Старший и сильный

Емельянов Денис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Старший и сильный (Емельянов Денис)

Денис Эдвардович Емельянов

Старший и сильный

Мышонок сидел на старом пне и жмурился от солнечных лучей. Он уже подрос и окреп, но все еще оставался самым маленьким обитателем этой части леса. Мышонок научился шустро бегать между жестких стеблей травы, которой заросла вся полянка возле ручья, и ловко лазать, помогая себе своим маленьким цепким хвостиком. Он уже без особых усилий забирался на старый пень, у корней которого был вход в его родную нору, и мог подолгу сидеть и рассматривать все, что происходило вокруг. Он ведь был очень любознательный мышонок.

– Как все изменилось, – думал он, – жаль, что Подснежник не может этого увидеть.

Пожелтевшая прошлогодняя трава сменилась свежей и зеленой, на соседней сосне появились молодые шишки. Ручей остепенился, он не журчал больше так, как будто смеялся нал маленьким Мышонком, он нес всю свою воду почти неслышно и даже немного грустно. Казалось, он прощался, и тихо уходил куда-то далеко – далеко. Туда, куда уходят все ручьи и реки.

В последнее время над лесной полянкой часто пролетала пара маленьких птичек. Они были не намного больше Мышонка, но совершенно не обращали на него внимания. Все время торопливо сновали взад и вперед, озабоченно пересвистываясь на лету. Мышонок попытался было с ними поздороваться, но они так быстро проносились над старым пнем, что очевидно не хотели его замечать. Только раз он сумел разобрать, как одна птичка пропищала другой:

– Скорей, скорей, он очень голоден.

– Смешные они, – улыбнулся Мышонок, – все время куда-то торопятся.

* * *

Но вот в один из дней, забравшись на старый пень, Мышонок не увидел стремительно снующих над полянкой маленьких и серьезных птичек.

– Куда же они пропали, – забеспокоился Мышонок, он уже успел к ним привыкнуть, и без их тоненьких голосков, будто не хватало чего-то важного на этой лесной поляне. Даже солнечные лучи светили сквозь листья окружающих поляну деревьев как-то иначе, отчужденно и пусто.

– Что-то случилось, – догадался Мышонок, и прислушался. Нет, ему не показалось, из травы слышался тоненький зовущий голосок. Он чем-то напомнил Мышонку звук капель падающих с сосульки, с которой он познакомился весной, только был несравненно более одинокий и несчастный.

– Кому-то нужна помощь, – думал Мышонок, пробираясь сквозь густую траву. Звук приближался. И вот, раздвинув носиком прошлогодние листья, Мышонок увидел маленькое птичье гнездышко, а на дне его сидел птенец. Он был еще меньше Мышонка, весь покрытый мягким пухом. Птенчик открывал клювик и тихонько пищал.

– Он пытается звать своих папу и маму, – догадался Мышонок. Увидев его, Птенчик приник ко дну гнезда, зажмурился и перестал шевелиться.

– Ты что меня испугался? – удивился Мышонок, – не бойся, я самый маленький в этом лесу, меня ни кто, ни когда не боялся. Я не сделаю тебе ничего плохого.

Мышонок забрался на край гнезда и покрутил головой, осматриваясь по сторонам.

– Где же твои мама и папа?

Птенчик осторожно приоткрыл один глаз и посмотрел на Мышонка.

– Есть хочу, – пропищал Птенчик.

– Не знаю, что едят птенцы, – ответил Мышонок, – но я могу принести тебе вкусных колосков. Мне очень нравятся их зернышки.

Он юркнул в траву и через минуту вернулся с несколькими колосками, полными спелых семян.

– Попробуй, может тебе понравится, – осторожно предложил Мышонок. Птенчик приподнялся и, смешно открывая свой желтый клювик, стал глотать принесенные Мышонком зерна.

– Еще хочу, – пропищал он, быстро покончив с принесенной едой.

– Аппетит у тебя хороший, – обрадовался Мышонок и побежал за новыми колосками. Он натаскал их небольшую кучку в гнездо и строго сказал:

– Мне нужно домой к Маме, а то она будет беспокоиться. Ты сиди тихо, а то здесь полно опасностей.

При этих словах Птенчик опять прижался ко дну гнезда и зажмурился.

– Меня зовут Мышонок, я буду твоим другом. Ты пока ешь, а я скоро вернусь. Я тебя одного не оставлю, – сказал Мышонок и побежал домой.

* * *

Вернувшись в родную норку, Мышонок бросился к Маме, крепко прижался к ней и прошептал:

– Мама, какая ты у меня хорошая, как я тебя пресильно люблю!

