У любви законов нет

Дарнелл Оливия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
У любви законов нет (Дарнелл Оливия)

Оливия Дарнелл

У любви законов нет

1

— Да, Симона, — смиренно сказала Зоэ в телефонную трубку, — это наш новый начальник полиции, мы совершенно случайно встретились. Я знаю о нем не больше твоего.

— Ну-ну, — недоверчиво протянула подруга. — Так-таки и не больше? Я видела, как вы друг на друга глядели. И знаешь, вы чертовски красиво смотрелись вместе!

Зоэ вздохнула и отдернула занавеску, чтобы полюбоваться садиком. Она знала, что с Симоной спорить бесполезно: если та решила кого-нибудь «сосватать», то может распространяться об этом ночь напролет. И не успокоится, пока не услышит звон свадебных колоколов.

— Кроме того, он, похоже, отличается хваткой. Ну, ты понимаешь, о чем я. Хотя у этого Оливера отец родом из Англии, но дело свое он знает! Гастон сказал, что он в первый же день построил по стойке «смирно» все отделение, а уж мне-то хорошо известно, какой у них там бедлам! Сразу видно — бывший военный.

Муж Симоны, лучшей подруги Зоэ, служил в полиции. Маленькое отделение состояло всего из нескольких человек, но этого вполне хватало, чтобы следить за порядком в небольшом горном городке. Симона регулярно приносила приятельницам сплетни о том, что делается у стражей закона, и теперь сама не понимала, как позволила новоприбывшему застать себя врасплох…

Зоэ нервно наматывала на палец белокурую прядку. Больше всего на свете ей хотелось рассказать подруге о том, что беспокоило ее уже третий день: о звонке вымогателя. Но она помнила, что было сказано в записке, вчера поздно вечером найденной ею на пороге: «Не вздумай вмешивать в дело полицию!»

Симона, конечно, лучшая в мире подруга — сразу после ограбления, когда перепуганная Зоэ позвонила ей по телефону, примчалась через несколько минут и провела у пострадавшей почти весь день. Утешала, обнадеживала, поила валерьянкой. Хотя дома ждало множество дел да и крошка сын требовал постоянного материнского присутствия, она все отложила, чтобы успокоить приятельницу!

И теперь Зоэ ужасно хотелось поделиться с Симоной новыми горестями, но она не смела. Все-таки мадам Дельбрель — жена полицейского и было мало надежды, что она не поделится новостями с супругом… Даже если ее попросить хранить все в секрете, вряд ли Симона сможет долго противиться искушению.

— Ты хотя бы согласна, что этот Оливер просто душка? — продолжал щебетать в трубке голос подруги. — У тебя всегда был отличный вкус. Не может быть, чтобы ты его не оценила…

— Ну да, он недурен собой, — нехотя согласилась Зоэ. — Только совершенно не моего типа. Я люблю более крупных мужчин…

— Глупости! — возмущенно воскликнула Симона, будто недооценкой привлекательности нового полицейского задевала ее лично. — Что значит «более крупных»? Дело не в размере, а в том, насколько мужчина сильный и тренированный! У меня глаз наметанный, ты уж мне поверь: этот месье англичанин справится с любым из наших парней. Видела, как он двигается? Сразу ясно — боевая машина!

— Хорошо, хорошо, — устало отозвалась Зоэ. — Договорились. Тебе нравится новый полицейский начальник, мне — не особенно. Если меня и привлекают боевые машины, то в кино, а не в жизни.

Обычно разговор с подругой помогал Зоэ расслабиться даже в самых тяжелых ситуациях: после разрыва с Пьером, например, или тогда, когда сестренка ее бросила и перебралась в большой город. Но сейчас испытанное средство не действовало — Зоэ оставалась по-прежнему напряженной. Похищение фамильных драгоценностей, а после еще и общение с вымогателем — слишком много неприятностей за последние несколько дней!

— Ладно, Симона, лучше расскажи, как там мой крестник. Выучил какие-нибудь новые слова?

— Пытаешься сменить тему, — подметила проницательная подруга.

— Да, потому что прежняя мне наскучила. Так что у нас говорит малыш Жан?

— Ну, в данную минуту бормочет что-то вроде «ся-ся-ся» и дергает меня за подол. Если это называется «говорить», то я тебе ответила. Впрочем, чего еще ждать от годовалого малыша? Вряд ли в ближайшее время мы услышим, как Жан читает стихи.

