Время предатель[др. перевод]

Бестер Альфред

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Бестер Альфред   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Альфред Бестер

Время — предатель

Нельзя повернуть назад и нельзя остановится. Счастливое окончание всегда имеет горьковато-сладкий привкус…

Жил-был человек по имени Джон Стрэпп; самый влиятельный, самый богатый, самый легендарный человек в мире, состоящем из семисот планет и семнадцати сотен миллиардов жителей. Только ему одному было даровано это качество — он мог принимать Решения. (Отметим заглавную "Р".) Он был один из немногих, кто мог принимать Главные Решения в этом невероятно сложном мире, и его решения были на 87 % верными. Но и продавал свои Решения он недешево.

Жила-была компания, именуемая, скажем, Брукстон Биотикс с предприятиями на Альфе Денеба, Мицаре-III, Земле и правлением на Алькоре-IV. Ежегодный доход Брукстон составлял 270 миллионов Кр. Запутанность брукстоновских торговых связей с поставщиками и конкурентами требовала специальных служб, в которых было занято 200 экономистов компании, причям каждый — эксперт в одном крошечном аспекте громадной картины. И никто не был в состоянии координировать вся положение дел.

Брукстону требовалось Главное Решение по дальнейшей политике. Эксперт-исследователь Э. Т. А. Голланд из Денебской Лаборатории открыл новый катализатор для биосинтеза. Это был эмбриологический гормон, который делал молекулы ядра клетки пластичными, как глина. А глину можно было моделировать и придать ей любую форму. Спрашивается: должен ли Брукстон отказаться от старых методов и переоборудоваться на новую технологию? Решение включало бесконечное разветвление взаимодействующих факторов: цены, гарантии сохранности, времени поставок, требований патентов и патентного законодательства, действий суда и многих других. Был только один выход — спросить Стрэппа.

Предварительные переговоры прошли довольно жестко. Представители Стрэппа сообщили, что обычный гонорар Дж. Стрэппа — 100 000 Кр. плюс 1 % пакета акций Брукстон Биотикс. Принимайте это или отказывайтесь. Брукстон Биотикс приняли с радостью.

Следующий шаг был более сложным. Джон Стрэпп был очень занят. Принятие Решений у него было расписано до конца года, по два в неделю. Мог ли Брукстон так долго ждать? Не мог. Брукстону прислали расписание будущих условленных визитов Стрэппа и предложили обмен с любым из клиентов, который этого пожелает. Брукстон торговался, подкупал, шантажировал, но вся-таки добился своего — Джон Стрэпп должен был появиться на головном предприятии Алькора в понедельник, 29 июня, ровно в полдень.

И тогда начались странности. В 9 утра этого понедельника в оффисе Брукстона появился представитель Стрэппа по связям, некий Олдос Фишер. После недолгого разговора с самим Старым Брукстоном, по заводскому радио было сделано такое объявление: "Внимание! Внимание! Срочно! Срочно! Все мужчины с фамилией Крюгер, сообщите о себе в центральную. Повторяю. Все мужчины с фамилией Крюгер, срочно доложите в центральную. Повторяю, срочно! "

Сорок семь человек обратились в центральную и были отправлены домой со строгими указаниями оставаться там до следующих распоряжений. Полиция предприятия, руководимая раздражительным Фишером, организовала спешное прочясывание и проверила идентификационные карточки у всех служащих, до которых смогла добраться. Никто из Крюгеров не должен был оставаться на заводе, но невозможно проверить две с половиной тысячи человек за три часа. Фишер кипел от злости как азотная кислота.

К 11. 30 Брукстон Биотикс бросило в лихорадку. Почему выпроводили домой всех Крюгеров? Что это случилось с легендарным Джоном Стрэппом? К какому сорту людей относится Стрэпп? Как он выглядит? Как он работает? Он зарабатывает 10 миллионов Кр. в год. Он владеет 1 % всего мира. Он был так близко к Богу в понятии простых людей, что они ожидали ангелов с золотыми трубами и гигантское бородатое создание бесконечной мудрости и сострадания.

В 11. 40 прибыла персональная личная охрана Стрэппа — группа из десяти человек в штатском, которые проверили двери, холлы, залы и тупики с ледяной деловитостью. Они отдавали распоряжения. Это убрать. Это — запереть. Это и это сделать. Вся было выполнено. Никто не спорил с Джоном Стрэппом. Охрана заняла места и ожидала. Брукстон Биотикс затаил дыхание.

