Аромат обмана

Копейко Вера Васильевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Аромат обмана (Копейко Вера)

Вера Копейко

Аромат обмана

Копейко, Вера Васильевна. Аромат обмана : [роман] / Вера Копейко. — Москва : АСТ : Астрель, 2007. — 316, [1] с. — (Русский романс)

ISBN 5-17-042862-6, 5-271-16097-1

Аннотация

Ева и Лилит, — они же подруги детства Евгения и Лиля. Теперь одна из них — самозваная «целительница», властительница тел и душ своих наивных и богатых пациентов — играет чужими судьбами. Но однажды Судьба сыграет уже с ней.

И ставкой в раскладе станет то, о чем мечтает каждая женщина…

Любовь? А можно ли в нее верить?

Страсть? А стоит ли ей отдаваться?

Тонкий, пьянящий аромат обмана дурманит даже обманщицу…

Однако что случится, когда она придет в себя?

Вера Копейко

Аромат обмана

1

— Тебе… Мне… Тебе… Мне… — бормотала Евгения, раскладывая по аккуратным стопкам зеленые бумажки. Светлые прямые волосы, закрывшие половину лица, подрагивали от быстрого дыхания.

— Ничто так не сближает друзей, как вместе заработанные деньги, — с легкой усмешкой заметила Ирина Андреевна.

— И честно поделенные, — уточнила Лилька, приподняв острый подбородок.

Она давно сидела вот так, вплотную придвинувшись к столу, покрытому тяжелой гобеленовой скатертью. Положив руку на руку, уткнувшись носом в эту конструкцию, Лилька неотрывно следила за движениями «вечной подруги».

Ирина Андреевна Карцева, мать Евгении, наблюдала за девушками с особенным нетерпением. Она дождалась момента, когда в руках дочери больше ничего не было, и спросила:

— Моя наука не подкачала, я правильно понимаю? Если все это на самом деле ваше? — она кивнула на стол.

Дочь убрала волосы, повернула к ней розовое от удовольствия лицо:

— А чье же, по-твоему?

— Здорово разбогатели, — добродушно рассмеялась мать.

— Еще бы, — фыркнула Лилька, привычно-капризно скривив губы, яркие от помады. Она подняла голову, но руки со стола не убрала. Зачем, если ее доля денег лежит на скатерти. Она тоже повернулась к Ирине Андреевне, с усмешкой заметила: — Так, как мы, не потели в Древнем Египте или Древней Византии.

— Там было и без того жарко, как пишут историки, — улыбнулась Ирина Андреевна. — Кстати, ваши знакомые историки тоже про это пишут.

Евгения быстро кивнула, снова порозовев. Она понимала, о ком говорит мать. Лилька едва заметно поморщилась. Имени Кости, самого близкого друга Евгении, никто не произнес, но все понимали, о ком речь. Это он историк, он специалист по Древнему миру.

— Трудно пришлось? — с явным сочувствием спросила Ирина Андреевна, нарушая возникшую паузу.

— А как вы думаете? — в голосе Лильки прозвучало легкое возмущение. — Целый месяц прыгать вокруг полосатых тварей! Почти что спрашивать: не хотите ли морковки? А может, изюминку вместо нее? Как вам у нас после родного Мадагаскара? Внушать: есть сладкое — полезно. Оно даст вам энергию для победы. — Лилька фыркнула. — Знаете, сколько ночей мучилась Евгения? Переводила статьи какого-то австралийского придурка, помешанного на этих на-секомых. — Лилька таким странным образом разделила привычное слово, что все трое расхохотались от неожиданного эффекта.

— Этих «секомых» ты готова высечь за капризы? — предположила Ирина Андреевна.

— Хуже, — буркнула Лилька. — Если бы не верила… — Она чуть-чуть отодвинулась от стола, шумно вздыхая. Ее высокая грудь, на которую всегда засматривались мужчины, поднялась еще выше. Она выдохнула — грудь опустилась: — Если бы не верила в вашу приманку, Ирина Андреевна, я бы точно что-нибудь сделала с этими тварями.

