крушить. «Понятно… Ладно, ты только успокойся и не плачь! Что тебя не устраивает? Стиль? Цвет? Или хочешь, чтобы я для тебя выбрал?» Рюдзи подсознательно переключился в деликатный режим, однако Тайга ещё сильнее замотала головой: «Всё это здесь ни при чём! Дело в… размере! Размер не тот!» Вот теперь ясно… Рюдзи, наконец, понял. Требовать от человека с пропорциями первоклашки надеть взрослый купальник — это уже перебор. «В таком случае… Как насчёт купальника детского размера?» «Нет уж! Прекрати повторять за Кавасимой Ами!» — слабым голосом простонала Тайга и подняла полные слёз глаза. «Кстати говоря, не лучше ли было тебе спросить об этом Кусиэду или Кавасиму, а не меня?» «Разве не ясно, что я бы так и сделала, если б могла?! Но они обе нашли размеры, которые им подходят, мне слишком стыдно оказаться единственной, кто не смог! Как бы я, по-твоему, это сказала?! И кстати, эту двуличную уродину можно вообще в расчёт не брать!» «Хоть ты так и говоришь, мне-то откуда знать, что делать… О, как насчёт этого?» Пока Рюдзи аккуратно натягивал купальники обратно на вешалки-каркасы, он обнаружил купальник гораздо меньшего, чем все остальные, размера. «У-у-у… размер XS. Этот же должен быть достаточно маленьким? Хочешь примерить? Или этот тоже не подходит?» «Его я уже мерила, он… как бы, обычный! Проблема в… как сказать… определённой части тела…» Её голос становился всё тише и тише, так что конец фразы был почти неслышен. «Тогда он должен подойти, верно? Если размер не слишком сильно отличается, я подошью для тебя. О, этот тоже XS… Нет, кажется, не пойдёт, он больше». Из дюжины или около того купальников Рюдзи выбрал три особенно маленьких. Для Тайги эти три все были «обычными». «В таком случае выберем один из этих трёх!… Ага! Как тебе этот? Цена приемлемая, и материал довольно прочный… Хм-м, его можно полоскать в сухом очистителе, верно?..» Внимательно сверившись с ярлычком способа стирки, Рюдзи отдал купальник Тайге со словами: «Думаю, это то, что нужно!» Удивительно, но Тайга послушно его взяла. Её взгляд блуждал между Рюдзи и купальником в её руках. «Эм-м… Ага… этот… конечно, лучший…» Эх-х… Вздох всколыхнул атмосферу задумчивости, и похоронное настроение заполнило узкую примерочную. …Давайте заскочим в Судобу! Но приглашение Минори и Ами было отвергнуто Тайгой. В результате, поскольку Рюдзи не радовала перспектива одному идти с двумя девушками, у него не было выбора, кроме как пойти домой вместе с Тайгой. По дороге Тайга не проявляла ни единого признака возбуждения или раздражения, чего не бывало уже довольно давно. Она всего лишь тихо сказала: «Ты мог бы пойти с ними…» * * * Слава богу, она совсем не раздражается и не злится. По какой-то причине настроение Тайги изменилось к лучшему. Только к шести часам вечера Рюдзи понял, как он ошибался… «Эй! Ужин готов…» «…» «Мисо-суп тоже получился отличный! И ещё потом у нас будет пудинг!» «…» Она не только не стала помогать с ужином, но и вообще всё, что делал кружевной, похожий на лохматый шар, объект под названием «Тайга» — это лежал на маленьком столике и игрался с листком салата, который был прикреплен к птичьей клетке и свисал вниз. Глядя в никуда, она время от времени ещё и глубоко вздыхала. Её даже не волновало, что её длинные волосы взлохмачены, проще говоря, Тайга теперь переключилась в «режим меланхолии». Озабоченно наблюдая за ней со стороны, Рюдзи извлёк фамильное сокровище их семьи — кусок огурца, маринованный в рисовых отрубях, — и порезал его, в то же время размышляя: Если так пойдёт, Инко-тян ещё намучается. «…Хо… шешь?..» Инко-тян легонько толкнул лист салата, с которым играла Тайга, в её сторону. Этот голос… Он пытался сказать «хочешь»? «…Нет…» Тайга слегка помотала головой. …Тайга разговаривала с Инко-тяном. Даже птица беспокоилась за Тайгу, но в данный момент Тайга была такой же бессильной, как утопленник в морских глубинах. Даже её рассеянный взгляд лишился своего обычного блеска. Такая меланхолия, должно быть, значит, что она не просто злится на саму себя, а вообще полностью сдалась. Эта внезапная депрессия озадачивала Рюдзи… хотя кое-какие идеи у него были. Рюдзи знал, что это как-то должно быть связано с купальниками, но он не понимал, почему она из-за этого пришла в такое уныние. Купальник мы ведь уже купили? «Т-Тайга… Этим вечером я хочу попробовать приготовить одно блюдо из курицы. Хотя я его делаю первый раз, всё должно получиться…» «…» «И ещё я добавлю майонез!» «…» Даже это не смогло разбудить её аппетит. По крайней мере прошлым вечером в своём режиме «холодной войны» она выглядела нормально. Ничего нет хуже этой тоскливой атмосферы. «О, нет~! Опаздываю, опаздываю~! Как же я могла забыть, что сегодня та девушка придёт брать интервью~! За 15 минут нужно собраться и выйти!» Мать Рюдзи, Ясуко, суетливо и шумно носилась по комнате. «А?! Ты чего делаешь? Ешь скорее… Ого! Сегодняшний наряд потрясно смотрится!» «П-р-а-в-д-а~?» Услышав слова своего сына, Ясуко счастливо улыбнулась и хихикнула. Затем подняла руки и вытянула их к потолку. Она пытается изобразить букву Y в имени «Yasuko»?Она даже ногу подняла. Может, она показывает логотип Glico? Насчёт второго предположения Рюдзи тоже не был уверен. Ясуко, которой на вид нельзя было дать больше тридцати, носила белую мини-юбку, столь короткую, что почти было видно ягодицы. Грудь размера F безостановочно раскачивалась на переднем плане её стройной фигуры. …Женщинам, должно быть, нелегко ходить с этими двумя мягкими штуками, свисающими спереди… Как раз, когда Рюдзи об этом размышлял… «Кья-а! Тайга-тян, какая ты развратница! Вот так лапать людей…» Тайга, которая вроде бы должна была лежать на полу, вдруг выпрямилась, как будто ей неожиданно пришла в голову какая-то мысль, встала и начала щупать подпрыгивающие груди Ясуко. «ТАЙГА! Прекрати домогаться чужой мамы!» «Ах~, ничего, ничего, Рю-тян! Раз Тайга сегодня больше не выглядит жутко, Я-тян счастлива! Хи-хи!» Тиск, тиск, тиск, тиск… Хотя Тайга продолжала ласкать упругую грудь Ясуко, её глаза были мутными, как у дохлой рыбины. «Я больше этого не вынесу, хватит! Серьёзно… давай уже, ешь, и хватит играться с грудями!» Рюдзи втиснулся между ними, в то же время грациозно расставляя на низком столике тарелки. «Время ужина!» Ясуко послушно взялась за палочки; Тайга молча села. «Покушаем~! Ух ты! Выглядит аппетитно! Я-тян любит Рю-тяна больше всех!» Груди Ясуко продолжали трястись, пока она по-детски улыбалась под своим идеально наложенным макияжем… «Уа-а~». «ЭЙ!» Теперь Тайга тыкала груди Ясуко своими палочками. Когда Ясуко в спешке унеслась вместе со своей единственной и страшно дорогой сумочкой от Шанель, дом семейства Такасу погрузился в неловкое молчание. Как всегда, Тайга покончила с ужином и лениво разлеглась на татами, созерцая швы между потолочными досками… Или скорее, она просто таращилась на то, что было перед глазами. Рюдзи вымыл тарелки и вытер руки, украдкой наблюдая за Тайгой, которая вела себя странно. Да что с ней такое? С ней всё в порядке? Хоть я и беспокоюсь, но она уже не такая агрессивная, как вчера, и теперь от неё никакого вреда, так что я, наверное, могу оставить её в покое… «М-м… Тайга, ты уже приготовила всё, что нужно для завтрашнего урока плавания? Полотенце в сумку положила? И кстати, давай, я подошью купальник, который мы сегодня купили». Рюдзи всё-таки решил заговорить об этом. Видя её тусклое, безжизненное, бледное лицо, он не мог заставить себя молчать. Это было сложное чувство, как будто видишь, как заболевает бродячая кошка, которая постоянно приходила, чтобы утащить с кухни еду… Он не пытался лезть не в своё дело и сочувствия тоже не испытывал. «Ну, так как?» Но Тайга притворилась, что не слышит, и повернулась к Рюдзи своей крошечной спиной. «Давай я его для тебя подошью, ладно? Ты же говорила, что он не подходит? Но если и так нормально, тогда не буду». Тайга продолжала лежать спиной к Рюдзи и просто тихо ответила: «Слишком много болтаешь». Холодный ответ, и ни слова больше. Несмотря на глубокие ранения, тигр оставался тигром и был способен найти и пронзить, как иглой, самое чувствительное место в сердце. Даже жертве вроде Рюдзи стало бы больно. Я уже сделал всё, что только мог, хотя и не слишком в этом разбираюсь. Я даже согласился подшить купальник до нужного размера… Я сделал всё это, только чтобы подбодрить приунывшую Тайгу, раз уж я немного беспокоюсь о ней… И после всего этого, что это за ответ «Слишком много болтаешь»?! «Ты…» Ещё и все эти недавние затаённые обиды… Из-за выходки Ами Тайга видела, как мы обнимаем друг друга, но почему я должен терпеть её язвительные замечания?! Не говоря уж о том, что сама она не признаёт, что критикует меня, и не признаёт, что злится, а вместо этого спрашивает, с чего бы ей на меня злиться. Хоть она и говорит так, но уже много дней я только и вижу, что кислую физиономию, а теперь это… «Ты достал…» Довольно. Глаза Рюдзи сузились, как у кобры, хотя он не собирался устраивать конец света, просто его терпение лопнуло. «О, да неужели? Тогда и голову больше забивать не буду! И заботиться о тебе тоже не буду! Вперёд, можешь завтра надеть этот купальник, ну и пусть он не подходит!» «Завтра я в школу не собираюсь, так что без разницы…» «Хочешь прогулять или ещё чего — на здоровье! Мне плевать, если тебе придётся остаться на второй год! Бесит просто! Только о себе и думаешь, да? Почему я должен сносить такое отношение только лишь потому, что случайно обнял