Большая книга ужасов – 11

Русланова Марина

Серия: Большая книга ужасов [11]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Большая книга ужасов – 11 (Русланова Марина)

Портрет неприкаянного духа

Глава I

Юлька

Юлька зашвырнула сумку с учебниками в угол и плюхнулась на диван. Настроение – хуже некуда. Еще бы!

Первая двойка в новом учебном году! Двойки вообще получать неприятно, а что говорить о первой, испортившей новенький дневник.

В Юлькину комнату вошла сухощавая домработница Муза Михайловна и занудила:

– Юля, встань с дивана, переоденься в домашнее, вымой руки и иди обедать.

Юлька покорно поднялась и открыла шифоньер. Она знала, Муза не отстанет, пока не увидит, что ее требования выполнены. Про себя Юлька звала домработницу Мумией. Бесстрастное лицо, мучнисто-белая кожа, черные волосы, бровки домиком, уголки накрашенного алой помадой рта скорбно опущены вниз. По Юлькиному мнению, ожившая мумия должна выглядеть точь-в-точь как их домработница Муза Михайловна.

Следует признать, что в уборке их квартиры Мумии не было равных, а вот насчет приготовления пищи Юлька бы поспорила, – бабушка готовит куда лучше.

– Овощной суп, – объявила Мумия, поставив перед Юлькой тарелку с супом.

Юлька взяла ложку и стала есть ненавистный суп. Почему она не может поесть, как все нормальные люди – положив перед собой интересную книжку?

Юлька искоса взглянула на Мумию. Интересно, как отреагирует домработница, если она сядет за стол с книгой? Наверное, лопнет от возмущения.

Покончив с супом, Юлька отодвинула тарелку. Мумия принесла второе. Ничего, сегодня вполне съедобно: картофельное пюре и котлета, и то, и другое Юлька любила. Компот и булочку с маком, несмотря на неодобрительный взгляд Мумии, Юлька забрала в свою комнату.

Раскрыв «Одиссею капитана Блада», девочка два часа бороздила океан с отчаянным капитаном. Неожиданно мамин голос вырвал ее из морского боя и вернул в залитую солнцем комнату.

– Что? – Юлька непонимающе смотрела на маму.

– Как дела в школе? – дежурный вопрос, не требующий подробного отчета.

– Нормально, – ответила Юлька.

Она подозревала, что маме глубоко безразлично, как учится ее единственная дочь.

– Тебе жить, – пожимала плечами мама, подписывая дневник, в котором двойки и тройки появлялись довольно часто. – Институты все равно платные, за деньги туда и обезьяну возьмут. А главное в жизни – удачно выйти замуж.

В свое время мама так и сделала и теперь со смехом говорила, что ее профессия быть женой. Она никогда не работала, но всегда была занята. Салоны красоты, тренажерный зал, бассейн, шейпинг, встречи с подругами, театральные премьеры и светские мероприятия отнимали уйму времени. По вечерам она жаловалась, что безумно устала.

Отца Юлька видела максимум три раза в неделю. Он был директором большого завода, рано утром уезжал на работу, поздно вечером возвращался. Завод переживал трудные времена. Нелегко восстанавливать то, что в годы перестройки разрушили почти до основания. Когда папе удавалось освободиться пораньше, он поступал в распоряжение мамы.

– Подниму завод, поедем все вместе в отпуск, – обещал папа, но Юлька не верила. Он каждый год обещает – и ничего не получается.

– Юля, ты не забыла, сегодня мы идем на день рождения к Ирочке, – напомнила мама.

Юлька досадливо поморщилась. Ира Зайцева – дочь близкой маминой подруги. Более скучной девочки Юлька не встречала. Гостям Ира с гордостью демонстрировала собственноручно вышитые салфеточки, связанные на куклу кофточки и альбом с рисунками. Еще Ира любила играть на рояле, а гости должны были восхищенно ахать и восторженно закатывать глаза. У Юльки отсутствовал слух, и оценить класс Иркиной игры она не могла, но подозревала, что бурно аплодирующие гости просто рады окончанию музыкальной пытки.

– Вымой голову и шею, – распорядилась мама, – и очень тебя прошу, надень платье.

