Заклинатель змей и другие эстонские сказки

Якобсон Аугуст

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Заклинатель змей и другие эстонские сказки (Якобсон Аугуст)

I

Чудесные то были вечера, когда отец рассказывал нам старинные сказки, брал нас на руки, сажал на колени, играл нам на рожке, подбрасывал в воздух, возился с нами — чудесные!

Всякие истории рассказывал нам отец — и о чудесах, и о случаях из жизни, о волках и медведях, о лисах и мудрых птицах, о добром и злом брате, о пилах, которые сами пилят, и о топорах, которые сами рубят, о ветрах и бурях и о многом-многом другом.

Затаив дыхание, слушали мы с братом эти чудесные истории, удивлялись мудрости людей и зверей и спрашивали отца:

— А как же разговаривали звери, ведь они не умеют говорить?

Отец шутливо отвечал:

— В старину все было иначе. В старину и камни были мягкими, и птицы умели разговаривать, и вода горела…

И тут начинались истории!

Эрнст Петерсон Сяргава

Юхан Кундер (1852–1888)

Как черт волка сотворил

Когда Старик-бог сотворил мир и всех зверей, спросил он у черта:

— Как ты думаешь, черт, хорошо ли я поработал? Может, чего не хватает — нужного растения или полезного животного? Или, может быть, горы недостаточно высоки и озера недостаточно глубоки?

Очень понравилось черту, что бог с ним советуется. Набрался он храбрости и говорит:

— Хулить твою работу я, конечно, не могу, но, на мой взгляд, не мешает создать еще одного зверя.

— Какого же зверя? — с удивлением спросил бог.

— Ну, такого, — ответил черт, — который бы мог лес защитить, чтобы озорные пастушки кору с деревьев не обдирали и веток не ломали и чтобы зайцы и козы молодые побеги не грызли.

— Так разве ж я не поселил в лесу медведя и змею? — спросил Старик-бог.

— Поселил, — ответил старый черт, — но только, как наступит зима, эти сторожа спать завалятся, и станет лес беззащитным, словно сиротка.

Захотелось старому черту самому такого зверя создать, который бы стал слабых божьих тварей уничтожать и повсюду зло творить.

— Какого же зверя, по-твоему, не хватает? — спросил бог.

— Я бы сам хотел создать этого зверя, если ты не возражаешь, — попросил старый черт.

— Ладно, я не возражаю, — сказал Старик-бог.

— Об одном только я тебя попрошу, я сам не в силах вдохнуть жизнь в моего зверя. Если пообещаешь мне сделать это, увидишь, что мой зверь будет нисколько не хуже твоих.

— Выполню и это твое желание. Как закончишь своего зверя, приделаешь ему рот и глаза куда следует, скажешь: «Встань и съешь старого черта!»

— Гм, гм, съесть-то всегда успеется! — пробормотал черт и исчез в лесной чаще. Набрал он камней, прутьев, веток и мха. Принес из деревенской кузницы два тлеющих угля и пригоршню гвоздей.

Ночью принялся за работу.

Позвоночник сделал из толстого кола, голову из большого пня, заднюю часть из кирпичей, переднюю — из веток и прутьев, хвост из папоротника, а ноги из стволов ольхи. Вместо сердца положил камень. Покрыл туловище мхом, глаза сделал из раскаленных углей, а когти и зубы из гвоздей.

Когда зверь был готов, обрадовался черт и назвал его волком.

Но в волка надо было еще вдохнуть жизнь.

Вспомнил тут черт, что ему Старик-бог сказал, и произнес:

— Вставай, волк, и съешь…

Волк поднял голову и облизнулся.

Старый черт так перепугался, что больше не мог вымолвить ни слова.

Тут пришло ему на ум злое дело совершить, и он быстро воскликнул:

— Вставай, волк, съешь Старика-бога!

Но волк даже кончиком хвоста не пошевелил.

Сколько ни повторял старый черт эти слова, волк как будто и не слышал его. Пошел тогда черт снова к богу и говорит:

— Неправильные это слова! Не встает волк.