Кавасиму?! Кто угодно скажет, что ты злишься!» Тайга встала. Механическая кукла, которую считали сломанной, вдруг поднялась, и настроение в комнате мгновенно стало жутким. Рюдзи быстро проглотил то, что хотел сказать. «…Зачем опять было про это вспоминать?» Глаза, обращённые на него, покраснели от ярости, а искривлённые губы были плотно сжаты — до той поры, когда эта пасть раскроется, обнажая белые клыки, готовые рвать добычу. Этот вид покинутой, брошенной куклы был просто ужасным. О, чёрт. Я наступил на мину. «Нет… эм…» Рюдзи поднялся и стал отступать, пытаясь оставаться на безопасном расстоянии. Топ! Тайга промаршировала по татами, шаг за шагом приближаясь к Рюдзи. Эти влажные, сверкающие, большие глаза были полны смертоносных намерений и жажды крови. «Знаешь… Рюдзи…» Он чувствовал, как ледяной сдавленный голос морозным дыханием лижет его шею. «Я уже повторяла это много, много, МНОГО, РАЗ… Меня это не колышет… Я совсем не злюсь… Если я и правда так выгляжу, так это только из-за тебя, из-за того, что ты пытаешься угадать мои мысли так, как будто всё знаешь… Не понятно? А?! Уверен, что тебе действительно не понятно?! А?! А?! А?! А?! А?!» «Ух-х…» Тайга медленно приблизилась, как танк, уткнув руку в грудь Рюдзи, и даже наступила своими босыми пальцами ему на ногу. Теперь Рюдзи больше не мог сбежать. «Давай! Отвечай!» «Что я хочу сказать, так это…» «Довольно! Заткнись! Слушай внимательно, что я скажу! К чертям все эти прошлые случаи! Они к этому не имеют абсолютно никакого отношения! Ясно тебе?!» «Я только хотел спросить… что ты имела в виду под „этим“?!» «Я иду домой». Провопив всё, что хотела высказать, Тайга быстро повернулась и пошла к двери. «А ну стой! Думаешь, можешь так вот выпалить всё, что тебе угодно, а потом просто взять и уйти?!» «Конечно! Заколебал ты меня, понятно?» Рюдзи вышел перед Тайгой, чтобы стать с ней лицом к лицу. Доверившись своей судьбе, он яростно махал руками, пытаясь не дать Тайге сбежать. Всё равно на мину я уже наступил, так что можно и пошуметь, пока она не рванёт. «Приходишь в чей-то дом поесть, сидишь вся в жуткой депрессии, и после этого ты думаешь, что можно просто сказать, что идёшь домой, как будто так и надо?! Это что ж такое?» «Хочешь поныть — иди вниз к домовладелице, тупой пёс!» «Да нафиг! Но я хочу знать, откуда твоя депрессия». «Не твоё дело!» «Почему ты так сильно ненавидишь бассейн?» «Слушай сюда! Это оттого, что я не умею плавать, вот почему я его ненавижу!» «Это не настоящая причина! Ни за что ты не смогла бы сказать это так гладко!» «Цк!» — цокнув языком, Тайга сделала шаг вперёд, наклонив крошечное тело и изящным движением талантливой танцовщицы проскользнув мимо Рюдзи… Или, по крайней мере, она попыталась… «Ва?!» «Вот он, мой шанс!» В такие моменты Тайга не перестаёт разочаровывать. «Ох… Какого чёрта по полу разбросаны соевые бобы?!» Тайга наступила на соевые бобы, разбросанные по татами, и растянулась плашмя, лицом к потолку. Ухватившись за эту возможность, Рюдзи быстро опустил ступню — не на Тайгу, не на бобы, а на её юбку. «Что ты вытворяешь?! Тупая псина! Слезь! От тебя останутся собачьи следы! Убери с моей кружевной юбки свою грязную собачью лапу!» «А нечего говорить, что я тебя достал!» Тайга изо всех сил пыталась встать, но поскольку Рюдзи наступил на платье рядом с её поясом, она, в общем-то, застряла. Каждый раз, как она пыталась отбиваться, её юбка медленно сползала вниз, открывая взгляду её белые бёдра и талию, а также краешек её трусиков. «Чёрт! Кончай дурью маяться! Просто не верится, что ты устроил на меня засаду с помощью соевых бобов!» «Прекрати пытаться замарать людям репутацию выдуманными обвинениями! Эти бобы остались от соевого молока, которое Ясуко делала сегодня утром». «Я-тян?! Она пьёт соевое молоко?!» «С каких это пор ты зовёшь её, как близкую подругу?! ЭЙ! Что ты делаешь, дура?!» О чём она только думала?! Тайга вдруг подкинула бобы в воздух, и поймала их ртом… и съела. Она жуёт бобы, которые сама же раздавила собственной босой ногой! Она прожевала их три раза, прежде чем проглотить. «На вкус гадость! Дай мне их ещё!» «Ты что, сама себе противоречишь?! Головой хоть подумала? Есть бобы вот так, с пола? Отравление заработаешь!» «Хочу пополнить мои запасы соевых белков!» «Чт…» Идея внезапно возникла в голове Рюдзи, пока он смотрел вниз на Тайгу, которая всеми силами пыталась вытащить юбку из-под его ноги. Когда Ясуко сказала: «Теперь я стану пить соевое молоко каждый день~»… «Я-тян видела по телевизору. Говорят, соевые белки помогают грудям расти~! Я-тян будет в большой беде, если её груди усохнут. Так что надо заранее принять меры! Я-тян такая умница~!» Тайга никак не могла решить, какой купальник выбрать, и чуть не плакала в примерочной кабинке… «Дело в… размере! Размер не тот!» Соевые белки… Соевые бобы… Подбирает и тут же их ест… Ненавидит бассейн… Приходит в уныние из-за купальников… «Т-Тайга… Неужели…» «Н-нет… НЕТ! Молчи… Не произноси этого…» В глазах Тайги обозначился страх, когда она схватила его за шерстяной свитер и посмотрела на Рюдзи взглядом, в котором была мольба о пощаде. Потом она прижалась к стене, мотая головой и повторяя: «Пожалуйста, не надо…» Но мне придётся. Придётся сказать, что я думаю. Если я не получу подтверждения своей догадки, то никогда не смогу больше нормально жить с Тайгой, поэтому… «У тебя… плоская грудь?..» «Хи-и…» Раздавшийся этой ночью протяжный вопль, похожий на вой тигрёнка, был основной причиной, по которой домовладелица подняла квартплату для семейства Такасу, доставляя этим Рюдзи бесконечную головную боль… Конечно, кроме него об этом никто не знал. * * * По сравнению со своим угнетённым состоянием не так давно, Тайга теперь выглядела очень весёлой, будто у неё гора свалилась с плеч. После предыдущего происшествия они оба покинули дом семьи Такасу и шли примерно минуту, прежде чем войти в первоклассный многоквартирный дом. Эта квартира, как обычно, всё такая же роскошная, хотя всё равно она слишком большая для одной Тайги. Рюдзи присел на краешек дивана, ожидая, когда Тайга выйдет из своей комнаты, в которой она спряталась, и одному Богу известно, чем она там занималась. Прежде чем закрыть дверь, она предупредила: «Жди здесь. Посмеешь открыть эту дверь — я тебя убью!» Сверкающая люстра тускло искрилась жёлтыми и белыми бликами. В жилой комнате было необычно тихо, в отличие от недавней ситуации в доме Такасу, когда можно было оглохнуть. Хотя эта тишина похожа на затишье перед бурей… «В самом деле… Зачем так волноваться из-за размера груди?» — пробормотал Рюдзи себе под нос, в то же время доставая свою специальную тряпку и начиная протирать стеклянный стол. С тех самых пор, как они повстречались весной, хотя это было не так уж давно, их жизнь складывалась так, что они часто виделись. Про себя Рюдзи думал: Тайга вечно беспокоится обо всякой ерунде. Не так давно Тайга расстраивалась из-за своего имени и крошечных размеров фигуры. Когда они впервые встретились, она чуть не сошла с ума из-за неизменно провальных попыток наладить отношения с объектом своей страсти, Китамурой. А теперь она расстраивается из-за размера груди… Тайга и вообще-то не в меру чувствительная, не говоря уж о том, что заводится с пол-оборота. Её лицо так прекрасно, у неё есть замечательная подруга (Минори), и она живёт в шикарной квартире, чего же ей ещё надо? Нет, пожалуй, эта квартира — тоже источник её подавленности. Рюдзи вздохнул. Он знал: для Тайги эта квартира была свидетельством того, что родители бросили её. Может быть, её конфликт с родителями — это и есть причина её ужасно переменчивого характера? Рюдзи не собирался делать из этого никаких выводов и говорить, что это какая-то «психическая травма», хотя удержаться было непросто. Легко раздражается и впадает в депрессию, невероятно угрюмая, не прочь поплакать, и потом ещё просит помощи сразу после того, как обругала — этот Карманный Тигр безнадёжен. И всё-таки Рюдзи не мог просто так покинуть Тайгу или оставаться в стороне. В нашем мире те, кто считает Тайгу хищником, которому место в лесу, никогда её не поймут. Мне нужно сменить настрой. К тому моменту, как угол стола был надраен до сверкающей чистоты, Рюдзи принял решение. На этот раз я должен остаться на стороне этого психованного и склонного к меланхолии тигра. Я — дракон, а ты — тигр… Дракон — единственный зверь, который может сравняться с тигром… Он даже сделал подобное громкое заявление. Рюдзи не мог заставить себя бросить Тайгу, поэтому ему придётся также всячески оказывать ей и моральную поддержку. Точно! Проблема не в размере груди. Дело в широте души! «Рюдзи…» «Э?!» «Ну и как?..» «А-а… эм-м…» Нет… э-э-это… всё-таки… но… Потрясённый представшим перед ним зрелищем, Рюдзи от неожиданности свалился с дивана. Тайга вышла из-за двери в спальню. Она надела темно-синий купальник, который только сегодня купила, даже не оторвав бирку, что должно было говорить о её глубокой подавленности Длинные волосы в районе талии укрывали её крошечное тело. В рассеянном свете её бледная кожа сияла жемчужным перламутром. Вероятно, из-за её роста все просто решили, что пропорции её тела должны быть такими же, как у ребёнка. Никому и в голову не могло прийти, что у неё на самом деле узкая талия. «Чего это ты киваешь?» Хотя она выглядела угрюмой, её прекрасное лицо, изысканное и утончённое, как хрустальное изваяние, теперь было ещё ослепительнее. Вид Тайги в купальнике способен был пробудить у кого