За порогом Победы

Мартиросян Арсен Беникович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
За порогом Победы (Мартиросян Арсен)

А. Б. Мартиросян. М.: Вече, 2009. — 320 с. — (200 мифов о Великой Отечественной)

ISBN 978-5-9533-4015-1

УДК 94(47)ББК 63.3(2)62

ISBN 978-5-9533-4015-1

Миф № 1. Сталин согласился принять за безоговорочную капитуляцию Третьего рейха так называемый Реймский протокол.

Миф № 2. За подписание Акта о безоговорочной капитуляции Германии перед западными державами в Реймсе Сталин репрессировал генерала Суслопарова.

Превентивный комментарий. Официально принцип «безоговорочной капитуляции» нацистской Германии был утвержден союзниками еще в январе 1943 года, на конференции в Касабланке (Марокко), в которой приняли участие Рузвельт, Черчилль и от Национального комитета по освобождению Франции — Дe Голль. Сталин также получил приглашение, однако из-за бушевавшей тогда Сталинградской битвы выехать не смог. Однако решение этой встречи — полная и безоговорочная капитуляция Германии перед всеми странами-участницами антигитлеровской коалиции — Сталиным было полностью одобрено.

Откровенно говоря, это редко используемые мифы. Их применяют лишь тогда, когда просто нечего сказать гадкого в адрес Сталина. Применяют, даже невзирая на то, что они диаметрально противоположные. Тем не менее мы их рассмотрим, так как природа их происхождения весьма любопытна. Не говоря уже о том, что в недрах этих мифов, как и всегда, кроется особая подлость англосаксонских подонков, числившихся нашими союзниками по антигитлеровской коалиции.

Под конец войны нацистская Германия оказалась практически полностью изолированной и единственным ее реальным союзником оставалась Япония, продолжавшая вести военные действия на Дальнем Востоке и Тихом океане. Дипломатические связи, сохранившиеся у Германии с несколькими иностранными государствами, провозгласившими нейтралитет в войне, носили сугубо формальный характер. Число же объявивших Германии войну государств в марте 1945 года достигло пятидесяти. Понимая всю сложность и тяжесть своего положения на заключительном этапе войны, главари нацистского режима активизировали многочисленные попытки спасти нацизм путем заключения сепаратного мира с западными державами. Такие попытки предпринимали Г. Геринг, Г. Гиммлер, И. Риббентроп и другие ближайшие сообщники А. Гитлера. Главные надежды они возлагали на возможность использования имевшихся в советско-англо-американских отношениях разногласий и трений, а также на возможность вооруженного столкновения между Советским Союзом и западными державами, в котором, как им тогда грезилось, Третий рейх должен стать «естественным союзником» западных держав в войне против СССР.

В конце апреля 1945 года нацисты предприняли последнюю попытку добиться сепаратного соглашения с западными державами. В частности, фюрер безуспешно пытался связаться с командующим группой английских армий в Европе фельдмаршалом Б. Монтгомери с целью заключить сепаратное соглашение между Германией и Великобританией, направленное против СССР. Известно также, что и рейхсфюрер СС Гиммлер в последние дни существования нацистской Германии обращался даже к генералу Шарлю де Голлю, предлагая ему заключить сепаратный альянс, направленный как против англосаксов, так и против СССР. Никто не счел возможным пойти на прямые переговоры с Гиммлером. 25 апреля премьер-министр Великобритании У. Черчилль писал И. В. Сталину в связи с переговорами, что «не может идти речи ни о чем меньшем, кроме как об одновременной безоговорочной капитуляции перед тремя главными державами». В тот же день Сталин ответил Черчиллю: «Ваше предложение о предъявлении Гиммлеру требования безоговорочно капитулировать на всех фронтах, в том числе и на советском фронте, считаю единственно правильным… Прошу действовать в духе Вашего предложения, а Красная Армия будет нажимать на Берлин в интересах нашего общего дела».

30 апреля 1945 года в окруженном Берлине, в бомбоубежище имперской канцелярии покончил жизнь самоубийством Гитлер. Своим преемником он назначил главнокомандующего военно-морским флотом гросс-адмирала К. Деница, который сформировал новое «правительство». Вскоре после этого представители Деница во главе с новым главнокомандующим военно-морским флотом Германии генерал-адмиралом Г. И. фон Фридебургом вступили в контакт с Монтгомери. Монтгомери потребовал капитуляции немецких войск в Северной Германии, Голландии и Дании, причем капитуляции без всяких условий. 4 мая Фридебург подписал в британской ставке в Люнебурге акт о капитуляции немецких войск на Северо-Западном фронте.

