Судьба клана

Михайлов Руслан Алексеевич

Серия: Мир Вальдиры [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Судьба клана (Михайлов Руслан)

Глава первая

ЧЕРНЫЕ НОВОСТИ В СОЛНЕЧНЫЙ ЛЕНЬ. ДРОЖЬ ЗЕМЛИ. ПИКИРУЮЩИЕ С НЕБЕС АНГЕЛЫ

Владелец небольшой деревенской торговой лавки встретил меня с настоящим радушием. Видимо, особой популярностью магазинчик не пользовался, и его хозяин был рад любому покупателю. Локация небольшая, игроки сюда если и захаживают, то нечасто.

— Проходите, проходите, уважаемый! — поспешил он мне навстречу.

— Добрый день, — вежливо склонил я голову и шагнул внутрь лавки. — Вижу, лавка открыта и процветает?

— Да куда там! — отмахнулся торговец. — Одна надежда на проезжих путешественников, да и те раз в году появляются. Желаете осмотреть товар?

— Желаю, — степенно произнес я. — Но для начала хотел бы кое-что продать. Вот. Взгляните.

Я широким жестом выложил перед торговцем все свое богатство — шикарную оленью шкуру и три волчьих. К ним же присовокупил величественные оленьи рога, похожие на корону.

— Хм… семнадцать серебряных монет за все будет в самый раз, — мгновенно оценил продавец мои товары.

— Золотой, — твердо ответил я. — За меньшую сумму не отдам. И не спорьте, уважаемый. В этой милой деревушке наверняка есть мастерская кожевенника, который с радостью заберет у меня горячий товар.

— Договорились, — махнул рукой лавочник. — Девятнадцать серебрушек.

— Золотой, — повторил я, и торговец сдался.

— Так и быть, господин. Только ради вашего удовольствия соглашусь.

Прилавок опустел, а через мгновение на нем появился тусклый желтый кругляш, который я немедленно прибрал к рукам. Ну вот, деньжатами разжился.

— Что-то еще?

— Да. Нет ли у вас хорошего красного вина?

— Есть, как не быть! И всего по серебрушке за бутылку!

— Две… нет, три бутылки возьму, пожалуй, — вздохнул я, возвращая только что полученный золотой обратно и принимая в обмен горстку серебряных монет.

Вино оказалось разлито в пыльные бутылки из темного стекла без малейших признаков этикетки. Само наличие пыли вызвало у меня двойственное чувство. То ли сероватый налет это свидетельство хорошей выдержки вина. То ли вино настолько плохое, что его никто не хочет покупать, вот оно и пылится на складе.

— Хорошее ли хоть вино-то? — с подозрением осведомился я. — Кислятина, небось?

— Что вы! Сладкое, как поцелуй юной красотки! Позвольте осведомиться — никак в гости к кому-то пожаловали? К вдовушке Ларкриссе, а? — с намеком подмигнул лавочник. — Она еще хоть куда! Э-х-х!

— Э-э-э… нет, уважаемый торговец, — хмыкнул я. — В гости к своему старому другу. Джогли его имя. Слыхали о нем?

— Как не слыхать, господин, — всплеснул руками продавец. — Сколько лет бок о бок в этой деревушке прожили! Вот оно что… теперь понятно, зачем вам красное вино. Видать, и правда хорошим другом для вас он был, раз прошли столь долгий путь и не поскупились на вино. Для этого дела оно самое то будет.

— Простите… что значит «был»? И для какого такого дела «самое то» будет?

— Так для поминок же, — удивился торговец. — Сегодня утречком как раз старика Джогли и схоронили. Вечерком поминки будут, посидим, выпьем за упокой души его. Хороший он старикан был! Да, господин?

— Ага… — выдавил я из себя, дрожащими руками раскупоривая бутылку и присасываясь к горлышку.

Под ошеломленным взглядом лавочника я досуха осушил бутылку и, потянувшись к следующей, уточнил:

— Когда, говорите, схоронили? Сегодня утром?

— Ну да. Как положено — с первыми лучами рассвета. Да вы не печальтесь так! Хорошую жизнь он прожил, долгую! Чего уж теперь горевать. Или на похороны поспеть хотели? Понимаю… переживаете небось сейчас.