угодно неодолимое желание нарядить её, как куклу. Но всё-таки… «Они и правда выглядят… немного плоскими…» Грудь Тайги была придавлена плотной тканью купальника. Кажется, под её белой кожей возле ключицы была небольшая выпуклость. Она не совсем плоскогрудая… Скорее они расплющились под давлением. Настоящая причина «плоскогрудости» Тайги — не размер груди, а то, что её груди слишком мягкие. В необходимых местах не наблюдалось никаких выпуклостей. Если она не будет осторожной, есть опасность, что купальник просто свалится у неё с плеч, когда она пошевелится, и это было бы довольно грустно. Проще говоря, лишь «определённая часть тела» была причиной того, что купальник не подходил. «А вкладыши?» «Уже вставила, но… ха-ха, о-они промялись обратно внутрь… ха-ха…» Тайга вздохнула со своей неповторимой «улыбкой без выражения», садясь на кожаный диван, лично спроектированный каким-то известным скандинавским дизайнером. Рюдзи вдруг заметил кое-что странное… «…Ч-чего?..» Рюдзи хотелось выяснить, почему Тайга выглядела такой плоскогрудой, но он обнаружил, что не может просто так смотреть на неё. Её открытая кожа была тонкой, как хрупкий стеклянный сосуд, а её талия была такой узкой, что казалось, она может сломаться, если к ней прикоснуться. Она была стройной, но вовсе не тощей. Вид её женственной фигуры пробудил в Рюдзи необычное ощущение, которое пугало даже его самого. Так вот её рассматривать — это просто святотатство… Я не могу сделать нечто подобное, я бы сам себе был противен. Рюдзи решил отгородиться от желания уставиться на неё. «Плоская, да? У меня там ничего нет… Вот почему я ненавижу бассейн…» Тихий голос Тайги просто влетал в левое ухо Рюдзи и вылетал из правого. Когда Ами надела купальник в магазине у станции, она и правда смотрелась прелестно. У неё отличное тело, и фигура без единого изъяна, от всего этого люди теряют голову и начинают фантазировать. Но такого чувства, как сейчас, не было. Может, это как-то связано с тем, что она известная модель? Когда чужие взгляды — часть профессии, пусть даже она тогда была не на работе? Или, может, это оттого, что она красивая почти на грани возможного? Н-но, проблема в том, что… «Рюдзи? Ты вообще слушаешь?» Стоя перед ним и безотрывно глядя на него, Тайга была настолько материальной, насколько вообще было возможно. Если просто взять и схватить её, можно даже почувствовать, что температура её тела — 36.6 по Цельсию. «К… короче, почему бы тебе для начала что-нибудь не накинуть? А то ещё простудишься». Тайга кивнула в ответ на распоряжение Рюдзи и вернулась в свою комнату за купальным халатом. Видя, как закрывается дверь спальни… «Ха-а, ха-а, ха-а, ха-а, ха-а…» Рюдзи яростно потёр лицо. Да что же происходит?! Почему я чувствую себя так странно?! Не говоря уж о том, что я чувствую себя жутко виноватым, настолько, что дрожу… Я ведь даже ничего не сделал! Так почему же?! «Вплоть до прошлого года я никогда не была так расстроена, — сказала Тайга, надев халат. — …Или точнее, раньше я никогда даже не сознавала, что у меня плоская грудь, потому что в начальной школе у нас никогда не было уроков плавания». Рюдзи наконец очнулся от шока и с огромным вниманием слушал рассказ Тайги. Хотя это была её квартира, но чай и закуски приготовил Рюдзи. «В прошлом году я, как и все остальные, ходила на уроки плавания, но сразу после последнего занятия обнаружила кое-что… Фотки, где я в купальнике, которые незаметно наснимали парни из других классов, ходили по рукам». «Понятно. Поверить не могу, что они такое сделали…» «Конечно, я пошла прямо в комнату кружка фотографов и объяснила им, что к чему». «Значит, это из-за тебя кружок фотографов так внезапно распустили?» «Вот фотки, которые я изъяла… Когда увидишь их, наверняка сможешь понять мои страдания». Получив в руки фотографии, Рюдзи перевернул их лицевой стороной. «Ого! Это уж слишком жестоко!» «Хнык~». У Тайги на фото волосы были гораздо короче, чем сейчас, и были собраны на затылке, а сама она со скучающим видом стояла у бассейна. Кто-то нарисовал фломастером стрелку, указывающую на грудь её купальника. Рюдзи не знал, сделал ли это тот урод, который сделал фотографию, или тот гад, который её продал, но всё, что он видел — это написанные на фото слова: «Жалкая грудь». «Жалкая грудь… Их называют жалкими! Только тогда я и осознала, насколько безнадёжно плоская у меня грудь!» «Эй… минуточку! Так думает только этот парень…» «А разве не так?! Когда я посмотрела в зеркало, даже я сама подумала, что грудь у меня непоправимо плоская! Ух, чёрт бы всё побрал!!!» Тайга заплакала от безнадёжности, потом растянулась на столе и сказала: «А теперь я должна показаться с этой плоской грудью перед Китамурой-куном… Сколько сейчас времени? Уже больше девяти? До начала урока плавания осталось всего 12 часов… Я… не хочу идти…» Глаза Рюдзи мерцали ужасным блеском, как острое лезвие, и он молчал. Он не пытался исподтишка наброситься на едва одетую Тайгу, он просто молча размышлял… «Хорошо. Я что-нибудь придумаю». «Э?..» Тайга подняла голову и встретилась глазами с Рюдзи. Он отчётливо кивнул ей. «Я ведь уже сказал, что подгоню для тебя по размеру? У меня есть план. Одолжи мне этот купальник на ночь, пришло время поработать в ночную смену. Я сделаю так, чтобы ты без проблем могла прямо и уверенно стоять перед Китамурой!» «Р-Рюдзи…» Беззащитный блеск, которого не было видно уже почти неделю, снова появился в глазах Тайги. Она не отрываясь уставилась на Рюдзи, хлопая глазами, как невинное дитя. «Ты серьёзно? Почему ты помогаешь мне?» «Разве я тебе уже не говорил? Я — дракон, а ты — тигр… вот и всё». …Как будто я мог сказать ей, что делаю это затем, чтобы загладить вину за те дурацкие мысли насчёт неё. * * * «Ну, хватит уже, тебе пора идти спать». «Нет. Хочу остаться, пока ты не закончишь». Двое вернулись в жилище Такасу и вели теперь в тесной квартирке первый за долгое время серьёзный разговор. На самом деле, разговор был больше, чем просто «серьёзным». «Я не усну, пока ты не закончишь работать над ним. Для начала поиграю в какие-нибудь игры». «Тайга… Ты…» Тайга одарила Рюдзи невероятно тёплым взглядом, который нельзя было описать, как просто «серьёзный». До этого случая с Ами Тайга никогда не разговаривала так мягко. Более того… «Кажется… я была… резкой и плохо себя вела… Так что… извини…» …Как бы оно не надоело, до того даже, что почти хотелось его бросить, этому яйцу с толстой скорлупой однажды суждено было открыться, давая жизнь чудесной птичке. Как человек, который никогда не мог устоять перед сентиментальными семейными сериалами, Рюдзи от этой почти материнской теплоты едва не прослезился. Кроме того, это помогло смыть лёгкое чувство вины, которое ещё оставалось в его сердце. Было полчетвёртого утра, а Рюдзи продолжал подшивать и подтягивать купальник, не жалея сил. «Э?.. Секундочку! Ого! Ну нифига себе!» «Рюдзи, работай, не отвлекайся…» Рюдзи повернул голову и увидел, как на экране телевизора появились слова «36 COMBO» — такого он в этой игре никогда раньше не видел. Глава 3 «Вчера вечером, пока был в ванне, я заметил, что пупок у меня выглядит каким-то грязным, и я попросил сестру дать мне ватный тампон, смазал его маслом и стал оттирать пупок. И теперь он весь красный… Думаешь, это будет бросаться в глаза? Эй, Нотик! Как думаешь, мой пупок выглядит грязным?» «Как будто кто-то станет обращать внимание! Вот мне есть, о чём беспокоиться! Тебе не кажется, что у меня волосы под мышками слишком длинные и густые? Их видно, даже когда руки опущены! Это ведь выглядит странно? Мне даже пришлось подстричь волосы на груди! Эй, Такасу, давай глянем на твои подмышки!» «Хватит уже!.. Нормально ты выглядишь, ясно? И вообще, есть куча способов закрыть пупок и подмышки… Что меня волнует, так это… Ребят, вам не кажется, что у меня соски чёрные? Не станут ли они ещё темнее, если побудут на солнце?» Эх… Это был разговор троицы старшеклассников: простоватого Харуты с его длинными волосами, Ното, державшего очки в чёрной оправе, обёрнутые полотенцем, и Рюдзи, который своими дикими глазищами пялился на соски всех остальных одноклассников, одетых в плавки. Он не собирался их избивать, он просто сравнивал цвет их сосков с цветом собственных. Каждый из троих мучился комплексом неполноценности из-за своего тела… «Ух~. Холодная, кажись…» По школьным правилам необходимо было принимать душ перед входом в бассейн, и потому все выстроились перед душевыми кабинками. Вода, льющаяся из душевой лейки, была такой холодной, что кожа покрывалась пупырышками, но альтернативы у них всё равно не было. «Бр-р-р! Ледяная!!!» Ледяная вода безжалостно хлестала Рюдзи по онемевшей, голой коже. Прошлой ночью он поспал меньше двух часов. Интересно, так там дела у остальных? С трудом разлепляя сонные глаза, Рюдзи посмотрел вокруг… «Всё, что от меня требуется — помыть в паху, верно? Разве этого не будет достаточно?» Изо всех сил стараясь, чтобы вода не попадала, куда не нужно, Харута оттопырил плавки и намочил только эту часть водой, при этом извиваясь и вопя. Ното же с другой стороны… «Вай! Холодно! Помню, кто-то в начальной школе однажды сказал: „Медитировать можно, только стоя под ледяным душем“!» Удивительно, что он был способен говорить такие пустяки, в то время как у него стучали зубы… В этот момент кто-то совсем рядом с Ното воскликнул: «Стоит только тебе успокоить разум — и вода покажется теплой! Намо… Амитабхая… Будхая…» «Значит, такой человек есть и в старшей