Огонь эльфов. Сага о Тале

Фельтен Моника

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Огонь эльфов. Сага о Тале (Фельтен Моника)

Сабине Штройферт, моей сестре и подруге.

Недолго царить тебе на этой земле, порождение тьмы!

Через десять лет, когда наступит затмение То и Ю, на свет появится тот, кто будет носить Знак лун и кто отомстит за невинные человеческие жизни.

Трепещи, ведь он будет обладать силой освободить нашу любимую Богиню и уничтожить тебя.

Из пророчества Анторка

Пролог

Равнина ожила.

Сначала их было немного, тех, кто по ночам разбивал лагеря вокруг редких костров. Но с каждым заходом солнца их становилось все больше и больше. А теперь, спустя почти полмесяца после того, как первый воин поставил шатер на этой каменистой земле, в Темных Пределах собралось огромное войско.

Шари все чаще забиралась на заросший густым лесом холм у границы Темных Пределов и, лежа в укрытии, настороженно глядела на бесчисленные огни военного лагеря. Как и у всех туманных эльфов, у нее было хорошее зрение, но, как она ни вглядывалась, Шари казалось, будто пелена вязкой темной мглы мешает ей рассмотреть детали на равнине.

В этот вечер все было иначе.

Казалось, что воинов что-то взволновало. Они неподвижно сидели у костров, и Шари даже не нужно было призывать на помощь эльфийские умения, чтобы понять, что они чего-то ждут.

Шари тоже ждала. Она то и дело осторожно переворачивалась с одного бока на другой, пытаясь дать отдых онемевшим рукам и ногам, однако на каменистом склоне это плохо помогало. Эльфийка вздохнула. Она покинула болота Нумарка десять дней назад в поисках трав, которые не встречались на болотистой почве ее родины. Туго набитый мешочек лежал рядом, но Шари не обращала на него внимания, догадываясь, что теперь травы вряд ли понадобятся. Собственно говоря, она уже давно собиралась пуститься в обратный путь, но, увидев однажды утром черного воина, решила остаться ненадолго в Темных Пределах, чтобы выяснить, что происходит на равнине.

Шари понимала, что слишком задержалась и дома уже беспокоятся. И не впервые пожалела она о том, что еще слишком молода, чтобы пользоваться языком мыслей. Имей она такую возможность, ей без всяких помех удалось бы через огромные расстояния послать известие в столицу эльфов с просьбой о помощи. Но ее обучение этому крайне сложному искусству могло начаться только следующей зимой. Поэтому единственное, что оставалось эльфийке, — самой отправиться в путь и сообщить об этом открытии. Вообще-то она решила возвращаться еще шесть дней назад. Но как раз тогда воины принялись возводить в центре лагеря большой шатер, и это ее остановило. Шатер стоял особняком и выглядел настолько роскошно, что, прежде чем идти в Нумарк, Шари захотела непременно выяснить, что это за сооружение.

За шесть дней она окончательно убедилась в том, что воины пришли с севера. Там, по ту сторону границы Темных Пределов, лежали мрачные неисследованные земли, не знавшие солнечного света.

Одна только мысль об этом заставила Шари содрогнуться. Ни за что на свете туманная эльфийка не отправилась бы по доброй воле в этот мир, чуждый всему живому. И Шари была уверена, что появление воинов с севера не предвещает ничего хорошего.

Ее народ обычно избегал даже Темных Пределов. Эта бедная незаселенная территория лежала у северных границ Тале, земли, когда-то полностью принадлежавшей эльфам, в которой теперь царил мрак. Тусклый мир Темных Пределов представлял собой каменистую пустыню, многие столетия лишенную животворного влияния Благой Богини. Даже неприхотливый серебристый мох не желал расти в защищенных от ветра укромных уголках на склонах огромных скал, разбросанных по всей равнине.

Внезапно внимание Шари привлекло какое-то движение в небе. Непроницаемая тьма, плотным плащом закрывавшая звезды, казалось, треснула прямо над лагерем.