Пробил полдень, и в небе появилось серебряное пятнышко. Оно приближалось с высоким воем и приземлилось, отчаянно тормозя, точно перед главным входом. Двери корабля с шипением открылись. Два коренастых человека настороженно вышли, беспокойно осматривая вся вокруг. Шеф группы безопасности подал сигнал. Из корабля вышли две секретарши — брюнетка и рыжеволосая, сногсшибательные, шикарные и эффектные. После них вышел худой клерк, лет сорока, несущий очки в роговой оправе и тревожную атмосферу. На клерке был мешковатый костюм, из бокового кармана которого торчали бумаги. И, наконец, за ним сошло великолепное создание, высокое, величественное, хотя и чисто выбритое, но бесконечной доброты и сострадания.

Эскорт подошял к прекрасному мужчине и сопровождал его до главной двери. Брукстон Биотокс счастливо вздохнул. Джон Стрэпп не разочаровал. Он был действительно Бог, и было приятно иметь 1 % себя, принадлежащий ему. Посетители прошли вниз в главный зал и вошли к Старому Брукстону. Брукстон ожидал их, величественно восседая за столом. Он вскочил, пробежал навстречу, пылко пожал руку великолепного человека и воскликнул:

— Мистер Стрэпп, сэр, от лица всей моей организации я приветствую Вас.

Клерк закрыл дверь и сказал:

— Я — Стрэпп.

Он кивнул своему великолепному подставнику, который тихо сел в угол.

— Где ваши данные?

Старый Брукстон ошарашенно указал на свой стол. Стрэпп сел за него, подтянул к себе толстые папки и начал читать. Худой человек. Беспокойный человек. Сорокалетний человек. Прямые чярные волосы. Глаза цвета пекинской лазури. Красивый рот. Выпирающие из-под кожи кости. Единственное выдающееся качество — полное отсутствие смущения. Но когда он говорил, в его голосе слышался истерический обертон, который проявлял что-то яростное и одержимое глубоко внутри его.

После двух часов непрерывного чтения и невнятных комментариев своим секретарям, которые делали заметки символами Войтхеда, Стрэпп сказал:

— Я хочу осмотреть завод.

— Зачем? — поинтересовался Брукстон.

— Чтобы почувствовать его, — ответил Стрэпп. — Всегда есть нюансы, включаемые в Решение. Это наиболее важный фактор.

Они вышли из оффиса и начался парад: охрана, коренастый мужчина, секретари, клерк, кислый Фишер и великолепный подставник. Они прошли повсюду. Они вся осмотрели. > выполнил большую часть > для >. Он говорил с рабочими, мастерами, инженерами, старшим, младшим и средним персоналом. Он болтал с ними, спрашивал имена, представлял <<великому человеку>>, говорил о семьях, рабочих условиях, амбициях. Он изучал, вынюхивал и прощупывал. После четырях изнурительных часов они вернулись в оффис. > закрыл дверь. Подставник остановился рядом.

— Ну? — спросил Брукстон. — Да или нет?

— Подождите, — ответил Стрэпп.

Он просмотрел заметки секретарей, поглотил их, закрыл глаза и какое-то время стоял спокойно и тихо посреди оффиса, подобно человеку, пытающемуся услышать удаяенный шяпот.

— Да, — сделал он Решение и стал богаче на 100 000 Кр. и 1 % акций Брукстон Биотикс. В свою очередь Брукстон имел 87 % гарантии, что Решение верно. Стрэпп открыл дверь. Снова собрался "парад" и они направились прочь с предприятия. Персонал бросился использовать свой последний шанс сделать снимки или прикоснуться к великому человеку. Клерк помогал преодолеть путы публики с энергичной вежливостью. Он опять спрашивал имена, представлялся и забавлялся. По мере того, как они подходили к кораблю, голоса и смех становились вся громче. Тогда случилось невероятное.

— Ты! — внезапно закричал клерк. Его голос звучал визгливо и ужасно. — Ты, сукин сын! Ты, проклятый вшивый ублюдок! Убийца! Я ждал этого! Я ждал десять лет! — он выхватил из внутреннего кармана плоский пистолет и выстрелил человеку в лоб.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.