школе!» Почему-то не замечая, что он по-прежнему в очках, классный староста Китамура Юсаку скрестил руки, как ниндзя, стоя под душем. Он что, идиот? Незаметно для себя Рюдзи, как и другие его одноклассники, отодвинулся подальше от своего лучшего друга, уставившись на него и не веря своим глазам. «Ах! Мои очки!» Струи воды смыли очки у Китамуры с головы, заставив медитирующего придурка-монаха упасть на колени, чтобы выловить очки, пока вода не унесла их в сток… Тайга, ты уверена, что это и есть тот парень, в которого ты влюблена? Отношение парней к Китамуре разительно отличалось от точки зрения девушек. «Ах-х~. Хорошо-то как!» «О! Маруо~! Покажи нам свои бицепсы!» «Бицепсы? Эти, что ли?» Кья-а~! Возбуждённые крики девушек, казалось, делали голубое летнее небо ещё ярче. Погода идеальная! Солнце играет на поверхности бассейна! Лето пришло!!! К нам пришло лето~!!! «Это только те, которые стоят вон там, могли бы так подумать…» «Ага, холодно здесь. Не рановато ли открывать бассейн в июне?» Мрачная троица сидела плечом к плечу на краю бассейна, наблюдая, как ослепительно-красивые девушки кружат вокруг Китамуры. Они болтали ногами в бассейне, позволяя волосам на ногах свободно колыхаться в воде. Поскольку уроки плавания в этой школе были, по сути, временем самостоятельных занятий, то они могли плавать или просто сидеть рядом с бассейном — никто бы им не стал указывать. Перед взорами этой тесной мужской компании девушки, окружавшие Китамуру, улыбались всё радостнее. «У тебя отличный пресс!» — «Точно!» Возможно, к этому имели какое-то отношения его занятия в кружке, но даже глядя издалека, можно было сказать, что Китамура хорошо сложен. Он и так уже отлично смотрелся в своей школьной форме, но без неё производил совсем иное впечатление. Сверх того, когда он снял очки, у него оказалось довольно красивое лицо и глаза, блестевшие на солнце. В целом выглядел он потрясно. «Маруо без очков лучше. Почему бы тебе не попробовать носить контактные линзы?» — предложила плескавшаяся в бассейне Кихара Мая, держа в руках пляжный мячик и посылая Китамуре радостную улыбку. «Эй, я тоже без очков… Почему же мне кажется, что я для девушек — пустое место?.. Они меня вообще видят? Я правда сейчас здесь?» «По сравнению кое с кем, чей взгляд заставляет людей удирать в ужасе, ты намного лучше». «Ну всё, всё! Вы оба, хватит уже вести себя, как будто вы на собственных похоронах!» Сидя между Ното и Рюдзи, Харута опустил руки им на плечи, как бы пытаясь передать им свою позитивную энергию. А в бассейне перед этим жалким трио… «Кья-а! Да ну тебя! Ну прекрати уже!» «Ай! Холодная!» …раздавался смех, слышался плеск воды и счастливые визги девчонок. У Маи, которая шлёпала по воде руками, бОльшая часть длинных, прямых волос была стянута заколкой, а оставшиеся волосы мокро спускались по шее. Выглядела она просто замечательно. На ней был закреплённый на шее купальник, полностью открывающий спину. Её стройные плечи и линия спины сверкали в солнечном свете. «…83 балла!» «Ну вот! Нотик уже выставил оценку выше 80. Хм-м, 85!» «Вам, ребята, и правда нравится Кихара. По мне, так… 77». «Так низко? Хм-м, наверное, Такасу не очень нравятся девушки, которые так смело себя ведут, а?» «Слова „не нравятся“ тут не очень подходят… Скорее „пугают“…» «О да, думаю, мне это чувство знакомо». Друзья Рюдзи тут же согласились, хотя с точки зрения стороннего наблюдателя могло показаться более разумным, что им вообще-то стоило бы бояться Рюдзи. Как бы то ни было, это упущение, похоже, компенсировалось их дружбой… «Маруо сам на себя не похож без очков! Я всё равно думаю, что в них ты выглядишь лучше», — сказала Касии Нанако, ещё одна симпатичная девушка класса 2-С и хорошая подруга Маи. До этого она прогуливалась возле бассейна, а теперь остановилась рядом с Китамурой. «А? Почему ты не заходишь в бассейн, Касии?» — спросил Китамура, получивший свою кличку «Маруо» от девушек в знак их симпатии. С жестом, который нельзя было описать иначе, как элегантный, Нанако покачала головой и ответила: «Когда я намазывалась лосьоном, учитель меня застукал и сказал, что мне нельзя в воду. Вот досада». Так как Нанако плавать не собиралась, её волнистые волосы свободно ниспадали с плеч. Даже родинка рядом с губой смотрелась эффектно. Нанако была чуть более фигуристой, чем Мая, роскошные формы её стройного тела облегал пурпурно-синий купальник, завязанный на плечах в бантики наподобие бабочек. «Желаю это снять! 86!» «Желаю это снять! 81!» «Похоже на узел-бабочку, но они, наверное, прострочены… 85». «Угу…» Все трое кивнули, глядя друг на друга и улыбаясь, несмотря на то, что взгляд одного из парней был гораздо опаснее, чем у среднестатистического извращенца… И тут… «О, вот и Ами-тян! Вот это да! Какая милая! И стройная!» «Извини, Мая-тян. Никак не могла стянуть волосы. Поэтому так долго». Харута стремительно наклонился вперёд, насколько мог. Ното вытащил из полотенца очки и надел их. Чтобы не мешать двум своим друзьям, Рюдзи с неопределённым выражением лица медленно отступил назад. «Как волнующе! Люблю плавать. Со времени нашей первой встречи я первый раз на уроке плавания вместе со всеми. Жду не дождусь, наверняка будет, что вспомнить!» Ами появилась и, сдвинув колени, преувеличенно замахала другим девушкам, сверкая своей невинной улыбкой ангела. Тело, одетое в купальник, который она купила вчера, было настолько безоговорочно совершенным, что никто не мог остаться безучастным. «Я… так тронут!» «Как будто ангела увидел!» Харута и Ното незаметно аплодировали, и один только Рюдзи имел ошарашенный вид… Хе-хе-хе! Сегодня Ами-тян, конечно, всё так же невероятно мила! Узрите же, жалкие смертные! Дозволяю вам пасть на колени в присутствии ангела и лизать мою тень, ведь это, наверное, самый щедрый дар, который вы когда-либо мечтали получить! Ох-хо-хо-хо-хо-хо! Образ настоящей Ами мелькнул в голове Рюдзи, хотя в действительности её внешний вид оставался безупречным, и она ничем не выдавала, что думает на самом деле. «Ах~. Хочу поплавать! Я не была в спортзале с тех пор, как перевелась сюда. Пожалуй, буду плавать, пока сил хватит!» Ами двигалась изящно, как балерина. Размяв руки и ноги, она оживлённо прошла к стартовой тумбе. «Эй! Ами, нужно разминаться как следует!» «Да знаю я, знаю! Юсаку, иногда ты такой занудный», — беззаботно ответила Ами на совет своего друга детства. «Ух ты… божественно!» Восторженный возглас Харуты была вполне понятен, когда Ами, как рыбка, нырнула в воду. Все ждали, что она быстро вынырнет. Но вместо этого она разогналась, и на одном дыхании грациозно проплыла 25 метров. Стало ясно, что она не новичок в плавании. Потом она коснулась стенки бассейна, элегантно развернулась и проплыла назад баттерфляем. Даже Рюдзи был охвачен благоговейным трепетом. Она была быстра, как дельфин, её движения были грациозны, и даже водные брызги от ударов её рук по воде сверкали, как алмазы… «ХА! Ох… глаза так болят без водных очков!» Когда Ами, немного переведя дыхание, выбралась из бассейна… «Э? Что происходит?» Все разразились бурными аплодисментами. Глаза Ами расширились, и она наклонила голову, как бы в беспокойстве — это означало, что она прекрасно понимает, что эти рукоплескания были наградой за её недавнее выступление. «Э~? Ну, в самом деле… прекратите~. Это так смущает! Мне удаётся поплавать только на работе, вот и всё… Это я должна похлопать всем вам за вашу доброту!» Ами, заливаясь румянцем, начала хлопать, вызывая этим новый шквал восклицаний в толпе. «Такая очаровательная!» — «Такая великодушная!» — «Ами-тян — просто ангел!» «Ну надо же… Я так рад быть в одном классе с Ами-тян! Верно, Нотик? Верно, Такасу? Эй, Такасу, что с твоими глазами?» «Да ничего, они всегда такие…» «Ну, в общем… Бассейн — и правда чудесное место!» Ното теперь со счастливым видом бил ногой по воде, от чего брызги попадали на его очки. Соглашаясь с его заявлением, Харута и Рюдзи тоже начали молотить по воде ногами. «Чудесное место!» «Чудесное место!» …Лето, наконец, настало. Вот такие у нас уроки плавания. Наверное, нет урока лучше, чем этот! Другими словами, это — как вишенка сверху на сливочном мороженом! Обычно мы видим девушек только в школьной форме, и можем только фантазировать, какие у них фигуры. Кожа рядом с грудью, внутренняя поверхность бёдер, ягодицы и подмышки… Мы всегда фантазируем. Это единственное время года, когда мы можем полностью оценить их внешний вид. Не говоря уж о том, что, поскольку этот урок плавания — по большому счёту время сплошных игр и развлечений, то здесь не бывает никаких занудных экзаменов и никакого деления классов в соответствии с оценками. Для школьников нет большей радости, чем получать наслаждение от такой приятной физкультуры. И при этом Ами, Мая и Нанако — не единственные девушки в классе. «Хм-м… 10, 10, 15, 20… Вон у той группы вообще никаких шансов! Им нужно стараться получше…» И это ещё не всё… «55, 54… Хм-м… 48. Почему девушки с одинаковым уровнем симпатичности всегда собираются вместе? Нда, эта группа — всего лишь выше среднего!» Так что, наше дело — сидеть здесь и безжалостно раздавать оценки и комментарии? «Кстати, что Койгакубо здесь делает? Она разве не учитель английского?» Проследив за взглядом Ното, они обнаружили Койгакубо Юри (29 лет, не замужем) в спортивной одежде. Кроме того, в руках у неё был зонтик, она была в перчатках, шляпе и солнечных очках — короче, у неё было всё, что используют для защиты от солнечного ультрафиолета. В данный момент она стояла среди девушек, сидящих на краю бассейна, и наблюдала за тем, что там делается. Харута поднял голову, чтобы получше её рассмотреть, затем улыбнулся. «Наверное, охотится за Мускулом Куро!» Харута мотнул подбородком в сторону учителя физкультуры — мужика с удивительной кличкой (По-моему, его зовут Курома… как-то-там. Не могу толком вспомнить.) Тот расслабленно улёгся у бассейна всей своей загорелой мускулатурой, вероятно, для того, чтобы она загорела ещё больше. Глаза их одинокой классной за солнечными очками не отрывались от его излучающей надёжность спины, которая блестела от лосьона… Пожалуй, так и есть. Рюдзи не мог не вздохнуть. «Она и правда выкладывается по полной. Хотя смотрится жалко…» «И то правда. Согласно моим секретным источникам, день рождения Юри в сентябре. Наверное, она планирует первый месяц походить на свидания, а на второй месяц выйти замуж, как раз перед тем, как ей стукнет 30… Во всяком случае, я так думаю. Но ей правда нужно с этим так торопиться? Кроме того, почему обязательно Мускул Куро, верно? Если бы Юри подошла бы ко мне и сказала: „Харута-кун, пожалуйста, давай встречаться!