Рассказ Маркоса

Диков Илья

Жанр: Современная проза  Проза    Автор: Диков Илья   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ilia Dikov

Рассказ Маркоса

Отрывок из романа

Однажды Маркос рассказал одну историю. Я хорошо помню, как он тихо говорил, не обращаясь ни к кому, а может быть, ко всем сразу. Было очень непривычно слышать голос человека, который предпочитал общаться взглядом или кивком головы, поэтому мы все затаили дыхание. А Маркос внимательно смотрел в огонь и говорил так, как будто читал свою повесть на пылающих углях.

— Мы пошли на охоту. Нас было пятеро — Старик, Эрнесто, Малыш Аурелиано, Артуро и я. Это было..(месяц). Старик считался за главного. Это была его последняя охота, а всего их было, наверное, больше тысячи. День с самого утра стоял хороший, солнечный, — Маркос поежился, как будто от холода. — Да. День был хороший, даже без дождя. Старик веселился и шутил, и прежде чем покинуть ранчо, он успел даже приложиться к бутылке Баккарди.

Началось хорошо. Мы выследили семейство кабанов, и Малыш Аурелиано подстрелил поросенка. Стали решать, что делать. Мы с Артуро были за то, чтобы преследовать кабанов дальше и поуменьшить выводок еще на несколько поросят. Эрнесто, в общем, тоже был на нашей стороне. Ho Старик рвался в последний бой. Он хотел добыть что-нибудь необычное, чтобы потом вспоминать всю оставшуюся жизнь, сидя на веранде со стаканом рома. Аурелиано поддержал его. Он был небольшого роста, крепкого сложения, и все время пытался доказать, что ничуть не хуже остальных, что и он, мол, не лыком шит. В бар мы с ним обычно не ходили, чтобы не ссориться: все-таки, он был хорошим охотником, хотя и вспыльчивым парнем. В общем, мы решили послушаться Старика, раз уж он так хотел, и Артуро сказал, что на западе от ранчо, там, где болота, есть такое место, куда не забредал ни один охотник, и что там полно всякой диковинной дичи.

— Мне об этом рассказывал отец, — сказал Артуро, — А ему — его отец, а отцу моего отца — его отец и так далее. Говорят, там водятся ящерицы, размером с корову и разные другие чудеса, и еще, говорят, там живет единорог.

Никто из нас ни разу в жизни не видел единорога, и мы стали расспрашивать Артуро. По его словам выходило, что единорог — это обычная лошадь, только размером побольше, а в центре лба у него торчит огромный витой рог. У Старика загорелись глаза. Видно было, что этот проклятый единорог кольнул его в самое сердце.

Маркос замолчал. Он сидел и смотрел на огонь, и мы видели, как пляшут языки пламени, отражаясь в его глазах. Родольфо набил трубку и закурил. Маркос заговорил снова.

— Я первый увидел увидел птицу. Она сидела на ветке и смотрела прямо на меня. Я остановился и подал знак остальным. Тогда она взмахнула крыльями и села на другую ветку, чуть подальше. Когда она полетела, я узнал ее. Такую птицу нельзя увидеть в лесу. Ее можно встретить только на рисунках одного старого индейца по имени (Борхес.) Он рисовал их углем на дешевой бумаге и дарил всем желающим. Если ему давали деньги, он брал их, но сам не просил никогда и не торговался. Я часто приходил к нему и смотрел, как он рисует. Просто стоял у него за плечом. Он не прогонял меня и всегда улыбался, когда я здоровался с ним и пожимал его не по годам крепкую коричневую ладонь. Это была всегда одна и та же птица, и старый индеец называл ее (старый гость). (стиховотрение). Я не спрашивал его, почему он никогда не рисует других птиц. наверное, тогда я это понимал. Дети — они всегда лучше понимают такие вещи. Индеец говорил, что если я когда-нибудь встречу эту птицу, то это будет самый счастливый день в моей жизни.

Это была та самая птица. Только в жизни она была еще прекраснее, чем на картинках… Когда она перепорхнула на другую ветку, все в том же направлении, стало понятно, что нас зовут. Я повесил винтовку на плечо и пошел за ней. Мне стало вдруг так хорошо, как будто я умер и тело больше не тяготит меня. Мне не хотелось ни есть, ни пить, ни убивать. Только идти и идти за птицей, куда бы меня она ни вела. Я не видел остальных и не слышал их шагов, но я знал, что они идут за мной.