На следующий день он и сопровождавший его полковник Полек были доставлены в ставку Верховного командующего экспедиционными силами союзников в Европе Д. Эйзенхауэра в Реймс для переговоров. Сам Эйзенхауэр в переговорах не участвовал, их вел начальник штаба верховного командования экспедиционными силами союзников генерал-лейтенант У. Б. Смит. В ходе первого разговора выяснилось, что Фридебург не имеет полномочий Деница на ведение переговоров о капитуляции всех войск. Проще говоря, немцы предлагали заключение сепаратного мира с западными державами. На это генерал Смит ответил, что союзники готовы обсудить вопрос о капитуляции немцев на Западном фронте при одновременной капитуляции без всяких условий перед русскими союзниками, в связи с чем Фридебургу был предложен проект акта о военной капитуляции.

Выслушав доклад Смита о результатах первого контакта с Фридебургом, Эйзенхауэр направил одновременно в Вашингтон, Москву и Лондон следующую телеграмму: «Адмирал Фридебург имеет полномочия только на сдачу остатков немецкой армии на Западном фронте. Обсуждение этого ограниченного предложения было отвергнуто. Учитывая, что адмирал расположен обсуждать вопрос о полной капитуляции, если будет на это уполномочен, ему было предложено запросить разрешение германского правительства».

В свою очередь Фридебург направил Деницу послание с просьбой предоставить ему полномочия на переговоры о полной капитуляции или прислать кого-нибудь, кто имел бы на это полномочия. Такая постановка вопроса фактически означала, что не будет действительной капитуляции немецких войск перед советским командованием и что Эйзенхауэр, хотя и отвергал сепаратную капитуляцию, но фактически был готов принять капитуляцию сразу всех германских вооруженных сил — и восточных, и западных. Для Деница же такая позиция Эйзенхауэра означала, что стремление немцев прекратить войну против англо-американцев с тем, чтобы продолжать ее против русских, потерпело полный крах.

На следующий день Смит проинформировал о ходе переговоров приглашенных Эйзенхауэром в Реймс представителей Красной Армии — начальника советской миссии во Франции генерал-майора И. А. Суслопарова и сопровождавших его полковника И. Зенковича и переводчика лейтенанта И. Черняева.

Для продолжения переговоров в Реймс на самолете США прибыл посланный Деницем начальник оперативного штаба верховного командования вооруженными силами Германии генерал-полковник А. Йодль, который надеялся избежать капитуляции на Востоке и просил отсрочить подписание капитуляции на четыре дня, на что Смит готов был согласиться. Об этом Смит доложил Эйзенхауэру. О результатах разговора с немцами были информированы советские представители.

Здесь следует иметь в виду, что нацисты откровенно проводили политику «капитуляции по частям». Логика и тем более ставки в этой политике были просты: раскол между союзниками по антигитлеровской коалиции случится, не может не случиться. Нужно только дождаться, потянуть время, а значит, продолжать войну. Выбор такой политики произошел 2 мая 1945 года, когда Гитлер, Борман, Геббельс были уже мертвы, новый президент Германии адмирал Карл Дениц провел совещание в своей резиденции во Фленсбурге, где и было принято решение — капитулировать перед англо-американцами, но продолжать боевые действия против Советского Союза. Однако всего лишь через день до нацистов доперло, что на общую капитуляцию на всем Западном фронте ни американцы, ни англичане не пойдут. И вот тогда-то правительство Деница приняло решение о «капитуляции по частям». И началось. 4 мая главнокомандующий германскими ВМС адмирал Фридебург подписал акт о капитуляции в Голландии, Дании, Шлезвиг-Гольштейне и Северо-Западной Германии перед британским фельдмаршалом Монтгомери. 5 мая генерал Шульц «сдал» свою группу армий в Баварии и на западе Австрии американскому генералу Деверсу, а генерал Бранденбергер капитулировал в Тироле. Но на юге оставалась еще значительная сила — группа армий «Австрия». 5 мая в город Реймс на северо-западе Франции, где находилась ставка командующего союзными войсками генерала армии Дуайта Эйзенхауэра (США), прибыл Фридебург, чтобы сдать эту южную группировку англо-американцам. Но Эйзенхауэр соглашался только на безоговорочную капитуляцию и на всех фронтах. Однако Дениц продолжал надеяться. И уже на следующий день — 6 мая — в Реймс на американском самолете прилетел очередной его эмиссар — генерал-полковник Альфред Йодль. Переговоры Йодля с Эйзенхауэром начались 6 мая после полудня и продолжались до позднего вечера. Начальник штаба Эйзенхауэра генерал Смит поддерживал Йодля чрезвычайно активно. Судя по всему, он выполнял чье-то указание, но это так и осталось невыясненным. Говорят, что в главном Эйзенхауэр остался неколебим и требовал только безоговорочной капитуляции. Наконец, решение было принято: с 23 часов 8 мая все боевые действия должны быть прекращены на всех фронтах.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.