“, — я бы, наверное, тут же согласился!» «Мне уже жарко от разговоров о героических усилиях Койгакубо и фантазиях Харуты. Такасу, давай поплаваем!» «Эй, не говори так! И я с вами!» Самое время было остудить их опалённые солнцем тела. Трое мальчиков прыгнули в бассейн. Хотя совсем недавно вода казалась холодной, теперь она была для Рюдзи в самый раз. Может, так было из-за пламенного взгляда их классной руководительницы или того вздора, который несли его друзья. «Ладно! Давайте попробуем задержать дыхание! Так мы доплывём до другого конца, и кто придёт последним — угощает остальных напитками!» «Без вопросов! Легко!» «Тогда поехали! Приготовились… На старт…» Секундой позже приготовившись и нырнув с головой… «Пффф!» Рюдзи уже предал своих друзей и выдохнул весь воздух, который задёржал в лёгких. Он обеими руками схватился за край бассейна и даже не обращал внимания на двоих, которые всё ещё были под водой. Его широко распахнутые глаза сверкали опасным блеском. Не оттого, что он наглотался стимуляторов, а потому что появилась она. Никто бы не смог догадаться, о чём думает Рюдзи. Уже некоторое время он то и дело высматривал её… Он без конца тревожился… Где же она? «Эй, Такасу-кун~! Как водичка? Холодная?» Та, что подбегала всё ближе, была даже ослепительнее самого солнца, а её улыбка как нельзя лучше подходила к этому дню середины лета… «Минори! Не беги! У меня причёска опять развалится!» Тайга следовала за ней, как китайская кукла. Она убрала волосы в пучки над ушами и прикрывала купальник, который на ней был, курткой от спортивного костюма. Увидев Рюдзи, она легко кивнула как ни в чём не бывало. Рюдзи тоже в ответ кивнул, пытаясь проверить, ведёт ли себя как положено это, то есть, та вещь, над которой он трудился всю ночь. Секундочку, сейчас не самый подходящий момент. Ведь мне улыбается Минори! То, как она махала рукой и энергично бежала к нему, напоминало стоп-кадр из фильма. С волосами, завязанными в высокий хвостик, Минори носила положенный по правилам тёмно-синий купальник. Ей совсем нет необходимости худеть! Её талия была красивой и крепкой, а грудь под купальником была довольно хорошо обозначена. Возможно, из-за того, что она состояла в спортивной команде, её кожа от бицепсов до пальцев и от бёдер до щиколоток (как раз там, где должны были заканчиваться носки) была слегка загорелой. «А-ха-ха-ха! Я хотела пробежать разок вокруг бассейна для разогрева!» «Ого!» Перед опьянённым взглядом Рюдзи Минори сначала сделала вид, что хочет пробежать ещё, но вместо этого развернулась и бросилась к бассейну. Плюх! По-прежнему улыбаясь, она с гигантским всплеском прыгнула прямо в воду. «М-Минори!» Это зрелище ошеломило даже Тайгу. «А-ха-ха-ха~! Просто чудесно!» Минори вынырнула из воды и помахала рукой Рюдзи, который стоял совсем рядом с ней. «Привет!» «Кстати, Тайга, подай руку, мне нужно вылезти». «Ладно…» «Шутка!» Плюх! Когда Минори приготовилась вылезать из бассейна, она вдруг отпустила руку Тайги и прыгнула назад в воду… или, точнее сказать, обрушилась в воду. «А-ха-ха-ха-ха-ха-ха…» Как подводная лодка, Минори быстро всплыла обратно на поверхность, ни сколько не тревожась о том, что её волосы теперь совершенно растрепались, и от всего сердца рассмеялась. Это та самая Минори, которая только вчера была так подавлена из-за того, как будет выглядеть в купальнике? Как будто услышав мысли Рюдзи, Минори, которая теперь вся была мокрая, радостно отсалютовала Рюдзи: «Эгей!» «Хе-хе, Такасу-кун, я думала об этом. Пока я в бассейне, никто не сможет увидеть мой живот! Так что я поплыла, пока!» После чего она уплыла беспорядочным брассом. «Ш… Что это только что было?» Рюдзи мог только с разинутым ртом наблюдать, как она удаляется. Потом он понял: Я видел Минори в купальнике во весь рост всего каких-то две секунды! А из-за того, что он был так шокирован её внезапным появлением, даже эти двухсекундные воспоминания уже становились расплывчатыми. «Чёрт…» «Во скривился-то, гляньте на него… Ты в самом деле похотливый пёс!» Когда он подошёл, то увидел, что Тайга, всё ещё завернувшись в спортивную куртку, сидит на краю бассейна, как статуя. «Холодная…» Она недовольно надулась, окунув ступню в воду. Видя это лицо, Рюдзи не мог устоять… «Получай!» «Нья!» Он сложил руку в форме пистолета и метнул струю воды в Тайгу — это был водный пистолет под сверхвысоким давлением, который Рюдзи изобрёл, когда был в шестом классе начальной школы. Тайга без остановки моргала, вытирая мокрое лицо рукавом спортивной куртки, потом завопила: «Болван, что ты вытворяешь?!» «Раз уж пришла сюда плавать, нечего сидеть с такой постной физиономией!» «Не твоё собачье дело! Просто я ненавижу бассейн!» Тайга начала молотить по воде белыми ногами и брызгать на Рюдзи… создавая при этом двухметровый водяной столб. «Бфва! Прекрати!» «Ха! Это расплата за твою выходку!» Что это за расплата, если ты просто сидишь себе на краю бассейна? «Ах, вот как? Получи!» Рюдзи неожиданно обрушил большую волну на Тайгу, но та быстро уклонилась. «Бфва!» К сожалению, этот удар пришлось принять на себя Китамуре, который незаметно для них вдруг подошёл к Тайге сзади. «Вода в нос попала! Ты меня застал врасплох. А вы двое опять ругаетесь?» В этот момент Тайга… «Т-Тайга?» Её возлюбленный неожиданно появился в одних плавках, без очков, с телом, которому позавидовали бы даже другие парни, и таким божественно прекрасным лицом, что его уже нельзя было назвать просто «Маруо». Тайга быстро накинула капюшон своей спортивной куртки на голову и застегнула молнию на куртке до самого носа. Она дрожала от волнения, не решаясь издать ни звука. «Хм-м? Что такое? Айсака… Это же ты, Айсака, правда? Я плохо вижу без очков, но по размеру — точно Айсака! Зачем прячешь лицо? Я как раз собирался сказать, что с такой причёской ты напоминаешь маленькую мышку. Хорошо смотрится! Что-то не так? Ты хорошо себя чувствуешь?» Хорошо, что он не видел, какой мучительный вид был у Тайги, и как судорожно она дёргалась. «Я в порядке, в порядке», — продолжала повторять Тайга. Она даже добавила: «Уходи!» — нечто, о чём она потом непременно пожалеет. «А? Я сказал что-то такое, чего не должен был? Почему она так холодна? Такасу, я что-то не то сказал? Ну объясни же мне». Тайга даже не заметила обеспокоенного выражения лица Китамуры — или скорее, ей мешал заметить капюшон. Стоя в бассейне, Рюдзи мог только пожать плечами. «Ну, всё! Оставь меня в покое!» Тайга дёрнулась ещё сильнее, как акула, в агонии бьющаяся на палубе судна после того, как ей отрезали плавники. Наконец, ей удалось прогнать Китамуру. Шлёп! Тайга ополоснула водой из бассейна своё пылающее, красное лицо. «Ува-а-а! Думала, что умру!» «Эй, ты что натворила?! Это был такой прекрасный шанс поговорить с ним! И не приходи потом ко мне плакаться!» «Нет! Это п-п-п-потому, что… я стесняюсь!» Шлёп! Плюх! Она быстро плеснула ещё больше воды в лицо, так что даже чёлка намокла. «… Хи-хи-хи, он сказал, что у меня причёска мило смотрится, правда?» «Он не говорил, что она смотрится мило, просто хорошо». «Он сказал, что она хорошо смотрится, точно… Хе-хе…» «Разве он не упоминал, что не может тебя нормально разглядеть без очков?» «Он сказал, что с такой причёской я похожа на мышку… Значит, она милая, правда? Хи-хи!» Тайга осторожно гладила свои волосы и улыбалась, склонив голову. Её лицо напоминало мордочку сонного котёнка. Из-за того, что она надевала на голову капюшон, волосы, на которые она потратила столько времени, пытаясь их собрать, были теперь растрёпаны, хотя Тайге было совсем не до того. Эх-х. Рюдзи поскрёб в затылке. Даже когда лето пришло, и открылся бассейн, Тайга всё та же, что и всегда. По крайней мере, всё пока идёт мирно и спокойно. Поверхность бассейна сверкает голубыми бликами, и кругом слышен смех и дружеская болтовня. Чудесный, безветренный день. Можно слышать, как к нам шагает лето. И этого достаточно. Рюдзи взглянул на Тайгу, которая поглаживала свои волосы, и кивнул. Да. Нет ничего лучше такой жизни. Тайга была в экстазе от Китамуры. Что касается Минори… она училась плавать каким-то похожим на крокодила манером, пугая Маю и остальных, играющих в пляжный мяч. Китамура, державший в руке список с отметками о посещаемости, беседовал с Мускулом Куро. Харута и Ното уставились на Тайгу, не смея