— Он очень умный ребенок, — возразила Зоэ. — Знает больше слов, чем многие дети в его возрасте. Я по нему уже соскучилась… Так интересно смотреть, как эта кроха постигает окружающий мир!

— Да, ты готова смотреть на своего крестника целыми днями, — подтвердила Симона. — Жалко, что детям, кроме внимания, требуется еще Бог знает сколько вещей! Кормить их надо, купать, менять пеленки, отнимать всякие мелкие предметы, которые они пытаются засунуть себе в рот… Вот сейчас, пока мы разговариваем, Жан уже попробовал съесть катушку ниток. Еле успела отнять. Как же мне все это надоело!

Впрочем, Симона только притворялась недовольной. И Зоэ отлично знала, что подруге безумно нравится возиться с сыном. Даже самые неприятные обязанности радовали молодую мать.

— Кого ты пытаешься обмануть? — поддразнила она. — Ты же обожаешь Жана. Если не видишь его пару минут, начинаешь скучать.

— Ну, в общем, Ты права… Думаю, с детьми всегда так: ужасно устаешь, но ни на что не променяешь эту усталость. Когда у тебя будут свои дети, ты меня поймешь.

Свои дети… Бог весть, когда они будут и будут ли вообще! Чем дальше, тем больше Зоэ сомневалась, что ее уютный домик зазвенит детскими голосами. Мечта о добром муже и выводке малышей в годами выглядела все более несбыточной.

Прижимая трубку плечом, Зоэ стояла у окна, глядя в вечерний сад. Запах жасмина всегда ее радовал; если не думать о том, что этот садик она сажала еще во времена Пьера, надеясь, что скоро в нем будут играть их дети… Зоэ смотрела на выращенные ею цветы и чувствовала, что на глаза наворачиваются слезы.

Вдруг у калитки возникла темная мужская фигура. Постояла неподвижно, во что-то вглядываясь, будто пыталась разглядеть номер дома. Потом подняла руку, чтобы позвонить. Зоэ вздрогнула — она различила в свете фонаря полицейскую форму, русые, коротко подстриженные волосы… Это он! Оливер! Зачем же он явился? А вдруг… вдруг он сделал какие-то выводы после ее разговора в кафе «Две канарейки»?

Зоэ прижала ладонь ко рту, подавляя вскрик.

— Эй, ты куда пропала? — тревожно позвала Симона на другом конце провода. — Я тебя чем-то обидела? Не молчи!

— Прости, мне срочно надо идти, — поспешно ответила Зоэ и закрыла трубку рукой, чтобы подруга не услышала звука колокольчика. — Поговорим завтра.

— Что случилось?

Но Зоэ уже повесила трубку. Завтра придется выдумать для Симоны какое-то объяснение. А пока… Рука молодой женщины невольно потянулась к выключателю, но остановилась на полпути. Что может быть глупее, чем притворяться, будто тебя нет дома? К тому же уже поздно: Оливер наверняка видел свет в окнах, а может, и ее силуэт в окне.

И вообще, сказала себе Зоэ, нет причин для волнения. Я ведь не нарушила никаких законов! Может быть, Оливер принес добрые вести о пропаже… или недобрые. А вдруг он догадался, что меня шантажируют?

В любом случае стоять и переживать не имело смысла. Надо отпереть дверь, иначе время начнет работать против нее.

Оливер впервые увидел эту женщину сегодня утром, когда пытался связаться с департаментом в Кийане, где располагалось представительство округа. Он с утра зашел выпить кофе, прежде чем отправиться на новое место службы, и заодно решил воспользоваться телефоном в кафе — так сказать, совместить приятное с полезным. Но дозвониться оказалось весьма сложно.

— Оставайтесь на связи, — сообщила приветливая секретарша. — Месье Каре сейчас подойдет.

— Передайте ему, что звонок довольно срочный. Это Оливер Сайленс, новый начальник отделения полиции Пюилорана. Я звоню из…

Но было уже поздно, трубка где-то далеко-далеко стукнула о стол. Сейчас секретарша пойдет звать Шарля Каре к телефону, а тому и в голову не придет вернуться в кабинет до окончания перекура или чем он там еще занимается. Оливер уже знал, как работает полиция в маленьких спокойных городах. С утра все собираются поболтать за чашечкой кофе, потом начинается сиеста, а там уже и вечер, и пора домой… Его, бывшего моряка, привыкшего к железной дисциплине, такой подход к работе очень удивлял. Особенно если речь шла об охране правопорядка…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.