He помню, сколько мы шли. Наверное, не очень долго, просто время шло очень медленно. Я чувстовал, что цель уже близка, и ускорил шаг. В это время за моей спиной раздался выстрел. Я обернулся, и увидел, что Малыш Аурелиано, пошатываясь как пьяный, бежит с ножом к телу Эрнесто. Он кричал, призывая нас посмотреть, не разобрал, что именно, потому что Артуро вдруг широко открыл глаза и, вскинув свое ружье, размозжил ему голову. "Вот это зверь!", — завопил он, как ненормальный и побежал к своей жертве, но на пути ему попался какой-то корень — он упал и больше не поднимался. В моем мозгу словно что-то взорвались. Мне стало дурно: я наклонился и меня вырвало. Над моей головой просвистела пуля. Я поднял глаза и увидел Старика. Он целился в меня из винтовки, при этом его губы шевелились, повторяя одно и то же слово. Я никогда не был силен в искусстве чтения по губам, но на этот раз сомнений у меня не было: "единорог". "Так вот ты какой, диковинный зверь!", — подумал я, нажимая на спусковой крючок.

Я так и не услышал выстрела. Наверное, мое сознание уже начинало мутиться. Помню только, как Старик взмахнул руками и упал. Я поискал глазами птицу, но не нашел ее. Тогда я побежал. Ветки хлестали по лицу, колючки драли кожу, корни попадались под ноги, но я был даже рад этому, потому что боль помогала забыться хотя бы на одно мгновение. Слезы текли по лицу — кажется, я впервые так плакал с тех пор, как научился ходить. Пошел дождь. Я продолжал бежать. Спустя некоторое время я увидел перед собой какое-то строение. Оно было из камня и очень старое. Я стал обходить его, чтобы найти вход. Там, конечно, могли быть змеи и другая нечисть, но тогда мне не пришло этого в голову. Вход оказался высоко над землей. Раньше к нему вела лестница, теперь же она была просто кучей камней. Я подпрыгнул, подтянулся на руках и оказался внутри. Это была большая, довольно светлая комната. Свет проходил сквозь правильной формы круглое отверстие в центре потолка. Змей там не было, зато на полу валялось множество костей и черепов — разумеется, человеческих. Я пнул один череп ногой и он со стуком покатился к стене. Это меня вдохновило, так что некоторое время я ходил по комнате и пинал черепа, как футбольные мячи. Мне стало смешно и я громко засмеялся. Звуки моего смеха отражались от стен, как будто черепа смеялись вместе со мной. Это было жутковато, но я почему-то развеселился еще больше и почти забыл о том, что произошло накануне. Я пинал черепа и рассматривал рисунки на стенах. Рисунки изображали растений и животных, которых я никогда не видел. Потом я заметил птицу — ту самую птицу, которую рисовал старый индеец. Веселье сразу пропало. Со всех сторон повеяло сыростью и холодом. Я стал пятится, а когда остановился, то заметил, что стою в центре нарисованного на полу круга прямо под тем отверстием в потолке. Я поднял глаза, чтобы увидеть, откуда идет свет и чуть не ослеп. Над моей головой сияло солнце. Оно было огромное и очень близкое, как будто висело прямо над крышей. Некоторое время я мог видеть только свет — вернее, я не видел ничего. Хотя сейчас мне кажется, что это сейчас я ничего не вижу… Когда зрение вернулось, я сразу почувствовал, что что-то изменилось. Появился какой-то страх: мне стало страшно оказаться вне круга, вне света. Очень быстро я понял, почему — в помещении было полно людей. То есть мне сначала показалось, что это люди. Это, конечно, было не так, не совсем так. Когда-то они были людьми, но они умерли, и теперь их мертвые тела стояли и смотрели на меня. Мне стало совестно, что я так обошелся с ними, что я забавлялся, играя с их черепами. Hо в их взглядах не было укоризны, потому что мертвым все равно, что делают с их телами. Потом я заметил в их рядах некоторое волнение — словно кто-то шел ко мне, и остальные отходили в сторону, давая им дорогу. Они шли, а я стоял и ждал, дрожа от страха. Наконец, стоявшие ближе всего ко мне мертвецы потеснились, и я увидел… да, я увидел Старика. Он шел первым, вместо сердца у него была кровавая рана. За ним шли Артуро, Малыш Аурелиано и Эрнесто. Оказавшись рядом, они стали вокруг меня. Я заметил, что Малыш Аурелиано все еще сжимает в руке свою винтовку. Он очекнь любил ее при жизни, и эта любовь оказалась сильнее самой смерти. Внезапно они заговорили… Все разом, хором… Я не стану передавать их слов, скажу только, что они до сих пор звучат у меня в голове.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.