Владимир Высоцкий и музыка: «Я изучил все ноты от и до…»

Шилина Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Владимир Высоцкий и музыка: «Я изучил все ноты от и до…» (Шилина Ольга)

От автора

Эта книга обращена прежде всего к молодежи. Ее идея родилась в результате общения со студентами-музыкантами, которые, как нам показалось, очень мало знакомы с личностью и творчеством Владимира Высоцкого, но с интересом откликаются на любую попытку познакомить их с ним поближе, с удовольствием исполняют его произведения, причем не только как песни в сопровождении музыкальных инструментов, но и как драматические миниатюры. К тому же, думается, им будет небезынтересно узнать, какое место в жизни и творчестве поэта занимала музыка. Сведений об этом очень много, но они разрозненны, разбросаны по различным изданиям, подчас недоступным широкому читателю. Мы попытались собрать их в единое целое, что, с одной стороны, позволит читателю составить обшей впечатление о значении музыки в жизни и творчестве Владимира Высоцкого, а с другой, окончательно развеет миф о том, что Высоцкий не знал нотной грамоты и все его песни строятся на трех аккордах.

Книга состоит из трех частей. В первой помешены сведения об отношении Высоцкого к музыке, о той роли, какую играла она в его жизни, о встречах и работе с профессиональными композиторами и аранжировщиками, о музыкальных вкусах и пристрастиях поэта, наконец, о взаимодействии слова и музыки в его творчестве. Во второй части представлены нотные публикации песен В. Высоцкого. Третья содержит иллюстративный материал. При составлении нотного раздела мы руководствовались не хронологическим и не тематическим принципами, а «концертным», то есть подобным тому, как Высоцкий строил свои выступления перед слушателями, — серьезные песни чередуя с шуточными, военные — с лирическими: «Сегодня я постарался, чтобы каждому, независимо от возраста, профессии, вероисповедания, зарплаты, настроения и так далее, досталось по куску» [1] .

Значительное место уделено рассказам самого Высоцкого о его работе над песнями, о записях дисков, о встречах с музыкантами, рассуждениям об авторской песне, его мнению о различных музыкальных жанрах и направлениях, чем он часто делился со своими слушателями во время концертных выступлений.

Однако, несмотря на конкретную адресованность, эта книга предназначена и для широкого круга читателей — для всех интересующихся творчеством Владимира Высоцкого.

Глава 1

«Я немного обучен музыкальной грамоте…»

Как известно, Владимир Высоцкий никогда не относил себя ни к музыкантам, ни к композиторам, ни к певцам, работу в театре называл «приятным хобби», а своим основным занятием считал написание песен и стихов. Гитара у него появилась не сразу — сначала он играл на рояле, потом — на аккордеоне, пробовал стучать ритм песни по гитаре, по столу или просто по какой-либо поверхности и петь свои и чужие стихи на ритмы. Однажды ему принесли старую запись, сделанную еще в период его учебы в Школе-студии МХАТ. Высоцкий очень удивился:

«Представляете, тогда почти совсем не было магнитофонов, и все-таки эту запись кто-то сделал. Там я стучал:

Алешка жарил на баяне, Гремел посудою шалман, А в дыму табачном, как в тумане, Плясал одесский шарлатан.

Это какие-то припевки одесские, но слышу — действительно я! Значит, я давно тосковал по ритмизации стиха» [2] .

Одно из первых соприкосновений с гитарой произошло еще в Воронцовке, под Бузулуком, куда Высоцкий вместе с матерью, Ниной Максимовной Высоцкой, был эвакуирован во время Великой Отечественной войны и где они прожили около двух лет [3] . Александра Ильинична Гудымова, в то время работавшая школьной учительницей в Воронцовке, рассказывала, что ее подруга Раиса Алексеевна Гречушкина дружила с Ниной Максимовной. Однажды они зашли к ней втроем — Раиса Алексеевна, Нина Максимовна и Володя.

Далее Гудымова сообщает:

«Надо сказать, наша семья была очень музыкальная, и у нас была единственная на все село гитара. Обычно папа играл, а мы пели на два-три голоса. Вот и в тот раз мы пели (особенно хороший голос был у Раи), а Володя очень внимательно слушал. Потом снова стали о чем-то разговаривать, и, чтобы он не мешал беседе взрослых, я ему дала гитару.

