Хроника становления

Борискин Александр Алексеевич

Серия: Семья попаданцев [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Хроника становления (Борискин Александр)

Александр Борискин

Хроника становления

ПРОЛОГ

В 10 часов утра в пятницу, 1-го марта 1895 года, в Париже у входа в квартиру Пьера де Кубертена стояли двое мужчин и пытались достучаться до хозяев квартиры. Наконец за дверью послышались шаги, скрежет открываемых запоров, и дверь отворилась. На пороге стоял молодой мужчина, чуть за 30, с большими роскошными усами, одетый в длинный халат коричневатого цвета, с заспанным лицом и недоумением в глазах. Он вглядывался в лица незваных гостей, стараясь припомнить, кто они такие.

- Мосье Пьер де Кубертен? — спросил один из мужчин. — Простите за неожиданный визит, но мы в Париже проездом, у нас очень мало времени, а повидаться с Вами и познакомиться лично очень хотелось!

— Кто Вы, господа? Хотя, конечно, пройдите в квартиру. Нечего стоять на пороге. Извините за мой вид, вчера поздно лег спать. Раздевайтесь!

Гости прошли в гостиную и расположились за столом. Пьер сел напротив.

— Позвольте представиться: Бецкий Петр Иванович, промышленник из России, мой компаньон Соколов Александр Геннадиевич. Вот наши визитки.

— Очень приятно. Я представляться не буду. Раз Вы пришли сюда, значит, знаете, кто я такой. Слушаю Вас.

— Нам известно, что 23 июня прошлого года на конгрессе в Сорбонне было принято решение об образовании Международного олимпийского комитета (МОК), в котором Вы избраны Генеральным секретарем. Мы с коллегой являемся сторонниками возрождения олимпийского движения в мире и хотели бы принять в этом самое активное участие.

— Так Вы из России? Знакомы ли Вы с генералом Бутовским Алексеем Дмитриевичем, представителем России в МОК?

— Да, познакомились перед поездкой в Европу в январе. Он и посоветовал навестить Вас в Париже. Личные отношения весьма способствуют деловым. Тем более, что мы готовы рассмотреть вопросы материальной поддержки МОК не только в России. Хотелось бы узнать о Ваших планах, кроме уже озвученных по поводу проведения первых олимпийских игр летом 1896 года в Афинах.

Разговор продолжался более двух часов, поскольку тема разговора очень интересовала обе стороны. В итоге было достигнуто соглашение о финансовой поддержке российскими промышленниками МОК взамен на эксклюзивное право использования его эмблемы для рекламы выпускаемой ими продукции в мире, и наименования: "Официальный меценат олимпийских игр".

По пути на железнодорожный вокзал Gare Nord (Северный вокзал) Александр сказал Петру Ивановичу:

— Начало положено. Первый шаг в претворении нашего плана в жизнь сделан.

— Я как подумаю, сколько надо еще сделать, сколько проблем решить, чтобы хоть на "йоту" приблизиться к конечной цели…

На вокзале они сели в поезд, отправляющийся в Амстердам. В Лондоне, откуда они прибыли в Париж, все было готово для открытия лесоторговой базы "Русский Лес". В Амстердаме завершалась подготовка к открытию аналогичного магазина. Надо было проконтролировать ход отделочных работ, готовность персонала и поступление товаров. Пока зима, товары в Европу доставлялись по железной дороге. Как только вскроется Финский залив, два сухогруза, приобретенные “гостями из будущего”, начнут курсировать между Санкт-Петербургом и Англией, Голландией и Германией, обеспечивая магазины товарами.

Затем остановка в Берлине для этих же целей и — на родину.

Глава первая. Спустя три года

Алексей продолжал заниматься медициной. В 1896 году к нему обратилась супруга Московского генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича Романова — Елизавета Федоровна, очень религиозная женщина. Об Алексее она узнала от своего духовника — одного из иерархов московского духовенства. У нее был очень "щепетильный" вопрос, который ей было "неловко" прояснить у других врачей:

— Отец Алексей, как мне правильно поступить? Мой муж не живет со мной, как с женой. Но я люблю его и хочу иметь детей.