Только не это! Юлька терпеть не могла платья, особенно розовые с множеством рюшечек и бантиков. Как раз такое платье мама извлекла из шифоньера.

Юлька бросила тоскливый взгляд на платье и потопала в ванную. Проходя мимо висевшей в коридоре картины, она поежилась. Эта картина – последнее мамино приобретение. Мама привезла ее из Греции, откопав в какой-то антикварной лавке.

– Я просто не могла уйти без нее, – рассказывала мама, осторожно разворачивая покупку. – Эти глаза заворожили меня.

Юлька с любопытством посмотрела на картину. Ничего особенного: женщина в роскошном старинном платье. Правда, очень красивая женщина – но и только.

Мама два дня носилась по квартире, прикидывая, куда бы пристроить картину. В обстановку столовой она не вписывалась, вешать ее в своем кабинете папа наотрез отказался, в спальне не было места. Мама повздыхала и велела повесить картину в просторном коридоре.

Позже Юлька внимательно рассмотрела картину На потемневшем от времени полотне была изображена в полный рост красивая женщина в бордовом платье, расшитом золотом. Вьющиеся темные волосы уложены в затейливую прическу, один локон спускается до плеча. В ушах – серьги с рубинами, на шее – рубиновое колье. Общий темный фон картины выгодно оттеняет перламутровый цвет кожи. Картина как картина.

Юлька уже собиралась уйти, но внезапно поняла, о чем говорила мама. Глаза! Жгуче-черные глаза казались живыми! Они смотрели прямо на Юльку. Юлька присмотрелась и заметила в глубине черных глаз красные огоньки. Странно, минуту назад она их не замечала, глаза казались просто черными.

Юлька ушла, но через некоторое время снова подошла к картине. Черные глаза, и никаких огоньков. Может, ей показалось? Но девочка была уверена, что огоньки были, она их отчетливо видела.

Юлька не поленилась, принесла из папиного кабинета лупу, взобралась на стул и миллиметр за миллиметром изучила странные глаза. Красных огоньков не было.

«Значит, показалось», – решила девочка и оставила картину в покое. Но немного погодя, случайно взглянув на полотно, она снова заметила красные огоньки в глазах женщины.

Юлька позвонила Тане Рембольд, которая занималась в художественной школе, и спросила, как объяснить подобный феномен?

– Все очень просто, – авторитетно заявила Таня. – Иногда электрический или естественный свет так падает на картину, что кажется, будто в глазах загораются огоньки. И Таня пустилась в рассуждения об оттенках черного.

Юлька положила трубку и снова возвратилась в коридор. Она посмотрела на картину. Огоньков не было.

– Юля, поторопись, опаздывать неприлично, – крикнула мама.

Быстренько вымыв голову, лицо и шею, Юлька надела ненавистное платье. С отвращением посмотрела на себя в зеркало. Еще бы пышный розовый бант в волосы – и полный абзац, как говорят ее хулиганистые одноклассники. Наверное, будь у Юльки длинные волосы, мама постаралась бы и бант завязать. К счастью, Юлька носит короткую спортивную стрижку и бант прилепить просто некуда.

Мама придирчиво оглядела дочь и недовольно поморщилась:

– С длинными волосами тебе было лучше. Юлька ответила яростным взглядом. Она еле отвоевала право стричься как ей нравится. Год назад она увидела в журнале фотографию молодой симпатичной женщины. Юльке понравилась ее стрижка. Из статьи она узнала, что на фото – трагически погибшая несколько лет назад принцесса Диана. Юлька взбунтовалась. Даже принцессы носят короткие стрижки, а ей не разрешают подстричься! Мучайся с длинными волосами, заплетай, расплетай.

Вырвав из журнала страницу, Юлька понеслась в салон, к маминому парикмахеру. Мастер одобрил Юлькин выбор, но стричь ее без разрешения категорически отказался.

Не тот Юлька человек, чтобы отказываться от принятого решения. Она зашла в первую попавшуюся парикмахерскую и подстриглась.

Увидев дочку, мама схватилась за сердце:

– Кто тебя так изуродовал?!

То, что творилось на Юлькиной голове, даже отдаленно не напоминало стрижку принцессы.

Мама тут же отвезла Юльку к своему мастеру.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.