приблизиться. Классная руководительница страстно уставилась на Мускула Куро… Э? А где же Ами? «О, боже~, Айсака-сан? Ты, наконец, вышла? А я уж думала, ты так и не появишься, неужели это из-за того, что купальник слишком свободный, и ты не решалась показаться?» Вот и она. Ами стянула свои мокрые волосы в узел, с которого обильно капала вода. То, как она улыбалась в лучах солнца, в точности напоминало рекламу крема от загара, хотя слащавая манера речи просто выводила из себя. Рюдзи измученно смотрел на двух девушек… С таким трудом наладившийся мирный день снова разрушен яростной перепалкой между тигром и чихуахуа. «Слишком свободный? О чём это ты? Ты что, спишь на ходу и до сих пор не проснулась?» Тайга немедленно успокоилась. Её взгляд был полон презрения, хотя на губах играла беззаботная улыбка. Всё верно! Теперь Тайге больше не о чем беспокоиться (в отношении купальника)! «Проехали. Дураки вечно несут всякую чушь. К тому же, мне немного жарко, сниму-ка, пожалуй, эту куртку!» Тайга встала и сняла спортивную куртку, которая накрывала её крошечное тело. Она стояла, горда выпятив грудь, её руки и ноги были открыты солнечным лучам. Хотя роста она была небольшого, её пропорции были столь же изящными, как у куклы, нигде не было видно ни грамма лишнего жира. Знаменитая своей тигриной свирепостью, Тайга теперь была в одном лишь опасно тонком купальнике… Несколько секунд стояла тишина… «О-о-о-о!!!» — всеобщий рёв был похож на грохот извержения вулкана. Рюдзи был уверен, что слух его не подвёл. «Ух!» Ами прикрыла рот рукой. Взгляды её одноклассников теперь были сосредоточены на белой коже Тайги. Как и Рюдзи до этого, все думали, что в купальнике Карманный Тигр будет выглядеть, как ребёнок. Они думали, что раз она маленькая и худая, её грудь будет такой плоской и невыразительной, что можно зарыдать горькими слезами от сочувствия. Однако же, узрите сами! «Ой, что-то мне расхотелось стоять на солнце… Ещё кожа потемнеет». Угрюмо изогнутые брови бросали тень на её лицо. Когда она повернулась, небрежно потягиваясь и скрестив ноги, стало видно, насколько тонкая у неё фигура. И всё же линии её тела были вполне женскими. Более того… Ну? Что вы, парни, думаете об этих грудях? М-м? На лице Рюдзи была улыбка заключённого-смертника, покорившегося своей судьбе. Вышло просто идеально! Они были не большими, но и не маленькими. Как бы там ни было, её купальник выпирал естественным образом, образуя с обеих сторон идеальные чашеобразные выпуклости. Хотя она и выглядела равнодушной, Тайга всё же гордо выпрямилась и качнула мягкими грудями. Это был шедевр, над которым Рюдзи трудился всю ночь — «фальшивые вставные груди». Оторвав грудные подкладки от одежды, которую Ясуко больше не носила, Рюдзи немного подогнал толщину, вырезав из них гладкую форму, прежде чем сложить их вместе и сшить сложенные части. Они были сшиты так идеально, что даже эксперт не смог бы заметить швов. Наконец, подкладки скрытыми кнопками были приделаны к купальнику. Из-за того, что всё выглядело так естественно, даже Тайга после примерки раскраснелась от смущения. Она даже поклялась Рюдзи, что обязательно наденет такие на свадьбу (хотя, когда она это сказала, было четыре утра…) «Хмф… Выходит, у неё всё-таки обычная фигура, скукота какая! Но всё равно, она слишком мелкая!» — тихо пробормотала Ами, быстро теряя интерес к происходящему и показывая свою коварную натуру. «Вот дура!» — ответила Тайга, отвернувшись от Ами. «Хорошая работа…» Тайга незаметно сделала ликующий жест, на который Рюдзи ответил точно таким же движением под водой. Мальчики начали перешёптываться между собой, поскольку многие из них, вероятно, видели ту прошлогоднюю фотку с «жалкой грудью». «Они у неё так подросли всего за год…» — «Проверка: рост груди подтверждаю…» — «Теперь тигр определённо нравится мне больше…» Кажется, все были успешно одурачены. Тайга находилась в необычно приподнятом настроении и прямо-таки вся сияла, когда снова присела на край бассейна, опустив ноги в воду. «Рюдзи, научи меня так делать. Ну, это, когда ты стреляешь струёй воды. Я хочу испытать на Минори», — попросила она, сложив руки. Она имеет в виду водяной пистолет? «О! Сначала плотно складываешь руки вместе, а затем опускаешь их в воду…» «Вот так?» Тайга послушно сложила руки, как ей показывал Рюдзи и наклонилась вперёд, опуская их в воду. Попалась… Рюдзи прицелился в лицо, которое к нему приблизилось, и… «Вот так!» Плюх! «Ува!… Ах, ты-!» Тайга вытерла мокрое лицо тыльной стороной руки и гневно поглядела на Рюдзи. «Ну ладно же… Теперь я тебя угощу. Стой, где стоишь…» Тайга по примеру Рюдзи сложила руки, напряглась и выстрелила водой… «Пфу!» …себе в лицо. Вот растяпа. Такая растяпа, что это уже почти тупо. Рюдзи не мог удержаться и громко расхохотался, уже приготовившись к покушению на свою жизнь. «Вот как это делается! Почему же у тебя никак не получается? Вот так!» «Ва! Стой! Пфу! Рюдзи! Вообразил себе, что можешь… Апф!» Тайга изо всех сил старалась увернуться, но из-за того, что она не могла ни открыть глаз, ни встать, ей оставалось только заслонять лицо руками. Рюдзи думал, что это, пожалуй, первый раз, когда он взял верх над Тайгой. «Ну вот же, всё просто!» Но, как говорится, возгордись — и ты повержен.[2] «Эй! Прекрати мучить Тайгу!» «Бвах!» Плеск! Рюдзи почувствовал мощный толчок в нос, когда вода попала внутрь и дошла до самого горла. Только через несколько секунд он понял, что произошло, а ещё через пару секунд до него дошло, что водой стреляла Минори, стоявшая довольно далеко. «А-ха-ха-ха-ха! Что, получил? Вот она, мощь Водяной Пушки Кусиэды, секрет, передающийся из поколения в поколение!» «К-как ты это сделала?! Потому что это чертовски больно!» «Тому, кто пристаёт к Тайге, я не скажу! Бе-е!» «Победа!» — Минори показала пальцами букву V и легко поплыла к самой глубокой центральной части бассейна. Как и ожидалось от непобедимой королевы региона Канто… Нет, это всё благодаря её прекрасным, сильным рукам и природному таланту во всех видах спорта. «Минори, спасибо за помощь!» Глаза Тайги возбуждённо сверкали, она улыбалась своей спасительнице, но Минори бросила на Тайгу лишь один взгляд и хихикнула: «Команда Поддельные Сиськи…» Отчалив с этим комментарием, она погрузилась в воду, как крокодил на охоте. Когда её подозрительный силуэт скрылся… «Д-догадалась уже…» «Минори — она такая…» Рюдзи и Тайга ошеломлённо застыли у борта бассейна, держась за руки. А в этот момент на другом конце бассейна… Плюх! Шумный плеск воды выдернул Рюдзи из задумчивости, и он повернулся посмотреть. «Уа-ха-ха-ха-ха! Как тебе это? Несправедливо, что ты один такой популярный!» «Мы глубоко возмущены таким неравноправием!» Ното и Харута зло ухмылялись на краю бассейна. Китамура, у которого был угнетённый вид после того, как его прогнала Тайга (или это только казалось?), вынырнул из воды. «Кха! Кха! Ах вы ж… А ну идите сюда! Теперь моя очередь вас окунать!» Китамура всего в два гребка добрался до бортика, быстро вылез и схватил Ното, который пытался удрать. Забыв о том, что он староста класса, Китамура поднял Ното высоко в воздух и приготовился зашвырнуть его подальше. «П-п-п-прекрати! Мои очки, мои очки… О-О-А-А-А-А!!!» «Лето настало, ребятки! Ха!!!» Без дальнейших предисловий Китамура выгнулся и метнул Ното в бассейн, спиной в воду, подняв в воздух грандиозный фонтан брызг. В ту же минуту кто-то ещё схватил Харуту на другом конце бассейна, не давая ему шевельнуть ни рукой, ни ногой. Ему оставалось только ждать, когда его тоже швырнут в воду… «Сейчас тоже окунёшься! Адские Салазки!!!» БУЛТЫХ! «Ну что же! Да начнётся фестиваль!» «Вы сейчас все окунётесь!» В мгновение ока территория бассейна превратилась в настоящий ад. На тех, кто уже был в воде, падали следующие жертвы, а тех, кто пытался выбраться, быстро сталкивали обратно. «Кья-а! Стойте, стойте, стойте… Не-е-ет!!!» Даже Нанако, уже решившую было вздремнуть, кинули в бассейн. Началась шумная битва, в которой участвовали все без разбора — и мальчики и девочки. «Ува! А это не опасно немного?» — воскликнул Рюдзи, потому с него уже вода лила ручьём из-за фонтанов брызг, поднимаемых его одноклассниками. Когда он уже одной ногой выбрался из бассейна… «Цель обнаружена!» «В атаку, моя софтбольная напарница!» «А? Эй! Эй, эй, о-а-а-а!!!» Справа от него была Минори, а слева — Китамура. Когда он опомнился, они оба уже крепко держали его за руки, а затем он понял, что летит по воздуху, после чего обрушился спиной в бассейн. Очумело пробиваясь сквозь тучи белых пузырьков, Рюдзи только через некоторое время смог, наконец, вынырнуть из воды. «Н-ну, вы двое!.. Кха! Кха!» Софтбольный дуэт уже ушёл искать следующую жертву… «Чего?! Вы это взаправду?! Издеваетесь, что ли?!» Это, похоже, были вопли Маи… Стоя перед Рюдзи, Тайга смеялась от всей души. «О, да! Вот ты и упал! Что, небось, понравилось, когда Минори до тебя руками дотронулась?» Она радостно смотрела вниз на Рюдзи. Кажется, никто не осмелится дотронуться до Карманного Тигра… И Тайга, видимо, была того же мнения, чем и объяснялся её беззаботный вид. «Н-ну, ты… Раз так, я тебя сам сброшу…» Стоило ему договорить… «Вот. Ты. Где~. Похоже, кое-кого ещё не сбросили в воду~», — раздался крайне злорадный голос из-за спины Тайги. Точно, мы забыли об эксперте по созданию проблем — Кавасиме Ами. «Ты!..» Ами схватила захваченную врасплох и совершенно беззащитную Тайгу за пояс ещё прежде, чем та успела среагировать. «Поиграем~! Ничего личного, ясно~? Полетели~!» БУЛТЫХ! Тайгу швырнули в бассейн, и она с огромным всплеском погрузилась на дно. «А-ха-ха-ха! Летний бросок!» «Слушай, ты, думаешь, у тебя есть время молоть подобную беззаботную чепуху?! Удирала б лучше!» «Хе-хе! Ами-тян хочется собственными глазами увидеть жалкую заплаканную физиономию этого задиристого тигра!» Ами радостно подпрыгивала, но Тайга всё не всплывала. Всё, что можно было видеть — это редкие пузыри, поднимавшиеся на поверхность, но и они скоро прекратились. «…Э? Чего?!» Пока Рюдзи размышлял, сколько же будет на самом деле длиться эта бесконечное ожидание, он подумал: А вообще-то, Тайга ведь что-то такое говорила… Что же это было? Вспомнил… Тогда… Ну да, я спросил её: «Почему ты так сильно ненавидишь бассейн?» И Тайга ответила: «Слушай сюда! Это оттого, что я не умею плавать, вот почему я его ненавижу!» Хм-м… Это значит… «Она правда не умеет плавать?! Она же утонет!» «Э-э?! Правда?!» — лицо Ами тут же побелело. Рюдзи быстро нырнул в бассейн. После трёх мощных гребков он, наконец, схватил Тайгу, которая так съёжилась, что стала похожа на шар, и всплыл на поверхность — всё на одном дыхании. «Бвах! Эй! Ты в порядке?! Эй, эй, эй, эй!!!» «Н-н-н-н-нееет! Н-н-не надо!!!