Судьба человека

Диков Илья

Жанр: Современная проза  Проза    Автор: Диков Илья   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ilia Dikov

Судьба человека

Андрею

Роза была маленькой, худенькой девушкой с лицом, постоянно овеваемым каким-то нездешним ветром. Глаза у нее были большие и мутные, как весеннее болото. Саша увидел ее на трамвайной остановке и сразу решил, что обязательно на ней женится. "Все равно я один, — подумал он, — и никого у меня нет". Он подошел и предложил девушке выпить с ним пива. Роза была не против, и уже в этот вечер позволила Саше овладеть своим худым и немного костлявым телом, которое ей самой казалось чужим и немного лишним. Постанывая и содрогаясь от неумелых, но страстных сашиных ласк, она лежала на кровати и думала о своем. Своего у нее почти ничего не было, кроме мятого платья в серый горошек, туфель и кое-какого белья, которое бесформенной кучей лежало на полу. Но Роза не унывала, зная, что вскоре все изменится, и даже улыбнулась от собственного оптимизма, когда Саша кончил и лег на кровать рядом с ней. "Кроме тебя у меня никого нет", — ласково сказал Саша, погладив ее грудь, и она снова улыбнулась, а мутных глазах на мгновение мелькнуло что-то быстрое и большое.

Через месяц они поженились. Саша просыпался каждое утро и шел на работу в архив, где переставлял с места на место толстые папки. Роза провожала мужа сонным взглядом и тут же снова утыкалась головой в подушку. Кроме кухни и спальни, она почти никуда не ходила, а все больше сидела на табуретке у окна и подолгу смотрела на суетящихся внизу людей. Люди были похожи на больших разноцветных тараканов, которых она часто видела во сне. Муж Саша тоже был для тараканом. Она наблюдала за ним изнутри, а когда он ночью залезал на нее для любви, она и себя начинала чувствовать каким-то нелепым влажным насекомым. От такой жизни ее тело сильно располнело, раздалось вширь, но она по-прежнему чувствовала себя маленькой обиженной девочкой, нераспустившимся бутоном, в котором поселился тонкий, жадный червь. Время от времени она вспоминала про Сашу и тогда запрещала ему пить пиво или, например, ездить на трамвае. Сама Роза страшно боялась трамваев, и когда они с грохотом проезжали по улице за окном она убегала в сортир и там от испуга мочилась. Однажды она услышала по радио песню про умирающие трамваи и заставила Сашу выучить ее наизусть.

Все шло обычным чередом. Саша возвращался домой поздно. Иногда он приводил с собой друзей или просто приносил бутылку водки и два лимона. Выпив, он начинал тихо плакать и все время повторял, что кроме жены у него никого нет, что он очень одинок и все его покинули. Друзья тревожно переглядывались и уходили, а Саша продолжал сидеть на кухне и плакать. Роза любила смотреть на пьяного мужа. Он казался ей ужасно смешным, и глядя на него, она часто хохотала до коликов. Сама она водку не пила, ибо видела в ней что-то подозрительное, непобедимое. Ей больше нравилось мутное красное вино, такое же непрозрачное, как и ее глаза.

Через год Роза располнела еще больше и однажды вдруг поняла, что беременна. Рассказала об этом Саше. Тот обрадовался и подарил ей букет желтых нарциссов. Роза, наоборот, загрустила. Она злилась на себя за то, что пропустила момент зарождения новой жизни, поэтому ребенок казался ей чем-то совсем чужим и лишним. У Саши вдруг появилась странная привычка: по вечерам он гладил набухающий живот жены и радостно облизывался, глядя ей в глаза. "Кроме тебя у меня никого нет!" — говорил он ей в эти минуты. Вначале Роза пугалась, но потом привыкла и даже не могла без этого заснуть. Она боялась ребенка и часто вдела во сне, как он с улыбкой на лице разрывает на части ее чрево. Дни ее постепенно заполнялись ожиданием ужаса рождения, и это ожидание было даже хуже, чем ее навязчивый и оттого уже привычный сон. "Когда же все это кончится?" — спрашивала она саму себе и угрюмо молчала в ответ.

В августе случилось несчастье: Роза попала под трамвай. Никто так и не понял, что потянуло ее на улицу. "У беременных свои причуды", — говорили Cашины друзья и пожимали плечами. В последний свой миг она успела подумать: "А ведь он, трамвай, совсем не страшный, даже наоборот, такой большой и теплый", и еще: "А что будет с ним?" Она даже хотела дотронуться рукой до окровавленного живота, но успела лишь сделать это мысленно. Ей показалось, что ребенок плачет, и эта грусть нерожденного ребенка была последним, что удалось ей почувствовать в жизни. Так, охваченная чужой грустью, она и провалилась в забвение.

После смерти жены Саша бросил пить. Hа работу он ходил, чтобы как-то отдохнуть от горя. "Никого, — думал он в отрешенности, — никого у меня нет. Было — и вот не стало, — тут он вздыхал. — Эх-х… никого нет…". И не столько о смерти жены жалел он, сколько о проковырнувшейся вдруг в нем самом пустоте и бесприютности. Словно сам себя потерял. Однажды ночью к нему пришла Роза.

— Забыл ты меня, Саша, — сказала она с укоризной, глядя куда-то вглубь, мимо него.

— Забыл? Да что ты, Розочка, — забормотал Саша. — Да как же это — забыл? Каждый день… — Он осекся и понял вдруг, что действительно забыл. Внутренняя пустота засосала ее в себя, словно он сам душой своей в эту пустоту провалился.

Роза помолчала и ушла, вздохнув на прощание. Саша повернулся на другой бок и стал смотреть закрытыми глазами в стену. "Нету меня, — подумал он, улыбаясь во сне. — Нету!" За окном грохотали трамваи, уходя в неведомый парк, тихо и умиротворенно.

Москва, 1997

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.