Точка взрыва. Россия, Кавказ и Ближний Восток

Колеров Модест

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Точка взрыва. Россия, Кавказ и Ближний Восток (Колеров Модест)

Олег Иванников

Сирия: арабская рулетка

Современные формы и методы межгосударственной борьбы

Политика, экономика и военная безопасность настолько тесно переплелись в современном мире, что известное изречение Клаузевица «война есть продолжение политики иными, насильственными средствами», — для наших дней требует определённых уточнений. В условиях разгорающейся глобальной борьбы за стратегические запасы природных ресурсов и источники энергии, его вполне справедливо заменить фразой «…насильственными средствами для обеспечения экономического выживания государства». Многообразие форм и сфер, в которых сегодня осуществляется противоборство на межгосударственном уровне, зачастую стирает грань, например, между политическими и экономическими мерами и применением классических боевых действий. Подчас тяжело дать чёткое определение, какая из этих форм более гуманная. Что страшнее: экономическое эмбарго, результатом которого станет безработица, массовое обнищание беднейших слоев населения, повышение преступности и смертности, активизация суицидов? Или скоротечная военная кампания, в результате которой планируется физическая ликвидация нескольких десятков человек, с тем же итоговым результатом, который был заложен в экономические санкции?

Война всегда была дорогостоящим мероприятием. Современная война — дорога как никогда ранее. По мере развития и совершенствования оружия и средств поражения, увеличения на порядки стоимости ведения боевых действий, характерных для войн 60–70-х годов двадцатого века, кардинально изменилась сама концепция применения военной силы. Современные войны перестали быть компетенцией исключительно военных. Сегодня важно не только сокрушить военную мощь противника, гораздо важнее лишить его самой возможности оказывать противодействие в военной сфере. Современная война направлена на усиление экономических возможностей страны-агрессора, при минимальном ущербе экономике и инфраструктуре противника, которые сразу после окончания военной фазы должны начать работать на потенциал победителя.

Современное общественное мнение не воспринимает методы тотальной войны. Массированное применение военной силы, жертвы среди мирного населения, толпы людей, оставшихся без крова и средств к существованию, — такие последствия теперь считаются антигуманными и предполагают оказание пострадавшим всесторонней (в том числе и материальной) помощи, естественно за счёт тех же налогоплательщиков. Это существенно увеличивает издержки на всю военную кампанию.

Поэтому в США была разработана концепция бесконтактной войны, основанная на абсолютном превосходстве в воздушнокосмическом пространстве и возможностях глобального ведения разведки на территории противника. Нанесение точечных ударов по войскам, объектам военной и гражданской инфраструктуры, без возможности противника нанести ответный удар, негативно сказывается на моральном духе населения, подрывает веру в руководство и в конечном итоге приносит ожидаемый результат. И никаких толп беженцев, никаких жертв среди мирного населения, а экономика вчерашнего противника готова в сжатые сроки заработать заново под кредиты Вашингтона и их союзников.

По мере развития информационных технологий появились концепции информационных и экономических войн. Как правило, они проводятся в виде самостоятельных действий, с применением всех ресурсов государства, и при успешной реализации поставленных задач позволяют достичь нужного результата без привлечения армии или свести её участие к минимуму.

Например, сейчас тяжело сказать, дойдёт ли ситуация в Сирии до открытой интервенции со стороны США и их союзников. Но в информационной войне Дамаск уже потерпел оглушительное поражение. И дело не в направленности вещания CNN и большинства других зарубежных информационных каналов. Это малая часть арсенала информационной войны. Но этому предшествовали: подготовка пятой колонны среди руководства Сирии, в том числе и военного; задействование внутренних противоречий для формирования оппозиции и обеспечения массовости и продолжительности антиправительственных выступлений; обработка международного общественного мнения в необходимости военного вмешательства во внутренний сирийский конфликт и т. п. Очевидно, что сценарий по развалу Сирии готовился не один день и его реализация началась как минимум за 1,5–2 года до первых выступлений так называемых оппозиционеров.

Экономическая война построена на обеспечении и поддержании технологического превосходства над потенциальным противником, ограничении его доступа к стратегическим технологиям, источникам сырья, создании различных торговых, таможенных, финансовых и других ограничений. Перед Первой мировой войной список стратегически важных материалов, необходимых для ведения войны, насчитывал более 40 позиций. Кстати, нефть в первую десятку не входила. Во время Второй мировой войны количество таких материалов уже превышало 90, и СССР, несмотря на размеры своей территории и наличие в своих недрах почти всей таблицы Менделеева, не обладал всем необходимым. По оценкам экспертов, к середине 80-х годов речь шла о почти 300 стратегических материалах и элементах, необходимых для разработки и создания современных образцов вооружения.

Фактически война против Сирии уже давно начата. И руководство Сирийской Арабской Республики уже имело возможность ощутить на собственном опыте, что гораздо проще отражать налёты авиации противника или готовить страну к отражению внешней агрессии, нежели сдерживать натиск противника в «небоевых» сферах. Ущерб от этих действий ничуть не меньше, чем от прямого военного вмешательства.

И самое главное — нужно учиться на чужих ошибках. Любая страна, ограничивающаяся подготовкой к классической войне, т. е. войне вчерашнего дня, уже по определению её проиграла. В любой войне, в самом широком смысле этого определения, как правило, побеждают инновации. Америка и её союзники сделали ставку на технологическое и качественное превосходство своих армий, позволяющее им органично вписываться в общий контекст глобальных войн. Кто в этих действиях выступает в качестве основных действующих лиц? Авиация, спецназ, морская пехота. Вы не задумывались над тем, почему самые активные действия планируются на тёмное время суток? Кстати, по этой схеме планировалась операция и грузинской армии против Южной Осетии в 2008 году (интересно, а кто всё-таки её планировал? Судя по исполнению, явно не грузинский генеральный штаб). Да потому, что количество приборов ночного видения и ночных прицелов в американской армии в десятки раз больше, чем в любой другой. Это простейший пример опасности технологического отставания в области вооружений.

Я не зря ранее сделал акцент на общем описании концепции бесконтактных войн. Этот тоже своего рода инновация. Но кто еще сегодня в мире способен так же успешно реализовать подобный алгоритм действий? К сожалению, это касается и нас, так как кампания августа 2008 года наглядно продемонстрировала, к какой войне готовится наша армия. Надеюсь, опыт последних лет тщательно проанализирован и соответствующие выводы сделаны. Нельзя забывать, что в современной войне залпы орудий скорее напоминают не начало боевых действий, а отдание последних воинских почестей на похоронах побеждённых…

Ближневосточная нефть и мировая экономика

После Второй мировой войны, которую окрестили «войной моторов», значение нефти ощутимо возросло. Мало того, с середины XX века нефть стала основой современной экономики. Доля нефти в общем потреблении энергоресурсов в 1939 году составляла чуть более 17 %. В 1950 году этот показатель уже равнялся 24 %, в 1972 году — 41 %, в 2000 году он составлял более 65 %.

Бурный послевоенный рост экономики в США и Европы был предопределён не только полученными контрибуциями и перераспределением сфер экономического влияния в пользу победителей, но и во многом фиксированной ценой за баррель нефти.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.