Газета "Своими Именами" №12 от 19.03.2013

Газета Своими Именами (запрещенная Дуэль)

Жанр: Политика  Научно-образовательная    2010 год   Автор: Газета Своими Именами (запрещенная Дуэль)   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Газета

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ПОСЛЕ УГО ЧАВЕСА

Трагическая смерть президента Чавеса стала мировой новостью не случайно. Не так уж часто миллионы людей заполняют улицы и площади, чтобы проститься с национальным лидером. Людей невозможно обмануть, заставить из-под палки (хотя и такое мы наблюдали), Если бы народно-демократическое правительство Чавеса не сделало реальные шаги для улучшения жизни людей, никто бы не пел под палящим солнцем гимны в честь умершего президента и не нёс его портреты. Выдающийся политик Чавес вошёл в историю, в пантеон борцов за свободу и правду наряду со Спартаком и Боливаром, Лениным и Тельманом, Че Геварой и Марти. Наши политики приуныли, столь жаждая славы земной, но при этом не жертвуя свои силы и здоровье на благо людей. Примером тому – странные похороны нашего недавнего «гаранта»: прощание без людей, без народа.

Прощание с Чавесом показало, как велик спрос в современном мире на смелость в делах и независимость в суждениях, народную смекалку и жажду справедливости. Всего этого было в избытке у Чавеса. Ему отдали последний долг не только его друзья и единомышленники, но и прибывшие почётные гости из стран явно не дружественных. На время приутихла и внутренняя оппозиция, понимая, что на народной трагедии такого масштаба политические пенки снять не получится. Это короткое затишье перед предстоящей политической бурей, сорокалетний ставленник международных монополий даст жестокий бой преемнику Чавеса бывшему водителю Николасу Мадуро. Образованный и богатый, к тому же неплохой демагог, потомок российских евреев Энрике Каприлес Радонски не без основания рассчитывает на реванш в предстоящей президентской гонке.

Мадуро мы увидели на похоронах. Над гробом умершего вождя он произнёс длинную речь. Он начал её как-то вяло и тяжело, казалось, что простой рабочий, ставший членом революционного правительства, но всегда остававшийся в тени Чавеса, с трудом подбирает слова в своей первой самостоятельной публичной речи-программе. Слишком свежа утрата и тяжело горе; Мадуро, вспоминая своего президента, словно устанавливал тяжёлые камни в постамент посмертного памятника Чавесу.

Но постепенно волнение и боль отступили и из уст Мадуро я услышал слова, которые давным-давно не приходилось слушать. Долг и труд, честность и подвижничество, свобода и братство, мужество и народовластие. Николас говорил о страшном и беспросветном прошлом своей страны, ее тяжёлом и тревожном настоящем. Говорил прямо и открыто, не прибегая к красивым аллегориям, туманящим смысл. Мне показалось, что так просто и честно со своим народом мог говорить Ленин. О будущем своей страны Мадуро говорил с непоколебимой уверенностью, это не воздушные замки, которые из года в год обещают выстроить в России, да так всё и не построят. Мы до сих пор ведь так и не поняли, что за общество строят у нас, какова его основная идея, какова конечная цель…

Для Мадуро цель предельно ясна – независимость и социализм. Не независимость международного полицая с пачкой денег и дубинкой. Независимость любой страны и любой нации, построенная на братстве и взаимоуважении. Это народное счастье, заключающееся в улучшении жизни не кучки избранных, а всего народа. Так начинал Чавес – с банальных похлебки и лепешки для нищих, затем простые венусуэльцы стали перебираться из лачуг в новые кварталы многоэтажек в Каракасе. Революция в Венесуэле не покоится на славословии и популизме, это ежедневное стремление к лучшей жизни, заметное любому креолу-рабочему или индейцу-крестьянину. Для Мадуро и его единомышленников нет иного строя, кроме социалистического, при котором можно добиться столь высоких целей. Приходится смириться с тем, что мы, бывшие ещё недавно первыми в социальной практике, уступили латиноамериканцам. Они примеряют ещё разные социалистические модели – советскую, китайскую, кубинскую, примеряют их на собственный опыт христианского социализма, боливарианизма и национально-освободительного движения. Но базовые идеи народовластия, равенства и уважения к человеку труда неизменны.

