Жена пилота

Шрив Анита

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жена пилота (Шрив Анита)

Предисловие

Кто лучше поймет и почувствует переживания и сердечную боль женщины, если не женщина? И кто, как не она, сможет написать об этом, чтобы читатель ощутил всю полноту и силу эмоций, будто бы сам познал горечь утраты, вкус обмана и предательства? Анита Шрив — яркий пример того, как писатель способен легко и точно передать словами тончайшие колебания душевных струн своих героев. Во многом благодаря такому качеству ее романы популярны и любимы читательницами во многих странах мира.

Анита Шрив родилась в Дедэме, пригороде Бостона, штат Массачусетс. Ее путь к всемирной славе оказался достаточно долгим и тернистым. Поработав несколько лет школьной учительницей, она совершает весьма неожиданный и отчаянный поступок — бросает преподавание ради карьеры писательницы! Анита начинает активно и довольно успешно заниматься журналистской деятельностью, сотрудничая с журналом в Найроби (Кения). А уже в 1989 году увидел свет ее первый роман «Eden Close». С тех пор написано двенадцать книг и три киносценария. Сегодня Анита Шрив — лауреат огромного количества литературных премий, сценарист и продюсер, известная и успешная деловая женщина.

Именно представленный вашему вниманию роман «Жена пилота» принес Аните Шрив множество наград и, что примечательно, стал двадцать пятой книгой, избранной для Книжного Клуба Опры Уинфри (ведущей суперпопулярного в США ток-шоу). В апреле 2002 года канал CBS показал телеэкранизацию книги «The Pilot’s Wife».

Не каждая женщина знает, что значит быть женой пилота международных авиалиний, но практически все мы понимаем, что означает быть просто любящей женой. Всецело доверять своему мужу, стараться понимать и поддерживать его, заботиться о нем и дарить ему тепло, уют и любовь… Именно такой супругой на протяжении шестнадцати лет брака старалась быть Кэтрин Лайонз, искренне считая себя счастливой. Роковой декабрьской ночью идиллию семейного счастья уничтожил взрыв над Атлантическим океаном самолета, первым пилотом которого был Джек Лайонз, муж Кэтрин.

Представители авиакомпании и профсоюза, журналисты, родственники — все хотят знать правду. Неужели самоубийство?! Кэтрин не допускает такой возможности, но ей теперь предстоит узнать о своем муже очень многое, во что поверить будет гораздо труднее и что принесет еще немало боли…

Роман «Жена пилота» написан в лучших традициях женской прозы XX века. Глубина проникновения в тайны психологии, детальность в изображении характеров каждого персонажа и при этом легкость и изящество языка завораживают с первых страниц. Видимо, поэтому от чтения романа невозможно оторваться до последних строк. Вот почему Аниту Шрив можно поставить в один ряд с выдающимися романистками сестрами Бронте. Сама писательница признается, что роман для нее идеальная форма, и это, бесспорно, так и есть.

Приятного вам чтения!

Посвящаю этот роман Кристоферу

Эта книга о женщине, чей муж погиб в авиакатастрофе, является художественным произведением. Все упоминающиеся в романе персонажи не имеют прототипов в реальной жизни.

Я хотела бы поблагодарить сотрудников «Литл, Браун и К»: моего редактора Майкла Пича за острый глаз, глубокий ум и любовь к своему делу; моего издателя Джен Маршал за легкость, с которой она решает любую проблему, вставшую перед ней; Бэтси Урих за сноровку и изобретательность, которые она проявила во время издания этой книги.

Кроме того, мне хотелось бы поблагодарить мою дочь Катерину Клемане за неоценимую помощь в создании достоверного образа Мэтти, Алана Сэмсона из британского филиала «Литл, Браун и К°» за прочтение рукописи и его непрекращающуюся поддержку, а также Гари де Лонга за консультации, относящиеся к реакции человеческого организма на большое горе.

Я выражаю огромнейшую благодарность Джону Осборну, человеку, который первым читает мои рукописи и дает ценные советы, помогающие мне держаться правильного курса.