– Что случилось Малыш? – встревожилась Мама.

– Там наверху Птенчик, его родители пропали. Я думаю, их схватил кто-то большой и страшный. А он там совсем один, и он очень маленький, пушистый и голодный.

– Это большое несчастье, – сказала Мама, – если птенец остался один, он может погибнуть. Без родителей ему не выжить.

– Если у малыша нет родителей, у него должен быть друг. Я буду его другом, Мама, – решительно сказал Мышонок и побежал обратно к гнезду. Птенчик съел уже все зернышки, сидел на дне гнезда и молчал, смешно вытягивая шею и крутя головой во все стороны. Завидев Мышонка, он обрадовался, широко открыл свой желтый клювик и громко пискнул.

– Ты что уже проголодался? – засмеялся Мышонок.

– Да очень, – ответил Птенчик, – я все время хочу есть.

– Это потому, что ты растешь, а когда растешь, все время надо кушать, – серьезно сказал Мышонок и побежал за колосками.

Так Мышонок стал кормить Птенчика. Каждый день он помногу раз бегал за зернышками, и, улыбаясь, думал:

– Я сам такой маленький, но у меня появился друг, который еще меньше и беззащитнее меня. Значит, теперь я старший и сильный и от меня так много зависит.

Птенец быстро рос, он уже был больше Мышонка, но тот не замечал этого и строго наказывал Птенчику убегая:

– Сиди тихо, не высовывайся, а если увидишь, такую лохматую и с когтями, знай – это Кошка, она очень опасная. Тогда быстро беги и прячься в норку. Ты понял меня малыш? – спрашивал Мышонок, точь-в-точь как его Мама. Птенчик кивал и сидел тихо, да и во всем остальном слушался Мышонка. Его серый пух стал рябеньким и был уже похож на нежные первые перышки. Пока Птенчик ел, Мышонок просто сидел на краю гнезда и рассказывал Птенчику обо всем, что он уже знал сам, и особенно о том, чему его научил Подснежник. О Солнце, о Ветре, о журчании воды в ручье и о том, что этот Мир такой огромный и в нем есть очень много красивого и доброго.

– Ты скоро вырастешь, научишься летать и увидишь все это сам малыш, – ласково говорил Мышонок.

– Нет, я еще маленький и летать мне совсем не хочется, – отвечал Птенчик. Он поднимал крохотную головку и смотрел сквозь переплетавшиеся травинки вверх. Там, в голубом небе, задумчиво проплывали белые облака, и иногда был виден силуэт большой хищной птицы, парящей в вышине, и оттуда высматривающей себе добычу.

– Видишь ту большую птицу? Мне кажется, что страшнее ее нет ни кого на этом свете. Ее должны бояться все, и не только птицы. Как хорошо, что она не может разглядеть нас с тобой в этом гнезде.

* * *

Так проходил день за днем, но однажды утром, Мышонок, в поиске спелых зерен для Птенчика отправился вдоль по берегу ручья. И вдруг, его чуткие ушки уловили сквозь тихий шелест травы какое-то незнакомое шуршание. Сначала он не обратил на него внимания, но странный звук приближался и Мышонок насторожился, прижимаясь к самой земле. И тут он увидел между стеблей травы, плоскую серую голову на длинной тонкой шее с желтыми немигающими глазами. Эти глаза холодно и пристально смотрели на Мышонка. Из плотно сжатой пасти вдруг появился и, мелькнув в воздухе, снова исчез тонкий раздвоенный язык. Раз и еще, и еще. Змея подняла свою голову над травой и тихо зашипела:

– Сссшшшшшшш.

– Это не Кошка, – только и успел подумать Мышонок и бросился со всех ног наутек. Похожая на старую сухую ветку болотная Гадюка, с тихим шипением, преследовала его. Выбежав на берег ручья, Мышонок увидел кусок древесной коры, плававший возле самого среза воды. Не задумываясь, он прыгнул вперед и поплыл на маленьком плоту по течению. Голодная Гадюка проводила его холодным взглядом желтых немигающих глаз. Поняв, что добыча ускользнула, змея тихо скрылась в густой траве на берегу ручья. Сердце Мышонка бешено колотилось от страха, он весь дрожал от ужаса. Но, справившись с собой, Мышонок подумал о том, что об опасности надо успеть предупредить Маму и Птенчика. Опустив свой хвостик в воду, он заработал им как веслом, направляя свой маленький плот к берегу. Совсем запыхавшись, перепуганный Мышонок прибежал домой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.