— Брось, — одернула ее Евгения. — Никакие они не твари, а очень интересные существа. Представляешь, мама, — она повернулась к Ирине Андреевне, — какие сообразительные. Вмиг научились отличать геркулес от тертых яблок. Точно так, как пишет австралиец. Оказывается, в стране кенгуру и коала — этот ученый автор на редкость банально называет свою страну, — она поморщилась, — сходят с ума от тараканьих бегов.

— Это не тараканы, а настоящие беговые лошади, — ворчала Лилька, не сводя глаз со стопки денег. Она постукивала пальцами рядом с ней. Ей давно хотелось положить их в сумку. — Восемь сантиметров длиной, а усы!..

Ирина Андреевна слушала, глядя то на дочь, то на ее подругу. В общем-то, Лилька не просто подруга дочери, а нечто большее. С самого рождения. Даже с предрождения… Ирина Андреевна наблюдала за ней так, как никогда и никто за Лилькой Решетниковой не следил. На то есть причины…

— Вы мне ответьте наконец прямо и точно, — Карцева снова попыталась пробиться сквозь стену неприкрытого восторга, который у обеих выражался по-разному. У Лильки — ворчанием и деланным неудовольствием, у дочери — отчетливо, ясно, без кривлянья. — Ведь именно наука помогла выиграть забег вашим подопечным, а вам — получить эти деньги? — Она показала на стол.

— Вы требуете публичного признания собственной роли в нашей победе, доктор Карцева? — сурово сведя брови, спросила Евгения. Она повернулась к Лильке, призывая ее тоже восстать. Подруга попробовала, но Лилькины ярко накрашенные губы не могли изобразить гримасу возмущения — мешал восторг.

— Не значит ли это, что мы обязаны поделиться с вами? — Евгения старалась придать голосу несвойственную ему строгость. Она нарочито медленно отодвигалась от стола, открывая взгляду матери деньги, которые на нем лежали. — Уж не хотите ли вы, доктор Карцева, отнять у нас часть гонорара? — она едва удерживалась от смеха.

— Обычно договариваются на берегу, — быстро проговорила Лилька, инстинктивно дернувшись к своей кучке. По голосу было ясно — сейчас она не играла. Потом взглянула на Евгению и тоже отодвинулась, но не так далеко, как она. — Договариваются на берегу о цене за перевоз, — объяснила Лилька, внезапно усомнившись, что Карцевой знакома эта присказка.

— Я ни на что не претендую, — Ирина Андреевна рассмеялась, подняла руки. В свете настольной лампы блеснуло обручальное кольцо на левой руке. Она не снимала его со дня смерти мужа. — Я только хочу услышать оценку моей приманки.

— Отлично, — признала Евгения, — она сработала. Ты выиграла, мама! Но не деньги, — она подмигнула Лильке.

— А что же? — Ирина Андреевна наклонила голову набок, брови поползли под русую челку. — Как интересно. Что же там еще давали?

— Ты выиграла… нас. Потрясенные, мы готовы сдаться. Тебе. Как только получим диплом. Мы согласны работать за тот мизер, который ты платишь своим сотрудникам. Так, Лилит? — она повернулась к подруге.

Лилька от неожиданности открыла рот. Конечно, она готова! Она думала об этом. Она хотела. Но могла ли рассчитывать на удачу? Отношения Евгении с Костей приводило ее в уныние. Было ясно — Евгения получит диплом, выйдет замуж и уедет. А зачем она, Лилька, нужна Ирине Андреевне без нее?

— Так, Ева! — в тон подруге ответила Лилька.

— Гм-м… Мне как, радоваться? — спросила Ирина Андреевна. Она посмотрела на одну, потом на другую. Она видела сияние Лилькиного лица, но это понятно. Неясно, почему Евгения хочет работать. Если честно, дочь ее немного удивила. — Разве у тебя нет других планов?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.