Воплощенная

Мидоуз Джоди

Серия: Новая душа [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Воплощенная (Мидоуз Джоди)

Джоди Мидоуз

Воплощенная

Новая душа — 1

Посвящается моей матери,

которая поддерживала меня в стремлении следовать за мечтой

и никогда не сходила с ума, когда я звонила

и спрашивала, что делать с сотрясением мозга,

сломанными конечностями и второстепенными ожогами .

330-й Год Песен, 3-я неделя

Что такое душа, как не сознание, рождающееся снова и снова?

С появлением новых технологий, мы теперь знаем, что души могут измеряться , как серия вибраций, которую составляют на специальных аппаратах Рассказчики Душ. Каждая душа уникальна. Каждая душа похожа на свою предыдущую реинкарнацию, неважно, насколько не похож им может быть тело.

Я перерождался сотни раз, и помню каждое зарождение.

Души — это элементы сознания, сущность, рожденная в новом теле, когда старая оболочка умирает. Всегда существовало миллион душ, но теперь от миллиона отняли одну. Пять лет назад храм потемнел, в ту ночь умерла Циана. Мы ожидали ее перевоплощения в тот вечер, когда Ли родила нашу дочь. Вместо этого, та истина, на которой строилось наше общество, начала вызывать сомнения. Рассказчики Душ взяли руку новорожденной и нажали ею на сканнер души, и начали искать подходящую пару последовательности вибраций в базе данных.

Подходящей пары не нашлось, и это значило, что прежде такая душа не рождалась.

Так откуда же она взялась? Что случилось с душой Цианы? Ее заменили? Могут ли быть заменены остальные души? Реальна ли вообще эта новая душа?

— из личного дневника Менехема.

Глава 1 — Снег

Я НЕ БЫЛА ПЕРЕРОЖДЕННОЙ. Мне было пять, когда я впервые осознала, как сильно отличаюсь от других.

В Году Душ было весеннее равноденствие: ночь, когда все рассказывают истории про вещи, которые они натворили три жизни тому назад. Десять жизней. Двадцать. Битвы с драконами, разработка первого лазерного пистолета, и испытание Криса, длиною в четыре жизни — он хотел вырастить идеальную голубую розу, в итоге ее назвали пурпурной.

Никто не утруждал себя разговорами со мной, так что я всегда молчала, но умела слушать. Они жили раньше, у них были воспоминания, которыми можно было поделиться, и ждали в предвкушении следующих жизней.

Они танцевали вокруг деревьев и костра, пили, пока не падали с ног, продолжая смеяться. Когда пришло время воспевать благодарности бессмертию, некоторые из них косо посмотрели на меня. В роще было жутко тихо, можно было услышать, как водопад обрушивался на скалы в лиге на юг.

Ли отвела меня домой и на следующий день я вспомнила все слова, которые только знала, и составила свое первое предложение. Все остальные помнили сотни жизней до теперешней. Мне же нужно узнать, почему я не могу вспомнить.

— Кто я? — были моими первыми словами.

— Никто, — ответила она. — Бездушная.

* * *

Я собиралась уходить. Это было мое восемнадцатое день рождение, прошло только пару недель с начала нового года.

— Удачной дороги, Ана, — сказала Ли, но лицо ее было каменным и я сомневалась в ее искренности.

Год Засухи был худшим в моей жизни, наполненный гневом и негодованием. Год Голода начался не намного лучше, но сейчас был день моего рождения и у меня был рюкзак, полный еды и оборудования, и задание - узнать кто я такая, почему существую. Возможность избегать враждебные взгляды матери была удачной и выгодной. Я обернулась через плечо на коттедж Пурпурной Розы. Ли, высокая и стройная, стояла в дверном проеме, и снег кружился спиралью между нами.

— Пока, Ли.

Мое прощание затерялось в холодном воздухе; я выпрямилась и подтянула рюкзак. Настало время покинуть этот изолированный коттедж и встретить... всех.