Как зачарованная, смотрела Шари в расширяющийся просвет, в котором пульсировало мощное красное пламя. С каждым мгновением оно становилось все ярче, пока не стало напоминать раскаленную лаву, текущую прямо с небес. Воины на равнине затянули глухую монотонную песню, сначала тихо, затем все громче и громче.

Шари почувствовала: сейчас непременно должно что-то случиться.

Ритмичное притопывание и пение воинов становилось все быстрее, и, когда оно достигло наивысшего предела, из пылающего просвета на землю посыпались яркие молнии.

И в тот же миг мощная искра брызнувшего света разорвала небо, за ней прогремел гром, и она разразилась прямо в центр огромного шатра.

Ослепленная Шари закрыла глаза и прижала ладони к ушам. Голова гудела, а обостренные чувства эльфийки требовали — немедленно бежать. Но Шари не могла пошевелиться. Единственное, на что хватило сил, — прижавшись к земле, медленно сползти за холм. Когда, по ее расчетам, она оказалась достаточно далеко, чтобы быть замеченной с равнины, утомленная девушка свернулась калачиком и уснула на твердой земле.

Когда она проснулась, ночь уже близилась к концу. По тихому скребущемуся звуку, раздающемуся рядом, она догадалась, что больше не одна. Откуда-то из глубин ее существа поднялся страх, потому что тот, кто стоял рядом и ждал ее пробуждения, не мог быть другом.

Она собрала в кулак все свое мужество и открыла глаза, но тут же пожалела об этом. В менее чем трех шагах от нее на камне сидел огромный черный воин. Его жуткие, светящиеся красным глаза смотрели на девушку с ужасающим спокойствием. Воин сразу же заметил, что эльфийка проснулась. Но поначалу даже не шелохнулся.

Шари поняла, как сильно недооценила опасность и как бесконечно глупо поступила, не отправившись назад сразу же, чтобы предупредить свой народ. Но у нее не оставалось времени раздумывать о допущенных ошибках.

Из горла воина вдруг вырвался звук, который, должно быть, означал триумф и в котором не было ничего человеческого. Он поднялся, и железные кольца его доспехов зазвенели, затрещала жесткая кожа. Воин медленно подошел к Шари, замахиваясь страшным обоюдоострым топором для смертельного удара.

Эльфийка лежала на земле, парализованная невыразимым ужасом. Она, широко раскрыв глаза, смотрела на то, как неумолимо опускается сверкающий клинок. Из ее горла вырвался последний отчаянный крик, но рядом не было никого, кто смог бы ей помочь.

Когда топор коснулся стройного тела жертвы, крик оборвался и арфа, стоявшая в тронном зале Нумарка, издала жалобный звук. Заплакали даже цветы в дворцовых садах и на целый день закрыли свои бутоны.

Книга первая

ПРОРОЧЕСТВО

1

Осенний день был унылым, все небо затянуто тучами, а серый свет умирающего дня, проникавший сквозь кусты и деревья сада, казался еще более тусклым. С Ильмазурского хребта дул холодный порывистый ветер, неся с собой бурую пожухлую листву. Он безжалостно гонял ее по мощеным улицам деревни. Отдельные листья пытались освободиться из-под его власти, затаившись за крупным камнем или за углом дома. Но он немедленно находил их, не давая покоя.

Через маленькое окно прядильни Илайя отрешенно наблюдала за бесчинствами ветра. День постепенно угасал. Девочка не могла оторвать взгляда от беспорядочного кружения листьев: ей было жаль маленьких бурых остатков ушедшего лета. Роскошный зеленый наряд, который деревья носили летом, потрепался и высох. Сухие и безжизненные листья безотчетно и беспомощно пытались спрятаться от разрушительной силы ветра.

…Огонь был повсюду. Яркие языки пламени лизали низкие облака, освещая непроглядную тьму, нависшую над крепостью. Едкий черный дым носился по узким улочкам Нимрода, разъедая испуганным людям глаза. Сотни раненых и умирающих протягивали руки к тем, кто еще пытался спастись, мешая им бежать в узких переулках.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.