…» Тайга начала неистово отбиваться и брыкаться, пытаясь вырваться из рук Рюдзи. Рюдзи получил удар в подбородок, и они оба снова погрузились под воду. Вода заливала ей нос, но Тайгу это, кажется, не волновало. Она всеми силами старалась вырваться. Рюдзи попытался вытолкнуть Тайгу наверх, чтобы её лицо было над водой… «Плохо! Ик! Ик! Кха! Кха! Она выпала!!!» «Ч-что ты несёшь?! Кха! Кха!» Вода продолжала попадать Тайге в рот, но она всё равно упорно продолжала что-то искать. Она даже не держалась за руки Рюдзи, а её собственные руки были стиснуты у неё на груди, как будто она что-то пыталась скрыть… «Неужели?!» «Она выпала! Осталась только с одной стороны!» Когда она сказала «выпала», она имела в виду это, верно? Да, именно это… «ЭЭЭ?!» Это… Одна из фальшивых грудей плавала в нескольких метрах перед ними. Одной рукой держа Тайгу, Рюдзи рванулся, чтобы достать подкладку, пока её никто не заметил… «Что ж ты делаешь?! Почему не сказала, что не умеешь плавать?!» «Нет, только не приближайся!» Видя, как Тайга и Рюдзи барахтаются в воде, Ами подумала, что они тонут. Она изящно нырнула в воду, чтобы попытаться спасти тонущую парочку. О, чёрт! Если так пойдёт, она обнаружит, что у Тайги с одной стороны есть подкладка, а с другой — нет! Бог знает, что она скажет, если узнает… Будь что будет! «Фгья?!» Рюдзи внезапно затащил Тайгу под воду и в считанные секунды как можно деликатнее оттянул грудь купальника отбивающейся Тайги. После чего он сунул руку внутрь тёплого на ощупь купальника и вложил подкладку обратно на место… По-другому никак. Ему показалось, что он до чего-то дотронулся…Наверное, ничего не поделаешь. В тот же миг Рюдзи понял, что Тайга яростно рычит под водой, потому что большие пузыри стали вырываться из тигриной пасти. * * * «Э? Чё такое, чё случилось?» «Ами-тян столкнула Карманного Тигра в бассейн…» «Нифига себе! Это ж верное самоубийство!» Одноклассники тихо обменивались новостями, хотя всё было не так просто, как они думали. «Я уже сказала тебе — я не знала, что ты не умеешь плавать! И вообще, разве я не извинилась уже?» «Простым извинением тут не обойтись…» Слишком обессиленная, чтобы даже рычать на Ами, Тайга лишь опустилась на стол; её глаза среди влажных волос иногда поблёскивали от слёз. Рюдзи мог только, окаменев, стоять и наблюдать, как эти двое перебрасываются словами. Она права. Такое нельзя уладить извинениями. После того случая Тайга произнесла всего два слова, когда её вытащили из воды: «Как унизительно». Она имела в виду не только то, что её толкнули в бассейн, но и то самое, что сделал с ней Рюдзи. Это было ради её же блага, хотя, оглядываясь теперь назад, можно сказать, что это, пожалуй, было несколько грубо. По-моему, я, вроде бы, прикоснулся и даже видел нечто, напоминающее ровный горизонт… «Это… это всё из-за тебя. Если б не твоя дурацкая выходка, я бы не… не…» «Чего ты бы не? Разве ещё что-то случилось?» «Короче, извиняйся! Извиняйся! Извиняйся! ИЗВИНЯЙСЯ!!!» Тайга вцепилась в стол и стала его яростно трясти. Для Карманного Тигра в такой демонстрации гнева чего-то не хватало. Никто не знал, что причина была в том неописуемом унижении, которое она испытывала из-за того, что её груди (как бы) оказались на виду… То есть, этого не знал никто, кроме Рюдзи. «Ну правда, что ты от меня хочешь? Я ведь и так всё это время только и делала, что извинялась, разве нет?» Ами, которая со своей ангельской маской стояла напротив Тайги, всё это уже начало надоедать. Хе! Лёгкая усмешка появилась в уголках её губ. «Если подумать, я и не знала, что Айсака-сан так не дружит с водой… Какая жалость~. Ах, бедняжка~. Помучалась ты, наверное? Например, когда тебе на уроке говорили не лезть в воду, потому что ты не умеешь плавать?» Ами понизила голос и пустила в ход своё раздражающее «притворное сочувствие». Заметив, что вокруг никого и потому никто ничего не заметит, она кивнула и приторным голосом произнесла: «Понятно~». Оглядываясь, не смотрит ли кто, она ещё более ядовито продолжила: «На дворе лето, а ты не умеешь плавать. Значит, ты не можешь пойти ни на пляж, ни в бассейн? Эх, беда какая! Такасу-кун, почему бы тогда нам с тобой не сходить?» Понятия не имею, какая логика стоит за подобной идеей. Ами начала использовать свой самый действенный метод в разборках с Тайгой: дразнить Рюдзи, хотя в конце концов именно он оказывался в затруднительном положении. «Э… Почему это Ами-тян приглашает Такасу-куна?..» «Почему всегда Такасу?!» После всей этой сцены взгляды одноклассников вдруг стали враждебными. Нет, минуточку… Рюдзи попытался выпутаться из этого дела… «Точно! Слушай, Такасу-кун, у меня есть вилла~! Не хочешь съездить туда со мной и весело провести время?» «Чего?» Ами прошла перед Тайгой и встала рядом с Рюдзи. «Ну что ж, решено! Согласен?» Чихуахуа склонила голову набок, её влажные глаза блестели. Настроение в классе стало сумрачным. «Ну почему именно Такасу?! Как получилось, что он может поехать к ней на виллу?! Почему, Ами-тян, почему?!» «Погоди-ка! Мне проводить лето с тобой — это здесь вообще причём? Ты же вроде как извинялась перед Тайгой?» «М-м? Правда?» Кажется, я забыла~. Ами со своей фальшиво-рассеянной улыбкой махнула рукой и легонько стукнула себя кулаком по голове. За их спинами Тайга внезапно встала. «Всё, надоела мне эта чушь! Ну и ладно, катитесь, куда хотите, парочка развратных придурков!» Закончив, она раздвинула толпу, как Моисей Красное море, и пошла по образовавшемуся между людьми проходу. Слегка раздосадованная, Ами надулась, но не прекратила своих нападок: «Смотри, не забудь, Такасу-кун! Уверена, нам будет очень весело! Мы проведём там всё лето!» «Может, хватит уже?..» «Э… ты не можешь? Тогда… Точно, ты согласишься, если Юсаку тоже поедет, правда?» Тайга резко остановилась, развернулась и широкими шагами промаршировала обратно мимо толпы зрителей. «О?!» Тайга продолжала молчать и схватила Рюдзи за ту самую руку, на которой висела Ами. «Ну и ну~». «И что бы это?..» Сделав ещё один разворот, Тайга теперь тащила Рюдзи за собой. Ами, казалось, увидела что-то забавное и весело прищурилась. Хотя была перемена, в классной комнате было так тихо, как будто только что пришла весть о гибели Титаника. Стояла такая тишина, что можно было разобрать голоса в соседнем классе. Оно и понятно, ведь для всех остальных то, что они видели, означало: «Карманный Тигр силой отбирает Такасу у Ами-тян»… Они могли только молча сглотнуть. Один Рюдзи знал, что Тайга обернулась не из-за него, а потому, что Ами сказала: «Юсаку тоже поедет». «Что такое, Айсака-сан?» «Я не могу позволить тебе решать за всех…» «Раньше ты другое говорила. Ты же сказала, что мы может отправляться, куда угодно, и делать, что хотим?» «Если на всё лето, тогда это другое дело. Но Рюдзи у меня отвечает за готовку и всё остальное, так что я не могу отпустить его с тобой». «О, боже… В общем, ты хочешь сказать: „Рюдзи — мой“? Как смело с твоей стороны!» «Я никогда этого не говорила. Да и кто стал бы такое говорить? Может, тебе стоит сходить проверить уши? Или мне помочь тебе их прочистить?» Ами смотрела вниз, её губы подёргивались. Тайга смотрела вверх, раздувая грудь. Рюдзи их уже не интересовал; ситуация приближалась к критической точке. Первой шевельнулась Тайга. Она сделала большой шаг вперёд. Сладкая улыбочка появилась на её красивом, белом лице. Она стала на цыпочки и прошептала Ами на ухо: «Только попробуй что-нибудь такое выкинуть — и я сделаю видео со всей сотней твоих перевоплощений достоянием публики… Нет, постой, их было 150, верно?» На лицо Ами быстро упала мрачная тень, хотя, как и ожидалось от её ангельской маски, оправилась она столь же быстро. Ами мягко улыбнулась, наклонилась и жизнерадостно прошептала на ухо Тайге: «Если ты это сделаешь, я подам на тебя в суд за нарушение авторских прав на любые мои изображения… Ведь даже Карманный Тигр не может уйти от закона, правда?» «Хы… ху-ху-ху». «А-ха-ха…» «У-ху-ху-ху-ху-ху…» «А-ха-ха-ха-ха-ха…» Под взглядами всего класса, вены у них на лбу, казалось, вот-вот лопнут. «Прекратите немедленно!.. Поберегите кулаки!» «М-Минори?!» Минори, забыв об опасности для собственной жизни, выскочила между ними и крепко схватила Тайгу за кулак, которым