И наконец, я искренне благодарна моему литературному агенту Джинджер Барбаре за конструктивную критику и безграничную доброту.

Часть первая

Просыпаясь, она услышала постукивание, а затем собачий лай. Сон покинул ее, мигом скрывшись за быстро закрывающейся дверью. Кэтрин помнила, что то был хороший сон, приятный и милый ее сердцу. С трудом она приподнялась в постели. В маленькой спальне царил мрак. Ни один лучик света не пробивался сквозь жалюзи. Кэтрин потянулась к выключателю лампы. Холодное прикосновение металла. Встревоженные мысли горланили: «Что случилось? Что случилось?»

Залитая электрическим светом комната испугала ее. Что-то не так! Пусто, как в приемной «скорой помощи». Мысли встревоженными антилопами неслись в ее голове: «Мэтти… Джек… Соседка… Автомобильная авария… Мэтти — в постели?» Кэтрин видела, как девочка шла по коридору в свою спальню. Она хлопнула дверью. Не сильно, но достаточно, чтобы мать заметила ее недовольство… «Джек… Где Джек?..» Кэтрин помассировала себе виски, растрепав слежавшиеся после сна пряди волос. «Где Джек?..» Она попыталась вспомнить расписание: «Лондон… Он должен быть дома только к обеду». Она была уверена в этом. «А может, что-то не получилось? Может, Джек снова забыл ключи?»

Кэтрин села в кровати и опустила ноги на ледяной пол. «Почему дерево старого дома такое холодное зимой?» Этого она никогда не понимала. Черные гамаши доходили ей до середины лодыжек, а белые манжеты старой рубашки Джека, которые она закатала, прежде чем лечь спать, теперь свисали ниже кончиков пальцев. Кэтрин не слышала больше стука в дверь. Может, это ей только пригрезилось?.. Иногда ей снилось, что она просыпается… Такое бывало. Она потянулась за маленькими часами, стоявшими на ночном столике. Три — двадцать четыре. Боясь ошибиться, женщина внимательно вглядывалась в светящийся во тьме циферблат, затем резко поставила часы обратно на мраморную столешницу. От удара пластиковая крышечка открылась, и батарейка, упав на пол, закатилась под кровать.

«Джек в Лондоне, а Мэтти спит», — сказала себе Кэтрин.

Кто-то забарабанил по стеклу. Комок подступил к горлу. В животе заструился легкий холодок. Вдалеке вновь затявкала собака.

Кэтрин осторожно ступала по полу. Как будто осторожность может что-нибудь изменить в уже происшедшем. Тихо щелкнув, открылся засов на двери ее спальни, и Кэтрин спустилась по лестнице на первый этаж. Помня о дочери, мирно спящей наверху, она старалась не шуметь.

Проходя через кухню, женщина посмотрела в окно над раковиной: на подъездной дорожке темнел силуэт автомобиля. Кэтрин свернула в узкий темный коридорчик. Кафельная плитка обожгла холодом ступни ее ног. Кэтрин зажгла свет на крыльце и увидела через маленькие стекла, вставленные в заднюю дверь, мужчину.

Вспыхнувший свет застиг его врасплох. Мужчина медленно отвел глаза, стараясь не смотреть на стекло, как будто соблюдая некие правила приличия, как будто сейчас не стояла глубокая ночь, а он мог ждать на крыльце столько, сколько ему заблагорассудится. В свете электрической лампы мужчина казался очень бледным. Лысоватый, с короткими прядями пепельных волос, зачесанными назад, с кустистыми бровями, нависающими над глазами, незнакомец сильно сутулился. Воротник его пальто был поднят.

Вдруг мужчина сделал шаг вперед. Заскрипели доски крыльца. Оглядев его, Кэтрин вынесла приговор: продолговатое грустное лицо, опрятная одежда, правильный рот, пухлая нижняя губа, — не опасен. Не бандит, не насильник. Она отперла дверь.

Миссис Лайонз? — спросил незнакомец.

Ледяной ужас сковал ее сердце. Кэтрин все поняла еще прежде, чем мужчина вновь открыл рот. Ужасная правда читалась в его осторожных движениях, в странном мерцании глаз…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.