Володя сидел на полу и бренчал на ней. Да так это ему понравилось, что трудно было потом оторвать. Я сейчас думаю: наверное, это было его первое соприкосновение с гитарой. Если ее поискать по чердакам, то она, может, еще и жива, первая гитара Высоцкого» [4] .

С 1947 по 1949 годы Высоцкий вместе с отцом и его второй женой Евгенией Степановной Высоцкой-Лихалатовой жил в Германии, в городе Эберсвальде. В письме от 6 февраля 1947 года Володя сообщает матери: «Учусь играть на аккордеоне» [5] . Воспитанием Володи в те годы занималась Евгения Степановна, именно под ее руководством он начал брать уроки игры на фортепиано у приходящего в дом учителя-немца.

Отец поэта, Семен Владимирович, вспоминал:

«Мне и жене очень хотелось научить Володю игре на фортепиано. Ведь слух у сына, как тогда сказал немецкий учитель музыки, был абсолютный. Занимался он усидчиво. Но между занятиями музыкой и школой допускал порой шалости, которые нас очень волновали: то взрывал в соседнем лесу гранату и приходил домой с обожженными бровями, то в одиночку переплывал реку Финнов, которая тогда еще не была полностью очищена от мин и снарядов. Мы пошли на своеобразную хитрость: вместе с ним стала брать уроки музыки и Евгения Степановна. „Хитрость“ удалась — Володя стал шалить меньше» [6] .

И еще из воспоминаний Семена Владимировича:

«Слух у сына, как говорил немецкий учитель музыки, абсолютный. Ему было легче играть по слуху, чем с листа. В нашем доме всегда стояло фортепьяно. Я сам тоже играл на фортепьяно по слуху. В молодости я учился музыке, любил петь песни Вертинского, Дунаевского…

Много лет спустя в фильме „Место встречи изменить нельзя“ Володя изобразил, как я пел песни Вертинского, а потом спрашивал, узнал ли я себя…» [7]

А Евгения Степановна Высоцкая-Лихалатова рассказывала:

«В Германии мы пошли покупать пианино. В квартире был инструмент, но он был пробит пулей. Зашли в магазин, и тут послышался бой часов, очень красивый бой. Володя услыхал… „Тетя Женечка! Ну, тетя Женечка, купи, пожалуйста, часы“. Пришлось купить. В 60-м году, когда мы переезжали сюда, то хотели эти часы продать. Володя не дал. Мы предлагали: „Тогда забирай себе“. — „Нет, мы им здесь найдем место“. И нашел, сам установил часы между двумя книжными полками» [8] .

Друзья юности вспоминают, что Владимир Высоцкий любил музицировать, и когда он оказывался в доме, где был инструмент, то сразу принимался что-нибудь наигрывать. По мнению Игоря Кохановского, нельзя сказать, что Высоцкий «умел играть на пианино в привычном понимании этого слова. Но делал он это часто и самозабвенно, отрешаясь ото всего вокруг. Напевая какой-то мотив, он аккомпанировал себе, то есть „брал аккорды“, и мог так сидеть за пианино часами. Зачастую он просто дурачился — пел какие-то смешные, а то и совсем идиотские песни типа „Придешь домой, махнешь рукой, выйдешь замуж за Васю-диспетчера, мне ж бить китов у кромки льдов, рыбьим жиром детей обеспечивать“ или что-то из Вертинского (которого мы оба очень любили), но опять-таки пел не всерьез, а как-то занятно переиначивая его (помните эпизод из фильма „Место встречи изменить нельзя“, где Жеглов-Высоцкий поет „Где вы теперь, кто вам целует пальцы?“). Когда он приходил ко мне (у нас было пианино), то сразу садился и начинал что-нибудь „бренчать“. А так как со второй половины пятидесятых мы буквально заболели джазом, то „бренчания“ Володи с некоторых пор стали не чем иным, как вольным переложением популярных джазовых песен. Любимым нашим певцом в то время был Луи Армстронг. И Володя стал петь „под Армстронга“… Сначала робко, как бы нащупывая верную интонацию и тембр, потом все смелее и смелее. И наконец он достиг таких вершин имитации, что начинало казаться, будто поет знаменитый негритянский трубач» [9] .

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.