— А так ли ты сказал: вставай, волк, съешь старого черта?!

Ничего не ответил старый черт и пошел обратно. Крикнул он еще раз: «Вставай, волк, съешь Старика-бога». Но не тут-то было. Тогда отошел он от волка подальше и снова крикнул: «Вставай, волк!» И совсем тихонько добавил: «Съешь старого черта!»

Как вскочит тут волк! Как кинется, точно ветер, за старым чертом, вмиг бы загрыз его, да только тот успел под большой камень спрятаться.

С тех пор стал волк самым заклятым врагом черта, все ходит да высматривает, как бы напугать его. Позвоночник у волка крепкий, как кол в заборе, зубы и когти острые, как гвозди, глаза сверкают, как угли, и весь он покрыт густой шерстью. И сердце у него твердое, как камень, когда он безвинных ягнят таскает и загрызает. Если кинуть в него камнем, он разозлится. А случится, что пастушонок огреет его хворостиной, так ему стыдно становится, что он три года к этому стаду и близко не подходит.

Если осенью тебе случится увидеть на опушке леса его горящие глаза, то знай — это он старого черта подстерегает.

Аугуст Якобсон (1904–1963)

Откуда взялись мыши и кошки

Давным-давно жил на свете очень работящий и старательный хозяин, но был у него один недостаток: он то и дело чертыхался.

Однажды, возвращаясь из города, работящий и старательный хозяин решил немного отдохнуть и выпить в трактире рюмочку вина. Тем временем его лошадь, стоявшая в ожидании хозяина у коновязи близ трактирной двери, потоптала копытами упавшие наземь вожжи. Работящий и старательный хозяин рассердился на лошадь и заорал:

— Вожжи в навоз втаптывать! Чтобы тебя черт побрал, безмозглую скотину!

Потом он поднял с земли и расправил запутавшиеся вожжи и поехал домой.

Дорога к дому работящего и старательного хозяина вела лесом. Как только он миновал опушку и выехал на свой деревенский выгон, перед ним, откуда ни возьмись, появился чернявый старикашка, вежливо поздоровался и сказал:

— Золотой ты человек, братец! Нет-нет да и вспомнишь обо мне. Видишь, а я — легок на помине — и явился за своей лошадкой. Тебе она, выходит, и впрямь не очень нужна, а мне, бедняку, еще как пригодится, чтобы перевозить грешные души.

— Как это за своей лошадью? За какой еще лошадью? — удивился работящий и старательный хозяин.

— За той за самой, что впряжена в твою телегу. Ты же сам у трактира говорил: «Чтобы тебя черт побрал, безмозглую скотину», — любезно объяснил старичок.

— Но ведь ты же все-таки не..? — испугался работящий и старательный хозяин.

— Тсс-тсс, не произноси этого вслух! Я, я, вот именно, я сам и есть! — сказал незнакомец и захихикал.

Работящий и старательный хозяин похолодел от ужаса, но взял себя в руки и сказал, пытаясь улыбнуться:

— Иди ты! Это же я просто так, к слову сказал, не мог же я всерьез кому-то пообещать свою верную сивку-бурку!

Незнакомец покачал головой.

— Врешь, брат! — сказал он. — Когда настоящий мужчина что-нибудь обещает, то он свое слово держит. Только один гордец, что живет там, наверху, на небе, только он один считает, что может дать слово, а потом его нарушить. А кто мы такие, чтобы бросать слова на ветер? Нет, братец, мы маленькие, простые труженики — только и всего, нам приходится всегда оставаться честными! Ну-ка, давай, давай, вылезай из телеги! Ее ты мне не обещал отдать, так что вези ее себе к дому. Чужого мне не надо, но и своего отдавать не собираюсь.

Работящий и старательный хозяин взмолился жалобным голосом:

— Прости меня, дорогой чертушка, я больше никогда не буду бросать слова на ветер! Ты ведь всезнающий мужик, все видишь и слышишь, скажи-ка мне, будь добр, как я смогу обходиться без своей лошаденки, как прокормлю свое семейство, как заработаю детишкам на одежду и обувь?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.