Очень хочется верить, что Мадуро и его братья, как он сам их называет, не выронят из своих рук знамя венесуэльской революции и прогресса.

Константин Ерофеев

ЖИРНЫЙ КРЕСТ

...И мы должны ведать истину:

если будем иметь силу единою,

никто не сможет нас победить.

Велесова книга, IX век

Ничтожные люди,

возвысившиеся над другими,

делают всё вокруг ничтожным

и недостойным.

Плутарх

Предатель – это то, что сравнить

не с кем и не с чем,

даже тифозная вошь оскорбилась бы сравнением с предателем.

А.М. Горький

Рискну предположить, что в эти дни президент В. Путин благодушествует и, возможно, принимает поздравления по случаю удачно проведённой операции, цель которой – окончательное оподление верхушки давно прирученной КПРФ, слывущей в обывательских массах оппозиционной партией. Она даже не нейтрализована, поскольку нейтрализация объекта предполагает состояние, в котором он не приносит ни пользы, ни вреда. Она превращена в коллективного «засланного казачка», который будет активно, вдохновенно – с новыми силами! – вредить, сдерживая протестные порывы истинных коммунистов и имитируя сопротивление оккупационной власти с помощью надоевшей, наскучившей попугайской болтовни, что порой весьма эффективно отвлекает от истинной борьбы множество заблудших сторонников левой оппозиции. А главная суть подлости в том, что замороченные обывательские массы электората будут по-прежнему воспринимать мерзкого предателя как главного коммуниста, неустанно пекущегося о народном благе по филатовской строке: «…утром мажу бутерброд – сразу мысль: а как народ?»

После того как делегаты съезда единогласно продлили своему лидеру председательские полномочия (надо полагать, до полного догнивания соглашательской массы, составляющей рыхлую основу партийного перегноя), на злобу дня сам собой напрашивается вопрос переименования партии – с сохранением аббревиатуры КПРФ – в Камарилью предателей Российской Федерации либо Кон- формистскую партию РФ. Самый мягкий вариант – заменить хотя бы священное слово «Коммунистическая» на более отвечающий её духу термин «Зюгановская». Потому что ничего коммунистического там давно уже не осталось, кроме дежурной фразеологии – пустого словесного треска, уводящего от подлинной борьбы.

Очередное единогласное, бездумно-холуйское избрание Зюганова на пост председателя ЦК говорит не о внутрипартийном единстве и идейном единомыслии состава делегатов съезда, а о патологической заорганизованности, беспринципности и трусости пополам с подлостью этой псевдополитической отары, неспособной просчитать целесообразность своих действий на два шага вперёд.

На предыдущем съезде, когда выдвигали Зюганова кандидатом на президентский пост, делегаты тоже единогласно проголосовали за этот преступный, с морально-политической точки зрения, ход в пользу мнимого соперника (В. Путина) – фактически в его поддержку. Ведь у давнишнего штатного имитатора, застолбившего коммунистический путь развития политического протестного движения, в данном случае не было не только ни одного шанса на победу, но даже тени какой-либо надежды! Что же, там собирались одни недоумки и идиоты?! Увы, это далеко не так. Ибо они вполне профессионально обеспечивают себе роскошные депутатские и иные кормушки от спекуляции на народных страданиях и наивных людских надеждах на их словоблудие. А следовательно, вольные и невольные зюгановские холуи (естественно, под его шкурно-мудрым водительством) сознательно – и потому предательски подло! – перекрыли, закупорили дорогу истинным патриотам, которые могли бы достойно противостоять заигравшемуся и загнанному в тупик несменяемому властному «дуэту» в лице В. Путина вместе с пристяжным Д.М.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.