та уже собиралась ударить. «А ну разошлись! Разошлись сейчас же!» Пихая Тайгу и Ами в грудь, Минори расталкивала их, пока они не оказались на некотором расстоянии друг от друга, а затем начала их отчитывать: «Тайга, Кавасима-сан, это уже слишком! Я не стану просить вас непременно быть друзьями, но вам не кажется, что ваши склоки друг с другом переходят всякие границы? Даже я больше не могу просто стоять и смотреть!» «Но, но, послушай, Минори-тян! Это потому, что Айсака-сан относится ко мне, как…» «Всё из-за этой тупой чихуахуа! Почему тебе обязательно нужно было перевестись в нашу школу?! Почему ты непременно должна существовать на этом свете?!» «ДОВОЛЬНО! Замолчали, обе! Отпусти, Тайга! Хватит держать её за воротник! Ты не можешь просто так затевать драку! Я знаю, что ты пытаешься завоевать симпатию кулаками, но в этот раз давайте всё решим в спортивном состязании!» «ЭЭЭЭ?!» Это одинокое восклицание принадлежало Тайге. Все, включая Рюдзи, не проронили ни слова, и только в замешательстве склонили головы. Они никак не могли постичь, какая логика привела Минори к такому выводу. Неожиданно Ами весело рассмеялась. «Ух ты, это интересно~». Она уверенно одарила сверкающей улыбкой весь класс. «Послушайте меня! Хочу, чтобы все поняли: я искренне желаю подружиться с Айсакой-сан! Я завидовала, что она так хорошо поладила с Такасу-куном, и потому наговорила кучу всяких вещей, из-за которых у нас насчёт него возникло множество недоразумений. Но я правда хочу быть ей другом!.. Это всё моя вина, иначе до этого бы не дошло… Но, но… Я серьёзно!» Маска, которая была почти сорвана во время недавней перебранки, теперь была мастерски восстановлена при помощи нескольких красивых слов. «Она права. Разве может Такасу быть интересен Ами-тян?» Слыша эти перешёптывания, Ами снова улыбнулась. Рюдзи знал, что такое выражение означало: «Всё по плану». Тайга была единственной, кто не мог с этим смириться. «Почему?! Ну почему?! Это что, шутка такая?! Почему это у меня должно быть спортивное состязание с этой чихуа? Это даже не смешно, если я это сделаю, то вовеки веков не смогу смыть такой позор! И вообще, Минори, почему ты помогаешь ей, а не мне?!» «ТУПОГОЛОВАЯ!» «АЙ!» Минори немилосердно хватила Тайгу по голове ударом, как в каратэ. «Тайга, я это делаю для твоего же блага! В качестве школьницы ты ещё можешь рассчитывать на снисхождение, но это не пройдёт, когда ты окончишь школу и пойдёшь работать в нашем обществе! Ты что, так и будешь лезть с кулаками ко всем коллегам и сослуживцам, которые тебе не нравятся? Будь хорошей девочкой, потому что я тоже поеду на виллу, и постараюсь за лето укрепить нашу с ней дружбу! Правда, Ами-тян? Чмок~». «Ва! Как развязно, Минори-тян!» Крепко обняв Ами, Минори держала её снежно-белое лицо и продолжала её чмокать. Можно было слышать, как некоторые парни шепчут: «Хорошо быть девушкой…» Тайга сердито нахохлилась и сказала: «Ладно! Прекрасно! Раз Минори так говорит, я приму твой вызов! Но если я выиграю, мы устроим премьеру попурри перевоплощений!» «Тогда если я выиграю, Такасу-кун проведёт лето со мной на моей вилле~». И ты этим летом останешься совсем одна! Никто в возбуждённой толпе не расслышал злобной фразы, которую Ами добавила шёпотом в конце. «Итак, поехали! Ту-ду-ду-ду-ду-ду-ду-дум!» Поразительно было слышать, как человеческий язык так искусно изображает барабанный бой. Накалив всеобщее нетерпение своей барабанной дробью, Минори закрыла глаза и сунула руку в пакет из круглосуточного, перемешивая то, что было внутри. В пакете лежали два сложенных листка бумаги одинакового размера. На одном из них был вид состязания, выбранный Тайгой, на другом — Ами. Обе собственной рукой написали, какое состязание они бы хотели устроить. «ТАДА!» Барабанная дробь прекратилась, когда Минори извлекла наружу одну из бумажек. Тайга, Ами, Рюдзи и все остальные ели глазами клочок бумаги, который разворачивала Минори. Все навострили уши, приготовившись слушать то, что там было написано. Под их взглядами она прочистила горло и объявила: «И ПОБЕДИТЕЛЕМ СТАНОВИТСЯ…!!!» Множество знаков вопроса как будто появилось у всех над головами. Она пыталась изобразить иностранный акцент? Что бы это значило? «О! Ты пыталась изобразить покойного Дэвида Джонса, верно? Ну, знаете? Тот всем известный иностранец, представитель Pan American, когда он вручает приз победителям состязаний за панамериканский кубок сумо! У тебя сейчас получилось очень похоже». Объяснение Китамуры только заставило всех подумать: И откуда ты знаешь такое? — и лишь ещё больше всё запутало. «Просто шучу! Короче, веселью конец. Читаем! Исход поединка решит…» Минори сделала длинную паузу, она сначала улыбнулась Ами, а затем насупилась в сторону Тайги. «…„заплыв на 25 метров свободным стилем“, предложенный Кавасимой Ами-сан!» «О-о-о-о!!!» Отовсюду раздавались аплодисменты. «Благодарю вас! Мне так повезло!» В ответ на общее одобрение Ами улыбнулась и благодарно поклонилась, а Тайга сердито нахмурилась. Жуткие глаза Рюдзи сверкнули. Хорошо, конечно, что всё так быстро решилось в честной лотерее, но такой способ состязания слишком нечестный для Тайги, которая плавает как топор. Уже начинали слышаться перешёптывания: «Победитель известен заранее». Состязание было назначено на последний урок плавания. Можно также в скобках заметить, что по слухам, способ состязания, предложенный Тайгой, но так и не выбранный, был «боем без правил». Глава 4 «Какие же замечательные в этом классе ученики, впечатляет! Все такие прилежные, не то, что эти первогодки, которые уснули после урока плавания!» Стоя на возвышении у доски, учитель улыбнулся и посмотрел на учеников из 2-C. Настроение в комнате ничем напоминало, что класс только что вернулся с урока плавания. Все молча, с широко открытыми глазами, слушали урок. Только вот учитель не понял, что в этой тишине среди учеников, как электрический ток, струится какое-то особенное ощущение. У Рюдзи, как и у остальных, глаза также были широко распахнуты. Он был не в состоянии что-либо читать в учебнике, потому что томительное беспокойство не давало его глазам ни на чём сосредоточиться. Он мог думать только о том, что случилось во время перемены. Как до такого дошло? Зачем меня-то нужно было втягивать во всё это? Кошмар… Пока он грыз кончик карандаша… «…М-м?» Из-за спины ему на парту бросили крошечную свёрнутую записку. Похоже было, что она предназначалась тому, кто сидел перед Рюдзи, но отскочила от спинки стула и приземлилась на его парту. «О, чёрт…» — сдавленно прошептали сзади. Когда добросердечный Рюдзи уже собирался ткнуть человека перед ним и передать тому записку… Он заметил кое-что, написанное снаружи записки: «Всем в классе 2-С!» Что ж, я тоже из 2-C, так что, наверное, тоже могу это прочесть. Закрывшись учебником, как щитом, он развернул маленькую записку. Обычный взгляд его треугольных, скошенных кверху жутких глаз приобрёл пронзительную резкость, когда он прочёл: Первый раунд борьбы за кубок Такасу! Ами-тян против Карманного Тигра. Каждая ставка — 500 иен! P.S. Передать эту записку всем, кроме следующих: Ами-тян, Тигр, Такасу и судья, Кусиэда. «Это чего такое?..» Он оглядел класс сверкающими, колючими глазами. «Какой идиот уронил записку?!…» — «А-а! Вот дубина!» — восклицали все, смущённо отворачиваясь под взглядом Рюдзи. Как же так можно! Рюдзи закусил губу и подумал: Они не перегибают палку? Раз их это никак не касается, они думают, что могут устроить из этого случая шоу, так, что ли? В записке стояло множество подписей, означавших желание сделать ставку. По середине бумажки была проведена черта; левая часть была подписана «Ами-тан», правая — «Тигр». Вписывая своё имя под одним из заголовков, можно было поставить на этого участника состязания. Пока что всё поставили на Ами, и колонка Тайги была совершенно пуста. Рядом со своими именами все также написали свои мнения: Какой вообще смысл делать ставки? Конечно, Ами-тан победит в плавании! Тигр просто пойдёт на дно! Была бы это драка — я бы поставил на Тигра. У Тигра никаких шансов! И так понятно, что она проиграет! Кстати, теперь, когда до этого дошло, вдруг оказывается, что Такасу-кун должен принять важное решение. Почему? Он — всего лишь разменная фигура, пешка в политической борьбе Ами-тан и Тигра. Так значит, он на самом деле не нужен Ами-тан? Конечно! Когда она победит, то, наверное, придумает, как отвертеться от свидания на вилле… Тигр и Такасу обречены. Что касается Ами, то больше всех она любит меня. Ты что, идиот? Ну да, как же. Ами-тама — моя жена! Ага, мечтай-мечтай! Ами-тян принадлежит мне! Так жрать охота, скоро уже обед? Я тоже хочу присоединиться к этой битве за сердце Ами-тян, где можно записаться? Фсем: Ами-тян — моя, так что извиняйте. Ты пытаешься написать «всем»? Харуте: не можешь даже «всем» написать, как можно быть таким тупым? Харуте: ты в эту школу случаем не по блату поступил? Харута… Ты и правда… Нет, дело даже не в этом… «Какого чёрта… Что они тут понаписали…» Бесят они меня все. Рот Рюдзи оставался закрытым, но опасный взгляд, который он унаследовал от отца, светился от досады. Хотя ему никогда не нравилось пугать людей до смерти, но и быть посмешищем всего класса или объектом презрения ему тоже не нравилось. Всё потому, что в особенности девушки писали следующее: Хотя Такасу-кун с виду страшный, на самом деле он весьма нерешительный. Вот его и взяли в оборот. (

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.