Патруль «Синяя стрела»

Блинов Геннадий Яковлевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Патруль «Синяя стрела» (Блинов Геннадий)

ГЛАВА ПЕРВАЯ,

о том, как Санька продавал строителям огурцы

Дом Рябовых стоял на пригорке. Санька взобрался на крышу и увидел всю стройку. Высокие башенные краны на своих длинных ручищах легко поднимали с земли контейнеры с кирпичом, по дорогам сновали машины.

Саньку привлек странный звук: он доносился словно из-под земли и был похож на всхлипывание.

Санька спустился с крыши и пошел искать Мишку. Тот лежал на траве в дальнем конце двора, загорал.

— Миш, что это такое? Будто кто плачет?

Мишка нехотя открыл глаза и усмехнулся:

— Ох и деревня ты, Санька! Это же копер. Сваи в землю вбивает.

Мишке все известно. Рябовы с самого начала живут на новостройке. Они уже успели поставить свой дом. А нынче хотят к нему пристроить еще две комнаты. Тогда у них будет шесть комнат.

— Здесь с жильем туго. Вот и пустим квартирантов. Тогда у нас деньги не станут переводиться. А вы разве квартиранты? Вы — наши родственники, — говорит Мишкин отец.

Если бы не он, Санькина мать никогда не решилась бы переехать на новое место.

Санька никак не может привыкнуть к стройке. И ему было бы совсем скучно, если б не Мишка. Мишка почти взрослый. Он и одевается здорово: на штанах пять молний, а на куртке тоже молнии, и карманчиков не сосчитать.

Сейчас он, полузакрыв глаза, греется на солнце. Ему не о чем говорить с Санькой. Но тому молчать не хочется:

— А ты почему такой белый? Наверно, потому, что свою куртку редко снимаешь? И мускулов у тебя почти нет…

Мишку будто чем укололи. Он приподнимается на локте, зло смотрит на Саньку.

— Дурак ты. Была бы голова, а мускулы для тех, кто лопатой работает…

Санька примиряюще говорит:

— Я ведь не хотел тебя обидеть…

Но Мишка и не обижается. Он предлагает:

— Пойдем сегодня огурцами торговать?

Саньке неудобно отказываться. Но торговать — стыдно. Санька представил, как он займет место за длинным деревянным столом на базаре и будет зазывать народ, потом складывать в карман пятаки и десятники. Чего хорошего в этом! Но как откажешься? Неудобно.

— Только я не буду кричать, что у меня самые хорошие огурцы…

Мишка расхохотался:

— Да меня и самого на базар кнутом не загонишь. Там поторгуешь, а потом от знакомых насмешек не оберешься. Мы же на стройку. В бригады.

…Они шли по пыльной дороге, то и дело сворачивая от мчавшихся машин. На пути встречались котлованы. Насосы надрывно глотали из них воду и выплевывали далеко в сторону. Санька еле успевал зз Мишкой. Тот торопил:

— Надо до обеда успеть.

Впереди виднелись пятиэтажные дома. Из окон вываливали мусор, пыль долго держалась в воздухе, першила в горле.

Перед одним из таких домов Мишка остановился:

— Я пойду сюда. А ты в тот, двухэтажный. Это детсад строят. И проси по два двадцать за десяток. Встретимся здесь же…

Санька робко направился к двухэтажному дому. У входа стучала бетономешалка, от нее тянулись внутрь здания резиновые шланги. Санька вошел в подъезд. Он представил, как будет предлагать рабочим огурцы, поежился и хотел уже повернуть назад, но услышал знакомый голос:

— С огурцами?

Санька испуганно оглянулся. Перед ним стоял Мишкин отец. Он был одет в комбинезон, заляпанный раствором.

— Дядя Степа, я… — растерянно начал Санька, но тот тихо прервал:

— На второй этаж поднимайся, сынок. Там скоро снедать собираются.

Рабочие, весело переговариваясь между собой, штукатурили стены. «Как сказать? — думал Санька. — Не крикнешь же, что пришел продавать огурцы». Он поставил на пол корзинку и стал разглядывать работающих. Санька обратил внимание на высокого парня в тельняшке. Он положил мастерок на подоконник и, весело поблескивая очками, спросил:

— Ну как?

— Ловко получается, — сказал Санька.

— Иди в нашу бригаду. Знаменитым штукатуром сделаем…

— Не… — протянул Санька. — Я нынче в пятый класс пойду…

Парень засмеялся:

— Смотри, пожалеешь! — Потом увидел корзинку:

— Огурцы? То-то я слышу — зеленью пахнет. Ну, брат, угостишь ты нас сегодня. Квасок бы еще — вот и окрошка.