Нас редко посещал кто-либо, и я никого не знала, кроме моей матери, женщины со змеиным сердцем. Остальная часть населения жила в городе Сердце.

Путь через сад раздваивался внизу склона, между подмороженными помидорными лозами и кабачками.

Я глубже закуталась в свое шерстяное пальто и начала маршировать прочь от женщины, которая морила меня голодом целыми днями в наказание за неправильное выполнение хозяйственных работ. Я бы не жаловалась, если бы видела ее в последний раз.

Мои ботинки хрустели по гравию и кусочкам льда, которые упали с деревьев, как только утро наступило в горах. Я засунула кулаки в карманы, изодранные варежки не давали тепла, и сжала челюсть от холода. Взгляд Ли, острый, как сосульки, висящие на крыше, сопровождал меня всю дорогу до склона.

Впрочем, не важно. Теперь я была свободна.

У подножия холма я направилась к Сердцу. Я найду все свои ответы в городе.

— Ана! — Ли стояла на пороге и махала маленьким металлическим объектом. — Ты забыла компас.

Я тяжело вздохнула и потащилась обратно. Она бы мне его не принесла, и не было ничего удивительного в том, что она дождалась, пока я не проделаю весь путь вниз, дабы напомнить о компасе. В тот день, когда у меня впервые начались месячные, я выбежала с ванной комнаты, крича о том, что у меня внутреннее кровотечение. Она ухмылялась, пока не поняла, что я действительнодумала, что умираю. Это заставило ее грубо захохотать.

— Спасибо.

Я взяла компас и положила во внешний карман.

— Сердце в четырех днях на север. В шести, учитывая погоду. Постарайся не потеряться, потому что я не пойду на твои поиски.

Она захлопнула дверь передо мной, отрезая поток теплого воздуха от обогревателя. Скрытая от ее взгляда, я показала язык, а затем коснулась розы, вырезанной на дубовой двери. Это был единственный дом, который я когда-либо знала. После моего рождения Менехем, муж Ли, ушел за границу Сферы.

Ему было слишком стыдно за свою бездушную дочь, чтобы оставаться, и Ли винила меня... во всем. Единственная причина, по которой она заботилась обо мне — в каком-то смысле — была в том, что ее заставил Совет.

После этого, все еще жалея об исчезновении Менехема, она переехала со мной в коттедж «Пурпурной Розы», который садовник Крис оставил нам, и дала ему высмеивающее прозвище, ибо никто и не думал, что розы могут быть голубыми. Как только я достаточно выросла, то часами пыталась вернуть эти розы обратно к жизни, чтоб они расцветали на все лето. На моих руках все еще есть шрамы от их шипов, но я знаю, почему они защищали себя столь отчаянно.

Я снова свернула, протоптав до конца холма. В Сердце я собираюсь умолять Совет пустить меня на время в главную библиотеку, где хочу найти источники причины, почему, после пяти тысяч лет перевоплощения одних и тех же душ, вдруг родилась я.

Наступило утро, но едва ли от этого потеплело. Сугробы лежали по сторонам от каменной дороги, и мои ботинки погружались в слой белого снега, который нападал за день. Иногда по дороге попадались белки и бурундуки, ползущие по ледяным веткам или взбирающиеся по пихте, но, по большей части, вокруг царила тишина.

Даже агрессивный лось, нюхающий снег в сторонке, не издавал ни звука. Возможно, я была единственным человеком в Сфере. Я должна была уйти перед моим юбилеем, пятнадцатым днем рождения, и — для обычных людей — день физического взросления. Обычные люди оставляли своих родителей, чтобы отпраздновать день рождения с друзьями, но у меня их не было и, я думаю, мне понадобится больше времени, чтобы познать то, что другие познали уже тысячу лет назад. Насколько мне помнится, я всегда верила, когда Ли мне говорила какая я глупая. Больше у нее не будет такой возможности.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.