— Вы даже не представляете, насколько сильно, — согласился я, делая еще пару глотков вина.

Лавочник не соврал. Вино и правда было весьма неплохим. Откупорив третью бутылку, я протянул ее печальному вестнику и сорванным голосом просипел:

— Выпьем. Помянем усопшего.

— Эх… грех отказываться, — махнул рукой торговец, принимая вино. — За упокой души его!

— Угу, — булькнул я в бутылку.

— Оно, конечно, без слухов не обошлось — наклонившись ко мне, поведал собутыльник. — Но наши кумушки чего только не болтают! Языками без устали мелют.

— Чего болтают? — без особого интереса спросил я. В моей голове царил настоящий хаос, полная путаница мыслей, и болтливый лавочник пришелся как нельзя кстати. Чтобы отвлечься от тяжелых раздумий, нет способа лучше, чем послушать охочего до болтовни человека.

Ну гадалка чертова! Чтоб тебя и твой шатер! И племянничка твоего двоюродного туда же!

— Болтают, говорю — продолжил заговорщицки шептать торговец, перегнувшись через разделяющий нас прилавок. — Не своей смертью, мол, старичок умер-то! Никак, мол, помогли ему в мир иной перейти!

— Да что ты? — незаметно перешел я на «ты». — Так и говорят? А с чего взяли-то?

— А с того, что за день до смерти осматривал его проезжий лекарь-волшебник, который мою соседку от грыжи одним заклинанием излечил! И взял всего ничего! — с торжеством выпалил лавочник. — Сразу видно, что дело свое знает!

— Не понял, — признался я.

— А что тут непонятного-то, добрый человек?! — озлился на мою тупость собеседник. — Сын покойного батюшку очень уж любил, все за здоровье его переживал. Потому и не поскупился, пригласил лекаря к отцу. Тот, значит, старика осмотрел, ощупал, пару заклинаний произнес, чтобы внутрь ему заглянуть да проверить, как там сердечко бьется, да нет ли других бед каких. И говорит — не переживайте! Старость, оно, конечно, не радость, но здоровье отца вашего на диво хорошее! Проживет еще долгонько! С тем и уехал чародей. А на следующее утро старика в постели мертвым нашли! Преставился!

— Та-а-а-к, — протянул я, как-то резко заинтересовавшись услышанным и одновременно пытаясь вспомнить, бывало ли такое, чтобы связанные с заданиями «местные» умирали. И пришел к неутешительному выводу — да, случалось.

Особенно если «местный» страдает от какой-нибудь странной болезни или отравлен укусом неведомого чудища. И просит такой вот болезный первого встречного игрока найти лекарство или противоядие, да поскорее. И если в срок не уложиться, то страдалец благополучно отходит в мир иной… но здесь задания как такового и нет. Скорее, просто данный загадочной гадалкой совет.

— То-то и оно! — торжествующе прошептал лавочник и, порывшись за прилавком, вытащил еще две бутылки вина. — Давай еще по одной! От заведения, так сказать!

— А давай! — согласился я, принимая бутылку. — Значит, есть сомнения? Раз кумушки болтают.

— Да из-за невестки его. Вот уж не свезло! Сын всем на зависть уродился. И заботливый, и отцу в старости опора надежная. А вот невестка… тьфу! Вся деревня смеется. Ни обед сготовить толком не может, ни в доме прибраться. Курам пшена насыпать и то не умеет. Не любил ее покойный старик, совсем не любил. Постоянно ругались.

— Так кумушки на невестку грешат? — изумился я. — Она, мол, старичка того…

— А на кого еще? Кто еще мог старику смерти пожелать? — вопросом на вопрос ответил торговец. — Она еще та змея подколодная! Но, господин, сейчас поздно уже рядить да гадать. Старый Джогли в могиле упокоился и ничего рассказать уже не сможет. Разве что дух его из могилы восстанет да всю правду поведает, хе-хе… Чтобы правду узнать, я бы пары золотых монет не пожалел! Очень уж любили мы старого Джогли. Никого добрым словом не обделял и в помощи не отказывал. Давай, добрый человек… прости, не знаю, как звать-то тебя.

— Росгард, — отозвался я.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.