Он крикнул:

— Обедать пора!

Саньку окружили.

— Очередь, очередь, девчата, — шутливо командовал парень. — Мне, как вашему начальству, надо стоять первым.

— Бригадир, имей совесть. Будь рыцарем, пропусти девушек…

А Санька стоял ни жив ни мертв. Вот сейчас у него спросят цену. Что он ответит? По два рубля — еще куда ни шло. Но ведь Мишка велел по два двадцать… И, он, чтобы не подвести Мишку, выпалил, не ожидая вопроса:

— По два двадцать за десяток.

— Ого! — только и сказал бригадир. — Кажется, брат, я напрасно тебя приглашал в бригаду.

Санька, растерянно шмыгая носом, готов был расплакаться. Ему хотелось убежать, оставить корзинку. Но бежать некуда — кругом стояли люди.

— Что за шум, а драки нет? — услышал мальчик голос дяди Степы. Он хотел пожаловаться ему, что Мишка велел просить такую цену… Но дядя Степа отвел глаза и сказал:

— Зря мальца ругаете. Ведь его-то, наверно, послали родители…

— Судить надо таких родителей…

— Опять же и овощ нынче в цене. Покупать-то нас никто силком не заставляет…

Дядя Степа снова спустился вниз, топая по лестничным маршам тяжелыми сапогами. И Санька от стыда готов был провалиться сквозь землю. Если бы эти дрянные огурцы были его, он их так отдал, безо всяких денег. Пусть берут и едят на здоровье, и пусть не думают, что он жадина и спекулянт…

Бригадир положил руку на плечо мальчика:

— А если не продашь, то тебе попадет?

— Не знаю. Наверное, попадет…

Тогда бригадир сказал рабочим:

— Давайте все-таки полакомимся огурчиками. Да и хлопчика подводить не хочется. Пусть и переплатим чуточку…

Санька стоял, опустив голову. Рукой он прикоснулся к карману, и там тоненько звякнули монетки: дала мать на кино и мороженое. Не надо ему ни мороженого, ни кино! Он отдаст эти пятьдесят копеек Мишке. Пусть берет. А огурцы все-таки будет продавать по два рубля. Бригадир выбрал себе десять огурцов. Санька сказал ему:

— По два рубля давайте.

— А дома? Ругать будут?

— Ну и пусть.

Когда Санька с пустой корзиной спускался вниз, до него донесся голос бригадира:

— Угощайся, дядя Степан. Огурчики великолепные…

И густой бас дяди Степы:

— Что ты, Петро! Моих отведай. У меня-то свой огород, как-никак…

И Саньке было обидно, что дядя Степан не выручил его, не сказал, что огурцы надо продавать дешевле. И еще не понимал он, почему дядя Степан не признался, что огурцы из его огорода.

Мишка уже стоял на улице, весело улыбаясь:

— Ну, как? Я свои сразу загнал.

Санька тихо сказал:

— Не пойду я больше торговать…

— Мямля ты. Будь мужчиной. Наверное, сказали, что дорого? Да? Так всегда говорят. Каждому своих денег жалко. А сколько за этими огурцами надо ухаживать?.. Вот то-то и оно. А ты сразу нюни распускать. В городе надо уметь жить.

Они подошли к перекрестку. Здесь лежали железобетонные кольца. Мишка сказал:

— Отдохнем. Да и деньги гони.

Санька вывернул карманы и вытряхнул в кепчонку помятые рублевки и звенящие монеты.

Мишка пересчитал их, присвистнул:

— Поздравляю. Ты, оказывается, дороже меня взял. Молодец!

Неохотно отсчитал двадцать копеек.

— Возьми себе. За работу. Купишь что-нибудь. Я ведь не жадный.

Санька покачал головой. Мишка удивленно посмотрел на него, усмехнулся:

— Как знаешь. А я вот от денег никогда не откажусь.

Он встал и заторопился: «Пойдем. Только давай с собой прихватим вот эту доску. Будем делать пристройку — пригодится»

ГЛАВА ВТОРАЯ,

об Альке и его мытарствах со щенком

Все Алькины друзья уехали в пионерский лагерь, а он остался один и не находил себе места. Чем заняться, Алька не знал. Однажды он сидел у радиоприемника и крутил регулятор настройки. Было смешно слушать, как там калякают дикторы по-иностранному. Он вдруг услышал:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.