Перед венчанием мы договорились, что наш брак будет духовным, без физической близости. Меня умиляло, что мой жених, как и я, готов хранить обет девства. Уже после свадьбы я узнала, что этот обет мой супруг воспринимает весьма специфично. Внешне же все выглядит вполне добропорядочно, в семье царит согласие, а окружающие, видя нас, умиляются — какая красивая пара. Члены императорской фамилии относятся ко мне с заботой и пониманием, зная, какой тяжелый крест выпало мне нести.

Мое религиозное воспитание не позволяет мне нарушить обет, данный при венчании, и завести ребенка от другого мужчины.

— Елизавета Федоровна! Все в руках Божьих! Подумайте, может быть, Бог пошел Вам навстречу, послав в мужья именно Сергея Александровича!

— Я не понимаю Вас, что Вы имеете в виду?

— Может быть, Господь Бог, таким образом, уберегает Вас от страданий за своих детей и потомков.

— Но как это может быть?

— Ваша бабушка, английская королева, является носителем наследственной болезни — гемофилии, которую передала Вам и вашей младшей сестре: императрице Александре Федоровне.

— Я ничего об этом не знаю! Что это за болезнь?

— Гемофилия — наследственное заболевание, связанное с нарушением коагуляции (процессом свёртывания крови); при этом заболевании возникают кровоизлияния в суставы, мышцы и внутренние органы, как спонтанные, так и в результате травмы или хирургического вмешательства. При гемофилии резко возрастает опасность гибели пациента от кровоизлияния в мозг и другие, жизненно важные органы, даже при незначительной травме.

Если у Вас родится мальчик, то с очень высокой вероятностью он приобретет эту болезнь от Вас. Если девочка — то она станет носителем этой болезни, и хотя сама может ею не болеть, но передаст своему потомству по мужской линии.

— Но значит и Александра Федоровна, при рождении мальчика, передаст ему эту болезнь?

— Да, с очень большой вероятностью.

— Почему же мы об этом ничего не знаем? Моя сестра и Император очень ждут наследника. Пока у них рождаются только девочки. А откуда об этом знаете Вы?

— В сферу моих научных интересов входит и изучение наследственных болезней. Изучая их, я установил, что в семье английских королей иногда проявляются симптомы гемофилии. Дальнейшее изучение этой болезни позволило мне с очень большой вероятностью предсказать передачу гемофилии наследникам мужского пола у Вас, а значит и у Вашей сестры.

— Боже мой! Бедная Алиса! Что с ней будет, когда она узнает об этом несчастье! Надо ее предупредить. И Императора!

Я Вам так благодарна за то, что Вы сняли с меня такой тяжелый груз! Да, Бог уберегает меня от излишних страданий!

— Я не уверен, что Вы поступите правильно, сообщив сестре о грядущем несчастье. Помочь ей этим Вы не сможете, а вот расстроить императорскую чету — безусловно! Тем более, что эту болезнь, может быть, удастся значительно облегчить, хотя излечить — нет. Мои исследования и новые лекарства, над которыми я работаю, надеюсь, будут способствовать этому. Но вот когда они будут готовы — я не знаю!

— Спасибо! Я подумаю, как лучше поступить. А Вы продолжайте работать над новыми лекарствами! И ничего, что больных гемофилией мало, им тоже нужна помощь. Обращайтесь ко мне за содействием в любом случае — я всегда постараюсь Вам помочь! До свидания.

После этой встречи и разговора, Алексей стал намного активнее заниматься исследованиями и поиском лекарств, способных облегчить страдания больных гемофилией. Даже в начале 21-го века не было лекарств, с помощью которых можно излечить гемофилию. Что же говорить о конце 19-го века! Механизм болезни был ему ясен, но для создания лекарств необходимо наличие биохимической лаборатории, приборов и материалов, а также различных химических соединений, применяемых в фармакологии. А самое главное — теоретических разработок по этой тематике. Но "дорогу осилит идущий", и Алексей продолжал, хотя пока и безуспешно, работу над лекарством в современнейшей лаборатории, организованной на его личные средства в оториноларингической клинике, построенной к тому времени на медицинском факультете Московского университета.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.